Лицемерие как принцип государственного управления: мастер-класс от Эрдогана

erdoğan-çizdiği-isimler-Tr724

Недавно в Турции разгорелся скандал, связанный с т.н. «законом о педофилии» – проекте поправок в уголовное законодательство страны, позволяющим лицам, совершившим преступления против половой неприкосновенности несовершеннолетних, выйти на свободу в том случае, если жертва насилия согласится вступить в брак с насильником. Проблема сексуального насилия, в т.ч. над несовершеннолетними, является довольно актуальной для Турции, и, казалось бы, вместо подобных послаблений, фактически потворствующих педофилии, необходимо, наоборот, изменять законодательство в сторону ужесточения наказания и повышения его неотвратимости.

Однако предложенный правящей ПСР законопроект, который был внесен в турецкий парламент без каких-либо предварительных консультаций и рассмотрения профильными комитетами, но с личным одобрением Эрдогана, подчинялся совсем другой прагматичной логике – турецкие тюрьмы переполнены «путчистами», люди вынуждены находиться в переполненных камерах, а «врагов» режима меньше не становится. Принятие этих поправок позволило бы, по словам турецкого министра юстиции Бекира Боздага, освободить из мест заключения около 4 тысяч насильников, отбывающих наказание. Отметим также, что существовала еще одна, на этот раз неофициальная версия, касающаяся подоплеки указанного законопроекта – поговаривали, что его принятие позволило бы освободить от ответственности несколько человек, близких к президенту Эрдогану и правящей ПСР, или ближайших родственников этих людей.

Как бы то ни было, законопроект столкнулся с резкой критикой и неприятием со стороны части парламентариев и общественных деятелей, а люди вышли на улицы, протестуя и требуя отклонить предлагаемые поправки. Эрдоган тут же отыграл назад, заявив, что правительство должно учесть критику и повторно рассмотреть этот вопрос с учетом мнения всех сторон. Бекир Боздаг в один миг превратился в «покровителя насильников», а президент Эрдоган – в «защитника притесняемых» и героя, в последний момент вырвавшего несовершеннолетнюю из цепких рук без пяти минут насильника.

Произошедшее является еще одной иллюстрацией того, как Эрдоган возвел лицемерие в ранг принципа государственного управления. Когда ему выгодно, он заявляет: «Приказ отдал я», «Я с ним разговаривал», но стоит ситуации измениться, как тотчас же звучат фразы: «Меня ввели в заблуждение», «Это не я сделал, а он», «Я не знал об этом». Люди, действовавшие по его указаниям, превращаются в «козлов отпущения», а Эрдоган продолжает блистать незапятнанной чистотой белых одежд. Похвала за успех – лично ему, а критика за неудачу – всем остальным. Наиболее одиозные примеры подобного лицемерия приведены ниже.

«Я – прокурор на этих процессах»

Во время процессов по делам организации «Эргенекон» и операции «Кувалда», Эрдоган прямо заявил, что представляет на них сторону обвинения и «является прокурором» по этим делам. Эти значимые процессы, которые способствовали преодолению очередного подъема на пути Турции к демократии, принесли Эрдогану множество политических дивидендов, и пока это было ему выгодно, он всячески подчеркивал свою роль в привлечении к ответственности представителей «глубинного государства». После коррупционных скандалов 17-25 декабря 2013 года, Эрдогану понадобилась помощь организации «Эргенекон» и он заключил с ними союз, заявив: «Я тут ни при чём, все это – дело рук джамаата (движения «Хизмет» – прим. пер.). Это джамаат вас подставил».

«Неправильные» и «непослушные» мэры

Эрдоган, в свое время инициировавший операции против «Союза общин Курдистана» (КСК), взвалил затем всю вину на движение «Хизмет», а себя представил как сторонника мирного урегулирования курдского вопроса. Однако после того, как политические дивиденды от процесса урегулирования уменьшились, а для электоральной мобилизации потребовалось разыграть националистическую карту, Эрдоган назначил козлами отпущения местных градоначальников. Причем сначала он обвинил их в том, что они недостаточно активно боролись с террористами из РПК а затем, спустя некоторое время, свалил на них вину за фактическое прекращение процесса урегулирования курдского вопроса.

«Герои-полицейские»

Когда сотрудников полиции, участвовавшие в разгоне протестов в парке Гези, обвинили в чрезмерном применении силы, Эрдоган заступился за них, назвав их героями, успешно прошедшими тест на демократию, и заявил: «Приказ [разогнать демонстрантов] отдал я». Однако спустя некоторое время, когда проправительственные СМИ объявили этих полицейских сторонниками «параллельного государства», Эрдоган промолчал и не стал их защищать, поскольку это ему было не выгодно, ведь иначе ему и его окружению пришлось бы держать ответ за коррупционные преступления.

Инцидент с российским истребителем

После того, как турецкие ВВС сбили российский истребитель, Эрдоган заявил, что извиняться не собирается, а если нарушение воздушных границ произойдет еще раз, то Турция вновь ответит тем же. Полгода спустя, Эрдоган объявил о том, что российский самолет был сбит «пилотом-путчистом», что он тут совершенно ни при чём, и попросил прощения за имевший место инцидент.

Израиль и «Мави Мармара»

После гибели 9 граждан Турции во время захвата израильским спецназом судна «Мави Мармара», которое пыталось прорвать блокаду сектора Газа, отношения между двумя странами накалились до предела. Эрдоган активно использовал антиизраильскую риторику для мобилизации собственного электората, а также для того, чтобы стать еще более популярным в исламистских кругах. Однако ухудшение отношений с США, арест Резы Зарраба и заинтересованность в совместных энергетических проектах вынудили Эрдогана искать пути примирения с Израилем. Компенсации в 20 млн. евро хватило, чтобы турецкий президент полностью забыл об этом инциденте. Более того, 29 июня 2016 года, обращаясь к сотрудникам фонда, которому принадлежало судно «Мави Мармара», он заявил: «Вы что, взяли разрешение на доставку гуманитарной помощи у действовавшего тогда премьер-министра?», тем самым запретив вообще поднимать эту тему.

По материалам изданий TR724 Haber, Newsturk.ru и Birgün.net.