Нападки Турции на всеми уважаемого лидера умеренного ислама

Turkey’s-Eroding-Democracy-News

Мы продолжаем публикацию книги Фетхуллах Гюлен: очерки, перспективы, мнения.  Предыдущая статья: Школы.

Онур Элгин, турецкий подросток, не имеет ни малейшего сомнения, почему он провел свои летние каникулы, изучая физику. На беглом английском он объясняет, что хочет преуспеть для своей школы, своей страны и мира.

Школа Онура, Фатих колледж, является частью процветающего исламского общества, связанного с Фетхуллахом Гюленом, 62-ухлетним религиозным лидером, который живет в Пенсильвании. Кроме сотен школ в Турции, на Балканах и Центральной Азии, это широкое братство руководит телевизионным каналом, радиостанцией, рекламным агентством, ежедневной газетой и банком – все они поддерживают ислам и расположены в Стамбуле.

Несмотря на свою малую известность в США, долгие годы мистер Гюлен был неофициальным послом Турции, который поддерживал умеренный ислам. Он проповедовал терпение, встречаясь с Папой Иоанном Павлом II и другими религиозными и политическими лидерами, среди которых турецкие премьер-министры и президенты.

Но в этом месяце после длившегося целый год расследования государственный суд выписал ордер на арест мистера Гюлена. Прокурор обвинил его в подстрекательстве своих последователей к свержению светского правительства Турции, преступлении, которое карается смертной казнью. Власти не собирались выдавать мистера Гюлена, но ордер на арест вызвал гнетущую атмосферу в кругах его почитателей и вызвал волнение среди либералов, несвязанных с его движением.

В то же время правительство было вовлечено в общественный диспут, получивший широкое распространение и огласку, относительно своей попытки уволить тысячи гражданских служащих, подозреваемых в принадлежности к про-исламским или сепаратистским организациям. Премьер-министр Бюлент Эджевит добивался полномочий уволить их через постановление правительства, но президент Ахмет Неджет Сезер дважды отказывался подписать его. Мистер Сезер полагает, что подобные полномочия могут быть даны лишь Парламентом. На сегодняшний день правительство согласилось осенью передать это дело на рассмотрение Парламента.

Тупик, в котором оказалось правительство, привел к нескольким требованиям отставки мистера Сезера, который заступил на свой пост в мае. Это также способствовало возникновению непрекращающегося напряжения между жесткими сторонниками светского порядка в стране и людьми, которые более терпимо относятся к религиозным взглядам и свободе слова.

В письменном ответе на вопросы The New York Times мистер Гюлен недавно прервал свое публичное молчание, которое он хранил целый год, и высказал свое мнение о предъявленном ему обвинении. Он назвал все обвинения фабрикацией «маргинальной, но влиятельной группой людей, которая обладает значительной властью в политических кругах».

Он сказал, что не стремился установить исламский режим, но поддерживал усилия, направленные на то, чтобы правительство относилось к этническим и идеологическим различиям, как к культурной мозаике, а не поводу для дискриминации.

«Стандарты демократии и справедливости необходимо поднять до уровня, существующего на Западе», — сказал мистер Гюлен, который в течение последнего года проходил курс лечения в США, что помешало его возвращению в Турцию.

Долгое время военные лидеры Турции рассматривали мистера Гюлена, как потенциальную угрозу. Их страхи, казалось, подтвердились год назад, когда телевизионный канал передал выдержки с его видеокассет, где он якобы призывал своих последователей «терпеливо и тайно» проникать в правительство.

Мистер Гюлен отметил, что его слова были взяты вне контекста и несколько видоизменены. Он сказал, что советовал своим последователям быть терпеливыми при столкновении с коррумпированными гражданскими служащими и руководителями, которые нетерпимы к рабочим, исповедующим ислам.

«Слова и высказывания были вырезаны и сделан монтаж, который удовлетворял целям тех, кто за этим стоит», — сказал он.

Объяснения мистера Гюлена вряд ли удовлетворят жестких сторонников светской власти, которые считают себя правителями современной Турции, которая была основана в 1923 году Мустафой Кемалем Ататюрком. По их мнению, фирмы и школы под управлением его последователей сеют семена исламского режима.

Некоторые умеренные турки считают подобные школы и фирмы, поддерживающие ислам, попыткой заполнить брешь, оставленную правительственной политикой и дискриминацией. Работа, проведенная турецким негосударственным Фондом экономических и общественных исследований, показала, что эти исламские группы обращаются не только к мало религиозным людям, но и к строгим мусульманам, которые обычно чувствуют себя исключенными из общего потока.

Религиозное обучение в школах, связанных и вдохновленных Гюленом, не выходит за рамки, установленные правительством. Плата за обучение составляет несколько тысяч в год, и их ученикам предъявляются строгие академические требования.

«Со стратегической точки зрения эти школы должны поддерживаться государством, потому что они обеспечивают турецкое присутствие в других странах», — сказал Оздем Санберк, директор Фонда экономических и общественных исследований.

В Фатих колледже, расположенном вне Стамбула, юный мистер Элгин шестнадцати лет не собирается свергать правительство. Его главной целью на данный момент является изучение физики, чтобы стать членом турецкой национальной академической команды.

*Эта статья впервые появилась в New York Times, Август 25, 2000. Напечатано с разрешения.

Дуглас Франц

Top