Маслахат: понимать традицию и говорить о новом (часть 3)

Maslahat-3

Предыдущие части доступны по следующим ссылкам: часть 1 часть 2

Второй момент: [оформлению маслахата в качестве методологического инструмента способствовало то, что] ситуации бесконечны, а неоспоримые сакральные тексты – конечны. Ислам, который появился на сцене среди конкретных реалий жившего в 610-632 годах общества, в котором ниспосылалось Божественное откровение, и мусульмане, являющиеся его последователями, в последующие эпохи в будь то пусть медленно, но меняющейся и развивающейся социальной среде, или же в атмосфере различных регионов и культур, столкнулись с ситуациями, шариатский статус которых был неизвестен и по которым следовало принять решение о том, как быть. Как вы понимаете, новые ситуации никоим образом не являлись проблемой в период ниспослания Св. Корана и жизни Посланника Аллаха (с.а.с.). Жизнь [тогда] шла своим чередом, Пророк (с.а.с.) при необходимости вмешивался и если его вмешательство противоречило тому, что желал Аллах, ниспосылались аяты. Теперь же это стало проблемой, ибо ниспослание Св. Корана прекратилось, а Пророк отправился в мир вечности.

Именно тогда мусульмане – с условием непротиворечия общим принципам – [стали] сами находить ответы на вопросы, погрузившись в естественное течение жизни. Но в то же время их терзали мысли о том, насколько принимаемые ими решения соответствовали Св. Корану и пророческим образцам. Поэтому они посчитали необходимым представлять решения, принятые ими по не имеющим образцов ситуациям, [на суд] Св. Корана и хадисов, и получать их одобрение. Кодифицированный Коран и хадисы (обратите внимание, я не говорю Сунна!) превратились в первичные источники, к которым обращались. Но это в обязательном порядке следовало делать под аккомпанемент некой методологии. Так вот, такие [концепты], как иджма (единогласное мнение / консенсус по какому-либо вопросу), кияс (суждение по аналогии), маслахат (привлечение пользы и устранение вреда), истихсан (предпочтение удобства), истисхаб (презумпция неизменности состояния), урф/адат (обычаи и традиции), предыдущие шариаты, деяния жителей Медины стали методами, появившимися на свет при извлечении норм (истинбат). Некоторые из них даже не имели названий во времена имамов-основателей. Конечно же, эти методы не появились в одночасье. В их развитии определяющую и действенную [роль сыграли] события, по которым в течение определенного срока и времени шли поиски решения о том, являются ли они дозволенными / разрешёнными или нет. Неоспоримую роль в этих рамках сыграли [факторы] географии и истории. Примерами этого являются оформившиеся в школы / мазхабы идеи и вся совокупность произведенных ими человеческих знаний. Более того, даже очередность обращения к вышеупомянутым методологическим [инструментам] сама по себе выступает элементом, который подтверждает и обосновывает это утверждение.

Здесь я бы хотел еще немного поговорить о сыгравшей важную роль в появлении маслахата и идеи маслахата мысли о том, что Св.Коран и хадисы достаточны для всех событий, которые произойдут до Судного дня. Систематизация и распространение этой мысли, несомненно, произошли благодаря имаму аш-Шафии. Указанная мысль, которая прослеживается в эпоху табийинов у некоторых людей (прежде всего, сподвижников), основывается на том, что Св. Коран и хадисы явят ответы на все имеющиеся и потенциальные вопросы, пусть не очевидным образом, но [как минимум] посредством указания или знака. Так, в особенности методы и классификации словесных указаний на смысл, разработанные в классической методологии канонического права, являются свидетельством и примером подобной системы взглядов. Например, в арабском языке с точки зрения указания на смысл слова делятся на конкретные (хасс), общие (‘амм), совмещающие несколько значений (муштарак) и вбирающее в себя неограниченное число значений, но не менее трех (джам аль-мунаккар). В контексте ясности / скрытости указания на смысл к словам применяются две типологии: с точки зрения ясности они делятся на явные (захир), относящиеся к однозначным текстам (насс), разъяснённые (муфассар), имеющие ясное значение и не подразумевающие двоякого толкования (мухкам), а с точки зрения скрытости – на скрытые вследствие неясности в смысловом охвате (хафи), затрудненные для понимания из-за самого слова (мушкиль), нуждающиеся в разъяснении (муджмаль) и неясные вследствие своей многозначности (муташаббих). Они влияют на нормы в плане «деяний обязанных» (аф’аль аль-мукаллифин) [1] – например, говорится, что «необходимо (ваджиб) действовать в соответствие с тем, что является явным». С точки зрения выражения нормы слова делятся на предписания и запреты. Ну да ладно, наша тема – это не указание слов на смысл; я лишь хотел дать представление о месте слова на оси макасид и маслахат.

Продолжение следует

Ахмет Куруджан

TR724 (перевод приводится с незначительными сокращениями)

ПРИМЕЧАНИЕ:

[1] Аф’аль аль-мукаллифин – это деяния, которые может совершать достигший зрелости и обладающий разумом мусульманин. Они делятся на восемь категорий: фард, ваджиб, сунна, мустахаб, мубах, харам, макрух и муфсид.