Мечеть на площади Таксим и лицемерие секюляристов

Taksim_cami

Мечети являются значимыми строениями, занимающими центральное место в религии и социальной жизни мусульман. Большие и малые мечети были не [только] местами поклонения, но и одновременно с этим тысячи лет выполняли функции учебного заведения и выступали местами общественной деятельности. Даже торговая жизнь велась вокруг мечетей. В то же время мечети использовались в качестве инструмента эксплуатации. В каждом периоде [исламской] истории были люди, которые хотели прикрыть свои грязные дела и связи посредством строительства мечетей. Последние примеры этого мы видели в упоминающих мечети апологиях лиц, чьи имена фигурировали в [материалах антикоррупционных] расследований 17/25 декабря [2013 года]. Сама по себе мечеть сакральной не является. Согласно исламу, вся земля является мечетью и везде можно совершать намаз. Мечеть, построенную без искренности и с не теми целями наш Пророк (с.а.с.) объявил «мечетью вреда» (масджид ад-дирар) и велел разрушить.

Принимая во внимание [социетальное] равновесие, в самом начале режим ПСР старался чрезмерно не выпячивать использование религиозных символов. Но став сильнее и грязнее, он начал строить огромные мечети в наиболее примечательных местах городов и с помпой открывать их. Мало кто использовал религию и мечети в качестве материала для политики в той же степени, что и ПСР. Места поклонения, включая Каабу, они превратили в политическую арену. Управление по делам религии, которое должно было быть автономным, всегда было открыто для политического давления, однако мечети никогда не становились такими центрами пропаганды, а религиозные деятели никогда не были столь воинствующими.

Мечеть Омейядов в Дамаске, которая является одним из наиболее великолепных и огромных памятников исламской истории, была построена после беззаконий, которые Омейяды совершили в Кербеле, а также знаменитой битвы при аль-Харре, [после которой омейядские войска] убивали и насиловали мусульман в Медине. Одной из целей выхода в поход для завоевания Стамбула, предсказанного нашим Пророком (с.а.с.), было закамуфлировать устроенные Омейядами бойни и подавить направленную на них критику.

Несмотря на свою чувствительность, режим ПСР построил на площади Таксим мечеть и открыл ее в прошлую пятницу (28 мая – прим.пер.), ровно в годовщину [начала] протестов [против ликвидации парка] Гези. Мечеть, которую они возвели в Чамлыдже, не предназначалась для удовлетворения потребности мусульман в [местах для] поклонения. Огромные и помпезные мечети, возводимые в хорошо видимых местах, являлись для ПСР политическим инструментом. ПСР в частности и религиозные люди в целом критикуются за то, что они оттеснили на задний план такие являющиеся духом религии темы, как нравственность, добродетель, правдивость, справедливость, милосердие, и выдвинули на передний план строения и ритуалы. На уничтожение властями зеленых зон и на словно демонстративное и не учитывающее потребностей строительство мечети на площади Таксим естественным образом последовала реакция.

Наши же секюляристы, [также] не учитывая потребностей, выступают напрямую против [строительства] мечетей. Говоря «Общество нуждается в школах, а не в мечетях!», они скрывают свою вражду к религии за завесой школ и образования. Они постоянно говорят об излишке мечетей и имамов, и недостатке школ и учителей.

Мы понимаем их реакцию на Эрдогана, который эксплуатирует религию и использует национальные и религиозные символы в качестве материала для политики. [Скажем] «пусть» [и] на то, что они выступают против ненужного и политически мотивированного строительства мечетей. Однако мы ни разу не видели, чтобы секюляристы с похвалой отзывались о религиозных людях, которые вместо открытия мечетей открыли во всех уголках страны и по всему миру тысячи современных и качественных школ. Более того, их они считали более опасными по сравнению с религиозными людьми, которые строили мечети и ходили в них. Когда они были сильны, они в большей степени подвергали нападкам, профилировали и отторгали тех мусульман, которые придавали значимость образованию, нежели тех, которые строили мечети. Пусть и пересиливая себя, но они терпели совершающего намаз пастуха, уборщика или рабочего, но они никогда не могли принять религиозного и образованного человека.

Мы ни услышали ни малейшего возражения со стороны этих секюляристов, когда руками Эрдогана в стране были закрыты 1200 школ, доказавших свою академическую успешность, когда были повешены замки на двери 16 университетов, когда были уничтожены тысячи курсов по подготовке к поступлению в вузы. Они ни слова ни сказали, мол, почему вы закрываете школы, зачем вы тянете руки к университетам, что вы прицепились к читальным залам, которые оказывают бесплатные образовательные услуги на юго-востоке [Турции]. Когда указами в силе закона десятки тысяч учителей были оторваны от своих учеников и оставлены без работы, они совершенно не заметили катастрофы в сфере образования и не стали выразителями прав учителей. Напротив, эти слои, которые при каждом появлении в повестке дня мечетей говорили о школах, образовании и учителях, использовали по отношению к школам и учителям риторику ненависти похлеще эрдогановской. Мы не видели, чтобы они возражали против поджигания школ, их вандального разрушения и превращения их в лицеи имам-хатипов. Их не беспокоило то, что бывшие гордостью страны и представлявшие Турцию в различных частях мира школы закрываются за взятки и передаются в ведение фонда Maarif. Наоборот, их двуличное и беспринципное поведение стало основанием для эксплуатации Эрдоганом религии и усыпления бдительности религиозных людей. Нельзя преуменьшать влияние жесткого секюляристского подхода, присутствовавшего в течение всей [истории Турецкой] Республики на то, что религиозные люди и джамааты не порывают с Эрдоганом, несмотря на обилие гнусности, несправедливости и разрушений.

Всё это пришло мне в голову, когда после [открытия] мечети на площади Таксим я вновь увидел людей, говорящих о школах и образовании. Интересно, пока одни используют мечети и религию в качестве материала для политики, не используют ли другие школы и образование для маскировки своей вражды к религии?

Махмут Акпынар

TR724

Top