Неугомонный султан: африканский пит-стоп в дипломатии канонерок Эрдогана

Erdogan

Ранйени Мунусами

Безумно интересно наблюдать, как мир вертится вокруг автократа. Подхалимы спешат удовлетворить любую его прихоть, вооруженные до зубов люди готовы размазать об стенку любого недоброжелателя, а путешествующие вместе с ним фанаты рукоплещут любому невероятному обещанию, которое изрекают его уста.

Но гораздо интереснее наблюдать за гопником, которому не дают достичь искомого и который ничего не может с этим поделать.

Во главе серьезной делегации правительственных чиновников и бизнесменов, Эрдоган на этой неделе посетил Танзанию, Мозамбик и Мадагаскар. Он подписал соглашения о торговле с этими тремя странами и обещал серьёзные инвестиции. На первый взгляд все выглядит так, как будто Турция стремится расширить свое влияние на континенте и хочет принять участие в различных проектах, особенно связанных с развитием инфраструктуры.

Однако от речи Эрдогана о торговых отношениях веяло некоторой…безысходностью.

С самого начала было понятно, что у него имеется двойная повестка дня. Турецкие СМИ откровенно писали, что целью визитов Эрдогана является закрытие школ, управляемых движением «Хизмет» – людьми, следующими за учением мусульманского учёного Фетхуллаха Гюлена. Эрдоган обвиняет движение в организации неудавшегося военного переворота в июле прошлого года и требует экстрадиции Гюлена, проживающего в США, чтобы тот предстал перед судом.

Вы можете подумать, что у Эрдогана сейчас есть дела поважнее, чем преследование своего бывшего ближайшего союзника, 75-летнего мусульманского богослова, который проповедует альтруизм и продвигает образование.

Эрдогану необходимо убедить турецкий народ дать свое согласие на существенное расширение президентских полномочий во время апрельского референдума. Его страна вовлечена в сложные конфликтные ситуации, в т.ч. войну в Сирии, борьбу против ИГИЛ (запрещена в РФ – прим. пер.) и курдских сепаратистов РПК. Турция стала мишенью для множества террористических атак, включая самоподрывы террористов-смертников и взрыв бомбы в стамбульском аэропорту имени Ататюрка в июне, который унёс жизни 45 человек.

Однако у Эрдогана имеется какая-то одержимость движением Гюлена, и он в поте лица трудится над уничтожением огромной сети бизнесменов, судей, прокуроров, учителей, докторов и журналистов, симпатизирующих этому религиозному деятелю. Тысячи людей были посажены в тюрьмы и уволены с работы, а правительство между тем занималось захватом и закрытием СМИ.

Организованные Эрдоганом авторитарные репрессии пока что сходили ему с рук, поскольку Турция играет стратегическую роль в борьбе против ИГИЛ и заключила с Европой сделку по сдерживанию потока беженцев из Сирии. Никто в западном мире не хочет с ним ссорится, чтобы не создавать себе новых проблем.

Эрдоган приехал в Танзанию, Мозамбик и Мадагаскар, полагая, что, если он пообещает солидные инвестиции, то правительства закроют школы Гюлена и выдворят турецких граждан, которые ими управляют. Однако оказалось, что африканским государствам нравится иметь хорошо оборудованные школы, обслуживающие местную элиту и они не чувствуют себя обязанными их закрывать.

Корреспондент издания Daily Maverick был приглашен в Мапуту Международной школой Уиллоу, которую Эрдоган так отчаянно пытается закрыть. Нельзя просто взять и отмахнуться от обвинений в том, что в соседней стране действуют террористические ячейки, особенно в школе, и я воспользовался случаем, чтобы посмотреть, что там происходит во время визита Эрдогана.

Школа была открыта в Мозамбике 16 лет назад и теперь имеет свои филиалы в Мапуту и Матоле. В ней обучаются дети и внуки бывших и нынешних членов кабинета министров, а также других богатых семей Мозамбика.

Школы Уиллоу хорошо обеспечены ресурсами, имеют высокотехнологичные учебные пособия, предлагают стипендии местным детям и показывают хорошие результаты на международных олимпиадах. До начала репрессий лучшие выпускники школ Гюлена по всему миру могли поступать в турецкие университеты, также связанных с движением. С тех пор многие школы и университеты движения «Хизмет» были закрыты или перешли под контроль фонда Maarif, созданного Министерством образования Турции.

Итак, что заставляет Эрдогана верить, что школы – это авансцена учебных лагерей террористов? Да кто его знает? Трудно представить, чтобы школа с красивыми дверями и мебелью в пастельных тонах, веселыми стендами, маленькими кроватями в комнатах для сна и разноцветными спортивными залами выступала в качестве места для подготовки террористов. Возможно, турецкая разведка считает, что 620 детей, начиная от воспитанников детсада и до учащихся 10 класса, навевают не меньший ужас, чем террористы.

Конечно, в мире происходят более странные вещи, чем террористы, скрывающиеся в школе. Однако маловероятно, чтобы министры, особенно представляющие силовой блок в правительстве, позволили бы своим детям учиться в этих школах, если бы в них имела место хоть какая-либо подозрительная деятельность.

Но Эрдоган считает, что сеть Гюлена имеет далеко не благие цели и должна быть ликвидирована. Во вторник утром он провел закрытые переговоры с президентом Мозамбика Филипе Нюси, во время которых, по-видимому, был поднят вопрос о закрытии школ. Также выяснилось, что Эрдоган передал Нюси список учителей и бизнесменов, которые, по его мнению, должны быть высланы в Турцию.

Поскольку официального сообщения по этому поводу не было, трудно понять, что именно ответил Нюси. Считается, что он сказал ровно то же, что и руководители других стран, получавших подобные просьбы от Эрдогана: «Предоставьте нам доказательства».

Поскольку Эрдоган не смог представить никаких доказательств того, что движение Гюлена участвует в террористической деятельности, он покинул Мозамбик во вторник вечером, не получив того, чего хотел. Но перед этим он и Нюси выступили на деловой конференции с участием бизнесменов из Турции и Мозамбика в одном из отелей Мапуту.

В зал заседаний президентов сопровождали официальные лица и сотрудники служб безопасности. Пока Нюси беспристрастно сидел на сцене, Эрдоган осмотрел на лица людей, сидящих в комнате. Я подумал о том, что произойдет, если он вдруг увидит кого-то, в ком он узнает сторонника движения Гюлена. Будет ли этот человек казнен на месте? Будет ли он схвачен и выведен из комнаты вооруженными до зубов охранниками, чтобы исчезнуть навсегда?

А как насчет журналиста, который только что был в школе Гюлена? Мое сердце остановилось, когда один из самых крутых гопников в мире обратил свой взор на меня. Его глаза продолжили движение, а затем вновь сфокусировались на мне. Я все еще не уверен в том, что раздавшийся затем крик был лишь плодом моего воображения.

По-видимому, удовлетворившись тем, что в комнате не было нарушителей спокойствия, Эрдоган задремал во время предварительных выступлений. Когда Нюси заговорил, он начал делать заметки блестящей серебряной ручкой, собрав вокруг себя чиновников, которые отчаянно суетились, чтобы выполнить его указания. К счастью, никого насильно не выдворили из комнаты.

Нюси был достаточно учтивым в своем выступлении и приветствовал потенциальные инвестиции в свою страну. Хотя это был первый официальный визит Эрдогана в Мозамбик, в стране не было всей той шумихи, которая обычно сопровождает официальные визиты. На улицах не было турецких флагов, а репортажи о событии в мозамбикской прессе отличались лаконичностью. Мозамбикские телевизионные станции не освещали визит Эрдогана в прямом эфире.

Во время конференции Эрдоган действительно толкнул пламенную речь об экономическом потенциале сотрудничества, которую высоко оценили турецкие бизнесмены, сопровождающие его в поездке. Они стояли и периодически аплодировали его словам о перспективах строительства новых дорог, мостов, домов, аэропортов и железнодорожных линий в Мозамбике. Эрдоган хвастался бумом инфраструктурного развития в своей стране, в том числе транспортными системами в проливе Босфор.

«Все это вы можете сделать и здесь», – сказал он. «Почему бы и нет?»

Он попросил правительство Мозамбика выделить большой участок земли для постройки нового здания посольства. Он также сказал, что турки могут научить местных жителей «делать бизнес не имея денег в карманах».

Несмотря на то, что турецкая делегация рукоплескала и радовалась словам Эрдогана, реакция бизнесменов из Мозамбика была весьма сдержанной. Эрдоган явно ожидал другого приема.

Перед отъездом Эрдоган заявил сопровождавшим его турецким журналистам, что он по-дружески и по-братски попросил принимающую сторону избавиться от сторонников Гюлена. Когда его бронированный черный «Мерседес» уехал в сопровождении длинного кортежа блестящих представительских машин и автомобилей охраны, мозамбикские бизнесмены начали расходиться. Многие из них посмеивались.

«Может быть, ему повезет в другом месте», – сказал мне один из них. Так уж получилось, что никто не любит гопников – в наших районах и так полно пацанчиков местного разлива.

Top