Нет свидетелей? Придумай их!

gizli-tanık-rezaleti-1-696x441

Осуществляемый в Турции в последние годы геноцид сторонников движения «Хизмет» основывался преимущественно на фактической криминализации абсолютно законных действий граждан: «преступниками», «путчистами», «террористами» и их «подсобниками» в одночасье становились все те, кто гипотетически мог иметь хоть какое-то отношение к движению. Наличие счета в Bank Asya, подписка на газету Zaman, учеба детей в определенной школе и пр. – любой подобный пункт для турецкой полиции и судебной системы выступал «неоспоримым свидетельством виновности» того или иного лица (конечно, если речь не идет о каком-нибудь функционере из ПСР – в отношении них подобные «критерии» не действуют).

Теперь же для уголовного преследования даже подобных «доказательств» или клеветы под соусом «свидетельских показания» не требуется – полиции вполне достаточно выдумать «засекреченных свидетелей» и использовать их вымышленные показания для задержания невиновных.

Так, недавно в рамках одного из уголовных дел в нескольких сельских районах провинции Диярбакыр был задержан целый ряд «террористов», большинству из которых было от 50 до 80 лет. После того, как это уголовное дело начал рассматривать 5-й суд по тяжким уголовным делам г. Диярбакыр, адвокат одного из обвиняемых попросил суд заслушать показания засекреченного свидетеля под псевдонимом «Venüs» («Венера»). Суд направил соответствующий запрос в Управление безопасности Диярбакыра, однако в пришедшем ответе сообщалось, что в полицейских архивах «не содержится какой-либо информации или документов», касающихся засекреченного свидетеля с подобным псевдонимом.

Рис.1

Другой, более ранний пример – секретный свидетель по одному из уголовных дел, возбужденных в отношении председателя Демократической партии Народов Селахаттина Демирташа. На запрос 19-го суда по тяжким уголовным делам г. Анкары Республиканская прокуратура г. Диярбакыр сообщила, что не имеет в своем распоряжении документов, связанных с показаниями засекреченного свидетеля под псевдонимом «Mercek» («Линза»).

Рис.2

Вообще, использование показаний засекреченных свидетелей стало общим местом уголовных процессов, инициированных после 15 июля 2016 года. Схема была очень удобной: Национальная разведывательная организация (НРО) находила людей, которые подписывали представленные им агентурные данные, и делу давали ход. Затем отдельные «правоохранители» настолько обнаглели, что начали просто фабриковать совместно с НРО засекреченные свидетельские показания и посылать их в суды.

Вообще, «засекреченные свидетели», особенно вымышленные, удобны тем, что их «показания» можно корректировать по ходу дела. Показательна в этом отношении история недавно освобожденного пастора Эндрю Брансона, которого, при помощи показаний одного из засекреченных свидетелей, обвиняли в том, что он является путчистом, членом FETÖ и РПК. После недвусмысленных угроз со стороны президента США Д. Трампа и требований освободить пастора, этот «засекреченный свидетель» вдруг решил поменять свои показания, заявив о том, что он «ошибся».

Рис.3

Судьи, прокуроры и полицейские в сегодняшней Турции – это всего лишь послушные проводники того курса, который задают в высоких кабинетах.  Пойманные с поличным в ходе операций «Большая взятка», стремясь любой ценой уйти от ответственности за свои преступления, перевернули правоохранительные органы и судебную систему страны вверх дном и на личном примере показали нижестоящим, как нужно ломать законы об колено. Ментальность, выраженная словами «Выламывай дверь, хватай, а мы потом это узаконим!» или «Нужно будет, так с помощью одного прокурора и трех полицейских я объявлю их террористами», если и может что-то породить, то таких вот фальшивых свидетелей…

По материалам TR724

Top