Назовите это сами!

emin-colasan-371

Дорогие читатели, каждый день я получаю от вас огромное количество писем, однако, к сожалению, из-за нехватки времени я не могу ответить ни на одно из них. В последнее время количество писем значительно увеличилось.

После попытки государственного переворота резко выросло число уволенных, отстраненных от занимаемых должностей и арестованных служащих. И эти люди начали мне писать. В письмах они рассказывают о несправедливости, которая коснулась их самих, их близких родственников или знакомых. Я не знаком ни с одним из этих людей. Среди них могут быть лжецы, члены запрещенных организаций, участники переворота и прочие действительно виновные люди. Однако в том, что некоторые из них невиновны и страдают несправедливо, я уверен на все сто процентов.

В чем же повинны эти люди, что им не дано даже право на защиту? Многие из них опасаются за себя и просят, чтобы их имена остались в тайне.

Отец одного из авторов писем – полицейский. Его уволили… В мае следующего года он должен был выйти на пенсию. У него двое детей – один учится в университете, другой уже получил высшее образование. Всей семьей они ждали выхода отца на пенсию, но вдруг узнали о том, что того отстранили от занимаемой должности. Я позвонил по номеру телефона, который оставила в письме дочь этого полицейского. Я неплохо разбираюсь в людях. Так вот, человек, рыдающий в телефонную трубку, не может притворяться и лгать. Они арендуют квартиру, и заработная плата отца – это единственный источник дохода в семье. Отец потерял право на получение пенсии, семья фактически уничтожена…. Мое сердце разрывается.

Вчера в редакции оставила письмо одна женщина, учитель на пенсии. Меня не было на месте, поэтому ее письмо я прочитал позже. Она попросила не называть ее имени. Ее сын служит на юго-востоке страны офицером спецназа:

«Вот уже много лет мой сын служит офицером на юго-востоке страны и борется с террористами. Я прошу положить конец несправедливости, которая коснулась как моего сына, который не исповедует иной идеологии, кроме кемализма, и служит вдалеке от жены и четырехгодовалого ребенка, так и многих других, подобных ему. Мой сын был несправедливо арестован. После этого и его жена, работавшая в Вакыфбанке, была уволена без каких-либо объяснений. Я верю в турецкое правосудие и ожидаю прекращения этой несправедливости».

От судьи, находящейся в женской тюрьме в Тарсусе, пришло длинное письмо, больше напоминающее книгу. Если вкратце, то пишет она о следующем: «Мы пережили очень сложный период. Я была на 16-й неделе беременности. Весь этот период я пережила с ребенком, находящимся в моей утробе. (Далее она описывает ужасные условия в тюремной камере). Вместе со мной сидят еще 13 уволенных женщин-судей и прокуроров. Со дня моего ареста прошло 2 месяца. Несколько сотен заключенных обслуживает всего один доктор, причем только по четвергам и в послеобеденное время. В настоящее время я нахожусь на 27-й неделе беременности. Это моя первая беременность. В больницу нас водят в железных наручниках. Мне достаточно того, что доктор говорит: «С ребенком все в порядке»; мне и в голову не приходит спросить его о весе, росте ребенка, или попросить посмотреть на его изображение [во время УЗИ]. Иногда бывают и такие моменты, когда я не могу сдержать слез. Поверьте, ничто меня так не угнетает, как осознание того, что мой малыш растет в таких условиях. Мы оба переживаем очень сложные времена. На самом деле я одна из тех счастливиц, чьи мужья не были арестованы. Причиной написания этого письма является надежда на то, что наши голоса будут услышаны».

Еще одно письмо. И опять его автор пожелал остаться анонимным: «15 июля, в день попытки переворота, учительница английского языка Рахиме Йылдыз находилась на последнем сроке беременности. До родов оставалось примерно 19 дней. Беременность проходила очень тяжело. Через несколько дней после попытки переворота Рахиме была обвинена в членстве в террористической организации и отстранена от занимаемой должности. 4 августа у нее родилась дочь. Поскольку это был ее первый ребенок, ей не хватало опыта и она сильно волновалась. Ребенок перенес желтуху и отказывался от материнского молока, поэтому вся семья очень переживала. Не успела она прийти в себя после родов, как 1 сентября ее уволили. 9 сентября она была арестована и отправлена в тюрьму. Она находится в женской тюрьме в Тарсусе. В камере, рассчитанной на 30 человек, находится 60 заключенных, в том числе и ее малыш. К счастью его мама все еще может кормить его грудью. Тюремный доктор написал справку, что ребенок не должен находиться в подобных условиях, однако женщину не пустили даже в медпункт. Какая же это справедливость, когда мать с младенцем находится в тюрьме, несмотря на предусмотренную законом возможность находится под следствием без заключения под стражу?».

Среди авторов сотен подобных писем, стенающих от горя и несправедливости, могут быть и действительно виновные. Однако, по моим наблюдениям, страдает очень много невинных людей. Мне не важны их политические взгляды, но я хочу, чтобы их голоса были услышаны. Я предполагаю, что среди них есть и те, кто раньше ругал меня, читая мои статьи. Однако в данный период тем самым я пытаюсь выполнить свой долг журналиста и человека. Моя совесть спокойна.

Эмин Чолашан

sozcu.com

Top