Кто на субподряде, «Эргенекон» или Эрдоган?

Ergenekon v. Erdogan

Созданный после 15 июля режим, несущий на себе подпись Эрдогана, по сути является тем самым строем, о котором мечтал «Эргенекон». Если снять с него зеленую одежду, то можно увидеть, что построенный режим есть ни что иное, как смирительная рубашка, которую «Эргенекон» вот уже многие годы хочет натянуть на эту страну.

По грубым прикидкам, «Эргенекон» желал видеть в Турции режим сродни сирийскому, и мечтал получить власть, которую никак не возможно было обрести в результате выборов, другим путем, например, так, как это сделал Хафез Асад. Ибо демократическое правление, основанное на плюрализме, означало бы, что «Эргенекон» никогда к власти не придёт.

Мечтами «Эргенекона» было правление, выстроенное, прежде всего, вокруг приоритетов государства, а не прав и свобод человека. Именно поэтому «Эргенекон» выступал против адаптации законодательства к стандартам Евросоюза, в котором гарантируются индивидуальные права и свободы. Под предлогом обеспечения безопасности все права общества по отношению к государству должны были быть приостановлены, индивиды должны были стать словно мертвым телом в руках омывателя трупов. Для того, чтобы обеспокоенность безопасностью не сошло на нет, «Эргенекон» находился в перманентном сговоре с террористическими организациями.

Экономика, СМИ и религия, находящиеся под полным контролем государства – всё это, по сути, являлось мечтами «Эргенекона», т. е. глубинного государства.

Будь во главе страны не Эрдоган, а армейский генерал Четин Доган или Салдырай Берк, управление было бы таким же. Более того, они, возможно, побоялись бы ликвидировать религиозные кадры в государственных структурах с той же жестокостью, которую демонстрирует Эрдоган, и не стали бы столь вольготно экспроприировать фирмы.

Единственная мечта «Эргенекона», которую можно считать нереализованной в настоящее время, это использование светскости в качестве «кнута». Однако религия стала настолько выхолощенной, что атеизм и деизм распространились на этих землях в доселе невиданных масштабах. Даже кемализм со своим «кнутом» не смог настолько отдалить общество от религии.

Все решения принимаются государством и каждый находится под его железной пятой; указания государства исполняются всеми, от судей, прокуроров и чиновников до журналистов и писателей, без оглядки на их законность. То, что называется «конституцией», значит не больше, чем обрывок бумаги.

Что же станут делать люди, ликующие от того, что власть находится в руках Эрдогана, в то время, когда эту систему будут использовать такие личности, как Салдырай Берк или Четин Доган?

Короче говоря, режим, который «Эргенекон» хотел, но не мог выстроить долгие годы по разным причинам, был им выстроен в одеждах Эрдогана. Ну а теперь эти одежды «Эргенекон» с себя сбросит.

Посредством террора, разбушевавшегося после выборов 7 июня 2015 года, и последовавшей инсценировки путча 15 июля, «Эргенекон» на золотом блюдечке преподнёс Эрдогану такую страну, которая им нужна. И делая это, «Эргенекон» превратил Эрдогана в одиночку. Тот разошёлся со всеми своими попутчиками. Его отношения с исламистским электоратом дошли до стадии разрыва. Он очутился в эпицентре совершенно иной среды, [в которую входят люди] от Бахчели до Агара, от Перинчека до Метина Фейзиоглу, от Ардана Зентюрка до Недима Шенера. От него в духовном плане отдалились избиратели, поддерживающие политический ислам, равно как мусульманские джамааты-общины. Пусть никто не обманывается тем, что сегодня они ведут себя как приверженцы Эрдогана – эта связь теперь уже полностью подчинена страху. Для того, чтобы защититься от зла Эрдогана, они ведут себя так, словно находятся на его стороне.

Я не верю в то, что «Эргенекон» захочет оставить этот режим Эрдогану. Не может быть так, чтобы Эрдоган не видел эту игру и не знал, что они ненавидят его так же, как они ненавидят движение «Хизмет». И что они, подобно охотнику, поджидающему добычу, ждут [момента], чтобы стереть его в порошок.

И для обеих сторон время подошло к концу. Все «бременские музыканты» в деле, включая членов «Эргенекон» из Республиканской народной партии и «Хорошей партии», максимально увеличили громкость [песенки про] FETÖ, и за этим всем лежит цель упрочнения основания для будущей атаки на Эрдогана. Полагаю, что против него будет использована ширма «борьбы с FETÖ».

Мне кажется, что ряды вот-вот вернуться к временам судебных процессов по делу «Эргенекон». В любой момент возможны взаимные атаки для нанесения друг другу мощных ударов.

Альпер Эндер Фырат

TR724