Маслахат: понимать традицию и говорить о новом (часть 8)

Maslahat-8

Предыдущие части доступны по следующим ссылкам: часть 1 часть 2 часть 3 часть 4 часть 5 часть 6 часть 7

Теперь же, не забывая об основах, которых мы попытались определить в [предыдущих] частях, мы можем перейти к примерам в плане маслахата. [Термин] «та’аббуди» является характеристикой, которая используется для предписаний и запретов, которым следуют исключительно из-за того, что это установлено Аллахом. Главной целью соблюдения указанных предписаний является осознание рабом Аллаха того, что он является рабом, и демонстрация Ему своей покорности и почтения. В этих рамках рассматриваются намаз, пост, хадж, а также то, что их дополняет. Ибо понимаем ли мы соответствующие Божьи замыслы или нет, несомненным является то, что в них заключена польза для людей. В частности, первым приходящим на ум примером является совершение таяммума в случае отсутствия воды. Если целью омовения является мытьё частей тела водой, то в таком случае используемая во время таяммума земля не выполняет функций воды. Однако здесь раб Аллаха не задается вопросами «Почему? Как?», а совершает таяммум, а затем – поклонение.

[Ну а] та’лили, как мы сказали, это нормы, чью мотивировку можно узнать / извлечь. Так вот, здесь мотивировкой является маслахат для людей, который, как неоднократно подчеркивалось, в то же время является Божьим замыслом. Как сказано [в поэме «Terkîb-i bend», которое написал Зия-паша]: «Неужто счёл ты, что любая мазь годна для любой раны?» – одно и то же лекарство, будучи для одного больного исцелением, для другого может стать бедой. Как следствие, для первого использовать это лекарство является правильным и дозволенным, а для второго – неправильным и недозволенным.

Например, из-за многих причин, и прежде всего возможного обмана, обмен сухих фиников на свежие рассматривался нашим Пророком (с.а.с.) в рамках риба ан-насия (ростовщичество на ожидании). Однако некий сподвижник сказал, что финики в его саду ещё не созрели, но его домочадцы желают поесть свежих фиников, и спросил об обмене сухих фиников на свежие лишь в том объеме, в каком их съедят домочадцы. Наш Пророк (с.а.с.) дал на это утвердительный ответ, но в крупномасштабных торговых операциях [этот] запрет продолжил действовать. Хорошо, а в чём мотивировка того, что наш Пророк (с.а.с.) как глава государства в качестве исключения изменил этот запрет для того сподвижника? Польза для людей.

Ещё один пример – запрет судье выносить решение в гневе. Почему? Разъяснения даже не требуется. В конечном счете, даже будучи судьей, человек является человеком, а человек – это существо, которое является эмоциональным в той же степени, в какой оно является рациональным. Не важно, что выступает [предметом рассматриваемого] дела, будь-то [нечто] весьма простое или что-то крайне значимое, за что можно приговорить даже к смертной казни, выносимый вердикт окажет влияние на жизнь человека, семьи и общества. На подобном этапе судья должен выносить решение основываясь не на своих чувствах, а в соответствие с рациональными оценками, глядя на имеющиеся доказательства и не игнорируя свою совесть. Так вот, это является пользой как для человека, представшего перед судом, так и для всех тех, кто живет в том обществе. Будучи в гневе, судья может действовать не в соответствие с теми критериями, которыми он должен руководствоваться. В таком случае он должен перенести судебное заседание или передать дело другому судье.

В качестве ещё одного примера можно привести исключение убийцы из числа наследников того, кого он убил. Эта норма является значимой преградой, изначально ликвидирующей скверные мысли и намерения тех людей, которые задумались [бы] об убийстве для того, чтобы как можно скорее вступить в наследство. Эта норма сообщает обществу следующее: «Если ты убьешь наследодателя, то доли из его наследства однозначно не получишь!», и рассматриваемое потенциальное действие оказывается задушенным уже на этапе мысли и намерения.

Я продолжу приводить примеры, поскольку хочу, чтобы до полного отсутствия знаков вопроса прояснилось основание, на котором в традиции методологических основ канонического права покоится маслахат.

Продолжение следует

Ахмет Куруджан

TR724 (перевод приводится с незначительными сокращениями)