Массовые увольнения в Турции: «Нас обрекли на социальную смерть»

Mass firings in Turkey

После неудавшейся попытки переворота в 2016 году около 134 тысяч человек подверглись увольнениям. Большинство из них все еще не имеют работы. Они ведут борьбу за медицинское обслуживание и пенсионные пособия; многие страдают от посттравматического стрессового расстройства.

56-летний Тахсин Уйсал в свое время работал учителем в городе Адана, расположенном на юге Турции. Он один из десятков тысяч бюджетных работников, которые потеряли работу после провалившегося путча 15 июля 2016 года. В массе своей работники были обвинены в членстве в террористической организации и уволены правительственным постановлением.

Уйсала обвиняют в том, что он состоял в профсоюзе, связанном с движением Гюлена. Лидер указанного движения, проповедник Фетхуллах Гюлен, вот уже многие годы живет в изгнании на территории США. Турецкое правительство утверждает, что Гюлен и его последователи стояли за попыткой государственного переворота.

Многие десятилетия члены движения Гюлена занимали высокие посты в государственном управлении. Они управляли школами, профсоюзами и банками. В наши дни турецкое правительство обращается как с подозреваемыми в терроризме с теми, кто имел счета в подобных банках или чьи дети посещали подобные школы.

В результате целые семьи подверглись репрессиям. Правительство остановило социальные и медицинские выплаты их престарелым и немощным родственникам. В Турции у этих людей есть даже собственная аббревиатура – их называют «KHKlı», что является отсылкой к официальному правительственному названию указов – «Kanun Hükmünde Kararname». После увольнения Уйсала посадили в тюрьму, где он провел восемь месяцев.

После освобождения бывший учитель решил снять деньги со своего пенсионного счёта. Прошли многие месяцы прежде чем ему удалось найти государственный орган, готовый рассмотреть его обращение. Получив в конце концов документ о праве выхода на пенсию, он обнаружил, что в выплате пенсионного обеспечения ему было отказано. Он оспорил это решение в суде и выиграл дело. Однако присужденных судом компенсаций было едва достаточно для покрытия судебных издержек. Более того, власти заморозили его банковский счет и аннулировали кредитные карты.

В довершение всего, прокуратура обжаловала решение об его освобождении и Уйсала приговорили еще к шести с половиной годам тюремного заключения. Приговор пока не вступил в силу и ожидает рассмотрения Верховным судом Турции.

Его семья также стала жертвой длинных рук турецкого государства. Его дочь, преподавательница вуза, попала в тюрьму из-за членства ее отца в профсоюзе. Несмотря на оправдание судом, ей не позволяют вернуться на ранее занимаемую должность.

Происходящее напугало семью Уйсала. У его супруги недавно диагностировали рак. Несмотря на это, Уйсал не теряет оптимизма: «Мы не прекратим бороться. Однажды обо всех этих несправедливостях станет известно. Мы не являемся вооруженными террористами и врагами государства. Моим единственным преступлением является вступление в профсоюз».

Длинный перечень запретов и несправедливостей

Всего около 134 тысячи человек были уволены с занимаемых должностей в бюджетной сфере после провалившегося путча. Пострадавшие стали создавать Интернет-форумы для обсуждения друг с другом того, что им довелось пережить. Зафиксированный список несправедливостей велик, начиная от рассказов об отчаянном поиске работы или волюнтаристском отказе от медицинского обслуживания и заканчивая сообщениями об аннулировании паспортов.

Студентов лишают стипендий, а другие жалуются на то, что никто не сдает им жилье. Пострадавшие в ходе чисток заявляют, что они являются жертвами «социального линчевания».

Согласно официальной статистике, 126 тысяч человек обратились с заявлениями о восстановлении в ранее занимаемых должностях в Государственную комиссию по чрезвычайному положению Турции. Пока что, по сообщению Комиссии, она рассмотрела 78 процентов указанных заявлений и отклонило 88 700 из них. К настоящему времени лишь 9 600 человек получили добро на восстановление в занимаемых должностях, а 28 тысяч KHKlı все еще ожидают своей участи.

Перманентное чрезвычайное положение

Омер Фарук Гергерлиоглу, доктор и депутат парламента от прокурдской Демократической партии народов, также KHKlı. Кроме того, он единственный парламентарий, который высказывается по данному вопросу. По его словам, в Турции, спустя три года после путча, действует перманентное чрезвычайное положение.
«Миллионы людей все еще чувствуют последствия», – говорит он. «Многие безуспешно ищут работу в частном секторе, многим запрещен выезд за рубеж. Им не разрешают пользоваться услугами государственных служб занятости населения, а муниципалитеты запрещают им открывать свое дело. Зачастую им не дают даже снять деньги, присланные им из-за границы».

Гергерлиоглу возмущенно заявляет: «Это нацистские методы, направленные на то, чтобы сломать людей».

Из учителя в управдомы

33-летний Б.О., который не желает, чтобы его имя было опубликовано, по своей специальности является учителем истории. После подавления путча его жизнь также была очень неспокойной. Его также уволили и заключили под стражу. Его обвинили в зашифрованной переписке с использованием турецкого мессенджера ByLock. Он был оправдан после того, как стало известно, что его телефон – как и во многих других случаях – соединялся с сервером ByLock без его ведома. Турецкое правительство утверждает, что указанное приложение используется исключительно сторонниками движения Гюлена.

После оправдательного приговора Б.О. многие месяцы был безработным. В надежде и дальше продолжить быть кормильцем своей семьи, он переехал в другой город в поисках работы. Там он устроился на должность управдома. Однако через три дня его уволили, узнав о том, что он KHKlı. В конце концов, он нашел еще одну вакансию управдома, и на этой должности ему удалось проработать год. Тем временем, его лишили социальных выплат, которые он получал по уходу за своей тёщей, имеющей проблемы со здоровьем. У него самого диагностировали рак и он отчаянно пытается его победить.

«Больший психологический ущерб, чем от землетрясения»

Халук Саваш является профессором психологии и KHKlı. Его профессиональная оценка ситуации поражает: «Эти люди испытывают сильнейший психологический стресс, поскольку они чувствуют, что стали социальными изгоями. Исследователи травм сейчас знают, что помимо истощения и физических заболеваний, боль, которую люди причиняют друг другу, имеет более серьезные психологические последствия, чем травма от таких явлений, как землетрясение».

Саваш отмечает, что сотни тысяч людей напрямую пострадали от увольнений, а миллионы их родственников испытывают посттравматические стрессовые расстройства, которые раньше диагностировались лишь у людей, которые пострадали от жестокого обращения, участвовали в боевых действиях или выжили в серьезных авариях. По его словам, они обречены раз за разом переживать прошлые события, страдают от бессонницы и их мучают кошмары.

Тунджа Огретен

Deutsche Welle

 

Top