Мусульманский религиозный деятель, влюбившийся в демократию

Democracy

Его зовут Фетхуллах Гюлен, и на протяжении многих лет о нём мало кто знал. Если в 1980-х и 1990-х годах и были представители мусульманского духовенства, хорошо отзывающиеся о прогрессивных ценностях западного мира, то таковых было немного. Гюлен был одним из них и остается убежденным сторонником межконфессионального диалога и толерантности.

Он лично встречался с лидерами других конфессий, включая Папу Римского Иоанна Павла II. Он создал сотни школ по всему миру, которые обучают математике, естественным наукам и этике. Он выступает за более умеренный путь для ислама, который включает образование, сотрудничество и социальный активизм. Следует особо подчеркнуть, что Гюлен был одним из первых мусульман, публично осудивших террористические атаки 11 сентября, порицая насилие и крепко сплачивая своих приверженцев по всему миру.

Этот исламский ученый, проповедник и общественный деятель придерживается данных взглядов вот уже более 40 лет.

В сегодняшнем мире, в котором многие считают несокрушимой стену между исламским и западным мирами, нам больше, чем когда-либо, нужны люди, подобные Гюлену.

К счастью для нас, турецкий журналист и писатель Фарук Мерджан собрал воедино интервью с Гюленом в своей книге «Нет возврата от демократии». В ней представлены мысли Гюлена обо всем, начиная от демократии и прав человека до терроризма.

Давайте посмотрим, что он говорит [по поводу различных вопросов].

Ислам и демократия

Можно ли примирить ислам и демократию?

Это вопрос лежит в основе одного из самых устойчивых идеологических конфликтов современного общества. В качестве исламского богослова, Гюлен даёт свой ответ.

Он говорит: «Представленный довод зиждется на идее, что религия ислам основана на Божественных установлениях, тогда как демократия, в противоположность этому, основывается на взглядах людей».

Далее он говорит, что «принципы и форма правления, которые составляют основу демократии, совместимы с исламскими ценностями. Коллегиальность, правосудие, свобода вероисповедания, защита прав отдельных лиц и меньшинств, выбор населением тех, кто будет им управлять в ходе голосования … [являются] принципами, поддерживаемыми как исламом, так и демократией».

Гюлен считает, что проблема заключается в том, что многие мусульмане предполагают, что демократия «отбирает» власть у Бога и дает ее людям. Но это неправда, демократия – это просто форма правления, доверенная людям Богом.

Гюлен полагает, что между исламским миром и демократией нет фундаментального водораздела, и как только это станет понятным, уже не будет возврата от демократии после её принятия.

 

Основные права человека

Гюлен подчеркивает, что ислам, вопреки тому, что заявляют экстремисты, «не является деспотической или репрессивной религией когда речь идет о правах человека».

Он далее ссылается на Мединское соглашение, которое было подписано во время Пророка Мухаммада и положило начало поликонфессиональному исламскому государству в Медине в 622 году.

Этот документ декларирует поддержку [ценностей] жизни, собственности, религии, разума и потомства, устанавливая основные права и свободы для мусульман и немусульман. Гюлен считает, что данный Устав является одной из первых деклараций прав человека в истории.

В исламе определенные группы лишаются прав человека не из-за аятов Корана, а из-за действий экстремистов, неправильно понимающих мирный характер ислама и поглощенных политическими амбициями.

Гюлен резюмирует свои рассуждения всеобъемлющим тезисом по этому вопросу: дискриминация противоречит той ценности, которую Бог придает человеку.

Межрелигиозный диалог

Вопросы установления продуктивного диалога между исламским и западным мирами интересуют Гюлена вот уже несколько десятилетий. Что он говорит по этому поводу?

«Давайте говорить, а не ссориться».

Гюлен без экивоков отмечает, что «дикари достигают своих целей посредством борьбы, через конфликт. Культурные и интеллектуальные души верят в то, что они достигнут своих целей посредством мышления и обсуждения. Я придерживаюсь мнения, что мы оставили период дикости далеко позади».

Он также указывает на то, что неспособность мирно принять друг друга лишает всех рая, и за это приходится платить жизнями и средствами к существованию. Так почему бы не прибегнуть к альтернативе?

Однако он осознает трудности мирного пути, признавая, что всегда будут те, кто стремится изолировать свое общество посредством насилия. Гюлен говорит, что мы можем только «стиснуть зубы» и отказаться от ответа ударом на удар. Если мы хотим мира, то мы должны жить мирно.

Это, по его словам, процесс, требующий времени: «от атмосферы конфликта не избавиться за один присест».

Пока же Гюлен советует нам стремиться к системе универсальных ценностей, таких как понимание, сострадание и рациональность. Это одна из его целей в создании огромной сети школ, которых он открывал на протяжении многих лет.

Единство достигается посредством мира и другого пути здесь нет.

Террор джихада

Терроризм – это слово, неразрывно связанное с исламской верой. Однако, по словам Гюлена, этого быть не должно. «В истинном исламе», – говорит он, «террора не существует. Никто не имеет права убивать другого человека. Никто не имеет права причинять вред невинному человеку даже во время войны».

Не забывайте, что Гюлен – исламский ученый и имам. Он знает Коран. Он знает Пророка. И, зная все это, он заявляет, что «некоторые религиозные лидеры и незрелые мусульмане не имеют в руках иного оружия, кроме своего фундаменталистского толкования ислама».

Но есть одна исламская истина, которую эти террористы не понимают: Божьего довольства нельзя обрести посредством убийства людей.

Проблема, по мнению Гюлена, заключается в том, что из религии, которой необходимо следовать, ислам превратился в культуру, в образ жизни. Он был реорганизован в соответствии с капризами отдельных лиц и правительств. Истинная исламская вера стала чрезвычайно редкой.

С учетом той ценности, которую ислам придает человеческой жизни, с терроризмом ни в коем случае нельзя мириться. Позиция Гюлена по этому вопросу однозначна.

Нет возврата от демократии

С демократией тесно связаны основные права и свободы человека, должное разделение властей и приверженность миру посредством диалога. Это та блестящая жемчужина, которой Гюлен быль столь очарован на протяжении всей своей жизни, даже тогда, когда его голос [в поддержку демократии] был единственным в своем роде.

Гюлен демонстрирует совместимость между исламскими и западными ценностями, живя на пересечении обоих. Будучи благочестивым мусульманином, преданный своей вере, он также приемлет прогрессивные ценности, которые постепенно сделали наш мир лучше.

И этот пример дает нам надежду на примирение между этими двумя, казалось бы, разрозненными культурами.

Уэсли Бейнс

BeliefNet

Top