Маслахат: понимать традицию и говорить о новом (часть 11)

Maslahat-11

Предыдущие части доступны по следующим ссылкам: часть 1 часть 2 часть 3 часть 4 часть 5 часть 6 часть 7 часть 8 часть 9 часть 10

Продолжу [приводить] примеры про маслахат с того места, где я остановился. Во время одного из походов сподвижники [из-за нехватки провианта] попросили у нашего Пророка (с.а.с.) разрешения зарезать своих верблюдов и их съесть. Он разрешение дал. Позднее об этом узнал досточтимый Умар и спросил у людей, собиравшихся зарезать верблюдов: «Что будет поддерживать ваше существование после [поедания] верблюдов?». Более того, он поделился своими мыслями и с досточтимым Пророком (с.а.с.) и тот отозвал данное им разрешение [(аль-Бухари, 2982)].

Более известным примером, как мне кажется, является хадис, связанный с распоряжением мясом жертвенных животных. Согласно историческим данным в дни, совпавшие с Курбан-байрамом 9-го года по хиджре, множество людей из пустыни прибыли в Медину. Поэтому наш Пророк (с.а.с.) объявил: «Кто совершил жертвоприношение, то пусть ни в коем случае в его доме не остается ничего [из жертвенного мяса] по истечении трех дней». На следующий год [в ответ на вопрос о том, как следует поступить с мясом жертвенных животных,] он сделал следующее наставление: «Ешьте, кормите и запасайтесь. В том году людей постигла трудность, и я хотел, чтобы вы помогли им её преодолеть» [(аль-Бухари, 5569)].

И отказ от забоя верблюдов, и потребление мяса жертвенных животных есть два связанных с иджтихадом решения, принятых для преодоления проблемы, которая продолжает существовать и в наши дни. Как я продемонстрирую в серии статей, посвященных пророческим распоряжениям, эти распоряжения являются не религиозной нормой (лазими ташри, выражаясь термином из методологии), а решениями, принятыми вследствие надобности Посланником Аллаха (с.а.с.) в качестве командующего войсками или главы государства, и в обоих этих случаях имело место именно стремление к пользе и благу для людей.

Приведу ещё один пример, [но] сначала сделаю следующее напоминание: пример, который я приведу относительно развода, следует рассматривать в рамках системной целостности ислама. Иначе же я верю в то, что переносить его как есть в сегодняшний день является неправильным, и более того – недействительным.

Как известно, в рамках этой системы развод осуществлялся посредством слов «Ты разведена», и право на развод было ограничено тремя разами. Некоторые использовали это право за один раз и говорили «Ты разведена трижды», и это распоряжение имело правовые последствия, но считалось не тремя разводами, а одним. Почему же, несмотря на слова о троекратном разводе, женщина оказывалась разведенной один раз? У этого есть единственный ответ – таковой была практика Пророка (с.а.с.). Возможно, такое решение наш Пророк, который отдавал предпочтение лёгкости и пользе, принял исходя из результатов[, наступающих после] трех разводов. Ибо расторжение брака посредством трех разводов являлось окончательным [и] если стороны хотели вновь заключить брак, то женщина должна была выйти замуж за другого, дождаться его смерти или данного им развода, и выждать послеразводный срок (‘идда). Иначе говоря, правовые санкции за расторжение брака посредством трех разводов были довольно суровыми.

Несомненно, эта польза и легкость с целью дать людям время на то, чтобы понять свою ошибку и передумать, была открыта для злоупотреблений. Так это и произошло. В ответ на злоупотребления, которые мы видим в эпоху досточтимого Умара, последний [стал] рассматривать [единовременный] троекратный развод в качестве трех разводов. Согласно приписываемому ему выражению, мотивировал он это [необходимостью] «предотвращения людских игр с книгой Аллаха». Ибо в соответствие со смыслом, исходящим из произносимого (мантук) и понимаемого (мафхум) [в] 229-м аяте суры «Корова», Аллах предписал не давать единовременный троекратный развод: «[Возвратный] развод допускается дважды, после чего надо либо удержать жену на разумных условиях, либо отпустить ее по-доброму». Из мотивировки досточтимого Умара мы понимаем, что он рассматривал этот аят не как предписание, а, быть может, как совет, быть может, он считал, что в условиях ниспослания Откровения так того требовала польза для людей, но не в его время, и говорил, пусть и идя вразрез с буквальным и понимаемым смыслом аята, что с произнесением трех формул развода происходит три развода. Возможно, досточтимый Умар полагал, что наиболее эффективным способом предотвращения увеличения числа разведенных женщин является обеспечение осознанности в словах и поступках людей, а также их побуждения к внимательности и осмотрительности посредством демонстрации того, что они столкнуться с последствиями своих действий.

Из этого мы можем сделать следующий вывод: досточтимый Умар не считал ни буквальный и понимаемый смыслы аята, ни пророческие практики религиозными предписаниями в абсолютном смысле. По его мнению, и тому и другому можно придать различные формы для пользы людей и такие действия могут быть совершены в правовой плоскости, и поэтому он принял указанное решение. Выражаясь иначе, он принял во внимание баланс между текстом, нормой и целью, и, отказавшись в русле цели от нормы, выражаемой текстом, воплотил её в жизнь в иной форме.

Достиг ли он успеха? Возможно, в свою эпоху он достиг успеха и мужья долго думали, прежде чем развестись со своими жёнами, однако в последующие эпохи такого же эффекта не было. Именно поэтому многие богословы высказывались за то, чтобы с точки зрения правовых санкций [единовременный] троекратный развод считался одним разводом, как это было во времена нашего Пророка (с.а.с.) и Абу Бакра.

Другой пример приведём из эпохи досточтимого Али. Согласно словам Пророка (с.а.с.), [утрата] вверенного имущества возмещению не подлежит – [«Тот, кому вверена на хранение вещь, не отвечает [за нее]» (Ибн Маджах, 2401)]. Смысл этого понятен: вы что-то кому-то доверили, но что если эта вещь окажется утраченной без умысла со стороны того, у кого она хранилась? [Вероятно,] в свете подобного вопроса Посланник Аллаха (с.а.с.) [и] сообщил о том, что [утрата] вверенного имущества возмещению не подлежит. А досточтимый Али в свою эпоху принял полностью противоположное решение и заявил о том, что [утрата] вверенного имущества подлежит возмещению. В качестве обоснования он сказал следующее: «Только это исправит людей». Из этих слов становится понятно, что среди людей проявились нравственные проблемы. Возможно, отталкиваясь от отсутствия обязательств по возмещению [утраты] вверенного имущества, они стали посредством фальсификации доказательств и лжесвидетельств забирать такое имущество в свое владение. И вследствие этого досточтимый Али принял решение, которое полностью противоречило буквальному [смыслу] нормы хадиса.

Глядя целостным взглядом на практики нашего Пророка (с.а.с.) и досточтимого Али в вопросе о возмещении [в случае утраты] вверенного имущества, мы видим, что они обеспечивали решение проблемы в рамках пользы для людей. Но самое главное – это то, что досточтимый Али ради людской пользы не счёл предосудительным поступить вразрез с буквальным смыслом пророческого высказывания. Ибо основой является не текст, а цель, и в русле этой цели было принято решение.

Продолжение следует

Ахмет Куруджан

TR724 (перевод приводится с незначительными сокращениями)