Курение как «медленное самоубийство»

Лекция Фетхуллаха Гюлена из серии «Пронзительная струна» от 10 августа 2009 года. В этой лекции Ходжа-эфенди рассматривает проблему курения как с точки зрения ее шариатского положения (хукм), так и с точки зрения практических мер по ее решению. По его словам, богословы прошлого не могли знать о ставших известными лишь относительно недавно негативных последствиях курения для здоровья человека, и вероятно поэтому не смогли в свое время найти обоснование для объявления его запретным. В то же время, отмечает Ходжа-эфенди, помимо смертельного вреда для здоровья имеется довольно много моментов, которые свидетельствуют о том, что курения запретно (харам) – достаточно того, что оно является расточительством, которое запрещено в исламе. Решение проблемы курения Ходжа-эфенди видит в сочетании двух стратегий, одна из которых предполагает разъяснительную работу о вреде курения среди людей, а другая – реализацию мер, направленных на ограничение оборота табака. Он также подчеркивает, что должны существовать пространства, свободные от табачного дыма, но в любом случае проблема курения не может быть основательно решена без ее решения на уровне индивидов.

Уважаемый учитель! Подобно тому, как некоторые грехи, считающиеся незначительными, являются более распространёнными в обществе, так и сигареты, из-за сомнений касательно их шариатского положения (хукм), в большей степени распространены по сравнению с такими вредными привычками, как [употребление] наркотиков и алкоголя. Каковы причины того, что учёные из числа праведных предков не приняли решение о запретности табакокурения? Что сегодня делает необходимым вынесение решения об его запретности?

Вопрос объявления табакокурения запретным связан с нахождением соответствующего обоснования – того, что мы называем «тахридж аль-манат» (а еще есть, как вы знаете, «танких аль-манат»)[1]. [Это методы] нахождения [обоснований] в вопросах канонического права.

Владыка шариата [Аллах], устанавливая что-то, в отдельных случаях приводил и обоснование соответствующего установления, то есть указывал на то, на чем оно зиждется. «О те, которые уверовали! Воистину, опьяняющие напитки, азартные игры, каменные жертвенники (или идолы) и гадальные стрелы являются скверной из деяний сатаны. Сторонитесь же ее, – быть может, вы преуспеете. Воистину, сатана при помощи опьяняющих напитков и азартных игр хочет посеять между вами вражду и ненависть» (5:90-91) – говоря о том, что посредством [алкоголя и азартных игр] Сатана [сеет] между вами рознь, [стимулирует] агрессию, лишает вас разума, чтобы вы нападали друг на друга словно неразумные существа и между вами возникала ненависть и вражда, Аллах привел соответствующее обоснование и все это было запрещено.

Да, азартные игры могут и не приводить к подобным [эксцессам], но суть всего этого именно такова. Не[льзя рассуждать и] так: «Если это не приводит к таким [последствиям], то дозволено играть [в азартные игры]» – любые азартные игры и опьяняющие вещества [запретны (харам)]. «Аль-хамр – это то, что лишает тебя разума» – такое определение досточтимый Умар (р.а) дал этому слову [, которое использовано в вышеупомянутых аятах]. Это запретно как в малом, так и в большом количестве, [ведь есть] пророческий хадис: «То, что опьяняет в большом количестве, является запретным и в малом количестве»[2].

[Касательно] обоснования шариатского положения курения – в те времена [об его вреде для здоровья] люди знать не могли. Они не могли, скажем, знать о том, что курение вызывает рак дыхательных путей, лёгких, мочевого пузыря. [Сейчас о вреде табакокурения] для мочевого пузыря знают урологи; пульмонологи, терапевты и ЛОР врачи знают о [вреде курения применительно] к своей [специализации]. В этом вопросе имеется консенсус. Сегодня стало известно о вреде курения для языка и горла. [Поскольку в прошлом всё] это было неизвестно, [для людей курение] было чем-то сродни [потреблению] чая или кофе: «Нет ничего предосудительного в том, чтобы сидя где-то, выкурить сигарету, дабы приятно провести время и быть навеселе» (я не особо уверен в том, что табак имеет подобный эффект, но очевидно [они рассуждали] так).

[Так вот,] поскольку [непосредственного] обоснования шариатского положения [табакокурения] нет, необходим «танких аль-манат». Для правоведа-факиха «танких аль-манат», выявление истинной мотивировки[, обуславливающей шариатское положение] того или иного вопроса, является самым сложным: «Мотивировка может быть такой, такой и такой. В случае с мотивировкой А, насколько предосудительным является это [действие]? А в случае с мотивировкой Б, является ли оно, в действительности, предосудительным в сколь-либо значительной степени? А в случае с мотивировкой В?». Это и есть «танких аль-манат». Возможно, из-за того, что [богословы прошлого] не смогли выявить адекватного обоснования [в случае с курением], им не удалось вывести и его шариатское положение.

[В отличие от прошлого,] сегодня нет муджтахидов такого уровня, способных разными путями выводить правовые нормы – есть люди, чьи суждения основываются лишь на [чужих мыслях, где-то] ими прочитанных. Поскольку нет сегодня учёных-богословов, способных рассмотреть этот вопрос холически, сообразно его философскому базису, и сформулировать его обоснование, решения по этому поводу так и нет. По-видимому, если бы проблема [курения и его вреда для здоровья] стояла на повестке в те времена, когда жили муджтахиды того или иного калибра, по крайней мере, специалисты по иджтихаду в рамках какого-то мазхаба или сферы, то такие весьма сильные в каноническом праве люди, как, например, автор [книги] «аль-Хидая» аль-Маргинани, автор [книги] «Фатх аль-Кадир» [Ибн аль-Хумам], Али аль-Кари или османский богослов Эбуссууд-эфенди (а он был весьма силен как в каноническом праве, так и коранической экзегетике), то они непременно высказали бы свои суждения [о запретности курения].

Но [богословам прошлого] смертельный вред курения не был известен, и, должно быть, поэтому [они не объявили его запретным]. Если, допустим, сегодня утверждается, что в 90% случаев причиной рака гортани, дыхательных путей и лёгких является курение (я лишь воспроизвожу то, что говорится по этому поводу), то тогда это самое настоящее самоубийство, постепенное самоубийство. Вспомните слова, сопровождающие иллюстрацию в журнале Sizinti – на ней был изображён мужчина, который сидит и курит очередную сигарету, несмотря на то, что в пепельнице рядом с ним скопилась целая куча окурков. Внизу было написано: «Себя убить ты всё пытаешься упорно. Но не пойму, что ж ты не действуешь проворно?»[3]. Убил ли ты себя [быстро], вонзив в грудь кинжал или же медленно уничтожаешь себя курением – никакой разницы [в этом отношении] нет.

[Еще раз повторюсь:] возможно, из-за того, что в те времена о таких последствиях [курения] не было известно, богословы не стали объявлять [его запретным]. Но, как я уже неоднократно говорил вам, в своей работе «‘Авн аль-Ма’буд«, являющейся комментарием к «Сунану» Абу Дауда, [аль-Азимабади,] основываясь на ряде хадисов, открыто пишет о запретности курения[4].

Так, оно запретно в силу запретности любого расточительства. Вот [показатель] отношения ислама к расточительству: даже будучи на берегу моря, нельзя, совершая омовение, 10 раз погружать руки в воду – необходимо использовать ровно столько воды, сколько требуется для троекратного смачивания рук. Расточительство есть расточительство. Вот так ислам относится к расточительству. [Другой пример:] согласно исламу, во время приёма пищи рекомендовано оставлять пустой как минимум треть желудка[5]. Наедаться до отвала считается расточительством. В хадисе[, приписываемому] нашему Пророку (с.а.с.), сказано: «Больше всего в отношении своей общины я опасаюсь больших животов, продолжительного сна… и слабой веры»[6], [причём] всё это является взаимосвязанным. На пути духовного роста суфии уделяли особое внимание четырём принципам: 1) мало говорить; 2) мало есть; 3) мало спать; 4) пребывать в уединении от людей. [Следует] мало есть, мало пить, не сидеть без необходимости вместе с людьми, болтая и занимаясь пустословием. Нельзя заниматься бесполезными делами. Всё это есть расточительство времени, возможностей, мозговой активности, энергии людей, которые могли бы принести какую-то пользу и т.д. Всё это является запретным [и] всего этого следует сторониться (конечно, одни из этих запретных деяний являются относительно более тяжкими, а другие – относительно менее тяжкими). Таким вот образом, курение, с одной стороны, является расточительством, а с другой — наносит несомненный вред здоровью.

Кроме того, курение вызывает привыкание, подобно тому, как это происходит в случае с алкоголем и наркотиками. Если человек становится никотиновозависимым, каким был мой дед, то его резко от курения не отлучают, это делается медленно и постепенно, подобно тому, как наркоманов отучают от наркотиков путем постепенного уменьшения вводимой дозы. Со всех этих точек зрения [курение] является предосудительным; со всех этих точек зрения его можно назвать запретным. Кроме того, стоит одному [начать курить], как другие начинают ему подражать. Бедняки, тратя деньги на сигареты, обделяют своих детей[, посягая на их права]. Рассматривая курение с различных точек зрения, можно найти множество моментов, способных стать обоснованием его запретности. Даже если мы не сможем совершить «танких аль-манат», достоверно определив соответствующее обоснование, невинным назвать курение уже никак не получится.

К тому же, я считаю, что верующий человек должен вести себя сбалансированно для того, чтобы продолжить жить и в определенных [стрессовых ситуациях]. Человек, который ест и пьёт, что попало, а также постоянно спит, не сможет выжить при существенном ухудшении [жизненных] условий. Человек может попасть в тюрьму, может оказаться в пути, может оказаться на войне ради защиты своего народа, может столкнутся с [необходимостью] противостоять крайне тяжелым [ситуациям]. Пристрастившись к чему-либо, он может [стать жертвой своих привычек: например,] как указывает один из богословов, [голодные смерти] являются результатом не отсутствия пищи, а злоупотреблений[ и вызванных ими зависимостей] – люди привыкают [есть много,] и умирают, когда привычное вдруг оказывается недоступным. А вот, скажем, суфии, во время своих духовных странствований, совершая аскезу, съедают в день один кусок хлеба. Иногда куска хлеба им хватает на 3 дня. Стакан воды они растягивают на 2 дня. И эти люди не умирают; [наоборот,] у них наступает прозрение и перед ними раскрываются [новые] горизонты. Таким образом, и с этой точки зрения [курение] является ловушкой, в которую мы сами же себя и загоняем. Мы за зря оказываемся во власти тех или иных зависимостей, и эти зависимости затем загоняют нас в ограниченные рамки: «В таких условиях вы сможете жить, а в таких – уже нет!» – вот в какой ситуации мы оказываемся. Со всех этих точек зрения ни сигареты, ни кальян не являются чем-то одобряемым и не предосудительным.

[Что касается решения проблемы курения:] если проблемы, которые решаются на уровне людей / убеждений, вы захотите решить посредством принуждения, особого успеха вы не добьётесь, потому что люди [начинают] воспринимать это как [посягательство на] свою свободу, идею демократии, справедливость. Проблема должна решаться внутри человека. Да, должны быть запреты, нельзя побуждать в людях интерес и облегчать доступ к запретному. Более того, необходимы ограничения на продажу сигарет, чтобы купить их мог не каждый. Всё это правильно, это определенные меры [по решению проблемы], но в ее основе лежит сам человек.

[Поэтому нужно смотреть:] будете ли вы разъяснять людям, что курение запретно (харам), или что это расточительство, или что это очень плохо? Один из наших товарищей, уролог по профессии, рассказал, что его слова о тех или иных последствиях курения не особо действовали на его слушателей, пока он не сообщил им о том, что курение вызывает рак мочевого пузыря и простаты. Услышав о раке простаты, они испугались. По его словам, до некоторых он достучался именно так. Людей нужно убеждать во вреде курения, в том, что это запретно (харам), в том, что за это придется держать ответ перед Аллахом. А [для осознания] этого сперва необходима вера в Аллаха, в Последнюю жизнь, в наказание за совершение запретного. С одной стороны следует вести [разъяснительную работу], а с другой стороны – ограничивать [оборот табака]. Необходимо, чтобы курение было сопряжено с определенными трудностями. Эффект будет [лишь] при сочетании этих двух [стратегий].

Что касается пассивного курения в закрытых помещениях, то здесь опять-таки следует обратиться к мнению специалистов, а они утверждают, что пассивное курение является более вредным; оно суть то же активное курение. Скажем, мой покойный отец не курил, но захаживал в кофейни, где сидел за одним столом с друзьями, которые курили. [В итоге он заболел] раком пищевода, желудка и дыхательных путей, после чего недуг распространился на всё тело и он умер напрасно. Поэтому некоторые пространства, очевидно, должны быть свободны и защищены [от табачного дыма], соответствуя тем самым [принципу] недопустимости вреда для личности. Это значимая мера, но, как я уже сказал, основательное решение проблемы [курения] невозможно до тех пор, пока она не будет решена на уровне индивидов.

ПРИМЕЧАНИЯ:

[1]      Тахридж аль-манат – нахождение характеристики, которая пригодна в качестве мотивировки, не указанной в неоспоримых сакральных текстах (насс) или не определенной посредством консенсуса (иджма). Примером тахридж аль-манат является, в частности, определение того, что мотивировкой запретности вина является такое его качество, как «опьяняющий эффект». Танких аль-манат – нахождение характеристики, которая пригодна в качестве мотивировки шариатского положения (хукм), посредством ее выбора среди иных характеристик, связанных с шариатским положением. Действуя в рамках данной процедуры, муджтахид прилагает усилия по нахождению характеристики, которая подходит в качестве мотивировки, отбраковывая те характеристики, которые в качестве нее не подходят. Посредством танких аль-манат, например, было установлено, что мотивировкой искупительного действия (каффара), наложенного Пророком (с.а.с.) на бедуина, который во время поста в месяц Рамадан совершил половое сношение со своей супругой, являлось сознательное нарушение поста при его соблюдении в месяц Рамадан.

[2]      См.: Абу Дауд, 3681; ат-Тирмизи, 1925; Ибн Маджах, 3393; ан-Насаи, 5607.

[3]      Gülen M.F. Ölüme yürüyorsun hep ölüm diye … // Sızıntı. 2003. №25(289). S.8

[4]      Подр. см.: el-Azîmâbâdî, Avnü’l-ma’bûd, 10/96.

[5]      Сообщается, что аль-Микдам ибн Ма’дикариб сказал: «Я слышал, как Посланник Аллаха (с.а.с.) говорил: “[Никогда] не наполнял человек сосуда, худшего, чем [его собственное] чрево! Достаточно сыну Адама [нескольких] кусочков пищи, благодаря которым он сможет выпрямить свою спину, а если уж неизбежно [для него есть больше, пусть] треть [его желудка будет] для еды, треть – для питья, а ещё треть – для [лёгкости] дыхания”» (Ахмад, 4/132; ат-Тирмизи, 2380, Ибн Маджах, 3349 и др.).

[6]      Полная версия этого хадиса, который приводит ад-Дайлями (1/1/88) от имама ад-Даракутни со слов Джабира, звучит следующим образом: «Больше всего в отношении своей общины я опасаюсь больших животов, продолжительного сна, ленности и слабой веры». Хадисоведы критиковали данный хадис из-за проблем с его изводом (иснад).

Перевод сайта http://www.hizmet.today

Все права на видео принадлежат http://www.herkul.org

Top