Не приносите ислам в жертву терапевтической культуре!

Therapeutic Culture

Примерно год назад я участвовала в недельном семинаре в Нью-Йорке. Одним из преподавателей семинара был известный социолог, специализирующийся на исламе. Рассматривая вопрос об эпохе модерна и религии, он в один момент повернулся к нам и сказал: «Эпоха модерн уже трансформировала христианство, и теперь главным является вопрос о том, сможет ли она трансформировать и ислам».

Была у меня одна любимая старшая сестра [по вере].

Она занималась служением в первых рядах, посвящала этому делу дни и ночи. Одновременно с этим она была весьма культурным человеком с глубоким взглядом на вещи. Помимо классических источников движения «Хизмет» она постоянно обращалась к широкому кругу литературы и постоянно стремилась узнать что-то новое.

Прошло время и на нее, как и на всех остальных, обрушились печальные события. Ее мужа посадили в тюрьму и она была вынуждена уехать из того города, в котором жила. Привычное течение жизни было нарушено и в ее израненном сердце возникли сомнения: «В чем мы ошиблись? Ошиблись ли мы в методах? Или ошибочными были наши источники? Может, нужно было обратиться к другим методам и источникам? Как же всё это произошло?».

Эта история схожа с теми историями, которые происходили и в вашем окружении. Это история возникновения пустоты. Это история пустоты, сомнений, и последовавших за этим исканий и склонения к иному. Говорят, что природа не терпит пустоты, насколько же верно [это наблюдение]!

На почве этой пустоты в Турции взросли самые разные терапевтические течения: тета-хилинг, терапия [Божественными] именами, ангельская терапия, Рэйки-терапия и т. д. Эти течения возникли, с одной стороны, вследствие возникшей пустоты, а с другой – в результате потребности, вызванной людскими ранами. Действительно, случайно ли то, что подобные течения в Турции стали популярны именно в этот период?

Во время этого процесса я вблизи наблюдала за этой своей сестрой. Однажды она сказала мне: «Очень важно молить Аллаха на турецком языке, по сути, нет обязанности молить Его на арабском языке». Затем она отправляла мне видео-ролики и высказывания о необходимости отстраниться от негативных чувств, слиться с любовью Аллаха и постоянно быть вместе с Ним, которые звучали притягательно и содержали религиозную устремленность. Вместе с тем, формировались и отклонения, развивающиеся в ее смысловом мире.

Но эти отклонения были настолько окутаны понятиями «любовь», «исцеление», «энергия Аллаха» и т. д., что заметить их было нелегко. Что плохого в подобных вещах, разве всё, в конечном счете, не является «позитивным»? Однако было то, что я заметила, а именно – прекращение каких-либо разговоров о когда-то используемых ею методологии и источниках (книгах Ходжи-эфенди, сборниках молитв и пр.). В ее новом смысловом мире они присутствовали ровно настолько, насколько помогали ей «чувствовать себя хорошо».

Скажу вам пугающую вещь: история моей сестре [по вере] – это, по сути, рассказ о том, как эпоха модерн пытается трансформировать ислам. Каким образом? Подобно тому, как это произошло с христианством. В соответствующей литературе это называется «Therapeutic Culture» («терапевтическая культура»). Социологи вот уже многие годы пишут о том, что на Западе терапевтическая культура словно выбивает почву из под ног христианства. Эта терапевтическая точка зрения закладывает в основу религии принцип «хорошего самочувствия».

Так, [согласно этой точки зрения,] религия существует для того, чтобы человек был счастлив и чувствовал себя хорошо. Истина отходит на второй план, а центральное место занимают ваши субъективные чувства и ценности. Примечательно, что одна из книг по теме иронично называется «На терапию мы уповаем» (Moskowitz, 2001), и ирония заключается в том, что в американской культуре имеется значимый девиз, который даже печатается на банкнотах, и он гласит: «На Бога мы уповаем». Изменив это известное выражение [и представив его в виде] «На терапию мы уповаем», автор указанной книги сделала отсылку к смысловому отклонению в американской культуре, а также принесению религиозного духа в жертву терапии.

Все мы получили ранения и переломы, на наших руках сомкнулись наручники, наши семьи распались… Но, пожалуйста, давайте избежим этой ловушки! Давайте не будем приносить нашу религию в жертву терапевтической культуре! Давайте не позволим ей коварно менять наше восприятие истины параллельно с вызыванием у нас «хорошего самочувствия»!

Давайте не позволим ей заставить нас поверить в то, что мы разговариваем с Аллахом, вознесясь на семь небесных сводов и в то, что за несколько месяцев обучения мы можем стать теми, кто будет принимать «чистое» вдохновение от Аллаха и раздавать исцеление! Давайте не позволим ей заставить нас думать о том, что мы, упаси Боже, в любой момент можем направить исцеление любому человеку, словно Аллах постоянно ждет от нас [соответствующего] приказа! Давайте не позволим ей убедить нас в том, что нашу судьбу формирует наше подсознание! Давайте не позволим ей заставить нас поверить в то, что в разбитом зеркале своих субъективных чувств мы сможем плавать в этих глубоких водах! Давайте не позволим ей словно на второй план отодвинуть мольбы и поклонения, процеженные из традиции!

Наша традиция, равно как путь и методология, которым нас обучили, не становятся менее приемлемыми от того, что они, якобы, не позволяют нам «чувствовать себя хорошо» в той же степени, как, например, тета-хилинг. Живущий в США известный философ-моралист как-то сказал во время лекции, на которой я присутствовала: «Добродетелью является печаль от того, что должно печалить, и страдание там, где должно страдать».

В этом высказывании есть одна тонкость: он хотел сказать, что счастье следует брать за основу в определении добродетели. Каждый из нас является путником на пути истины. Мы не можем принести данный путь в жертву этим пришедшим с Запада течениям, которые, с одной стороны, успокаивая нас приятными словами и позитивной лестью, с другой стороны, как и в случае с христианством, выбивают у нас почву из под ног.

«Милая сестра! Я знаю, мы долго находились в пути и устали. Нас обижали и ранили. Однако героиней этой истории являешься ты. Пожалуйста, пусть эта история не закончится подобным образом!…».

Фейза Акова

Samanyolu Haber

(перевод приводится с сокращениями)

Top