Коварная политика голода Эрдогана в отношении жертв чисток

Subtle Starving Title 1

На прошедшей недели правоохранительные органы провели рейды по 40 адресам в Салихли, Тургутлу, Алашехире, Кёпрюбаши, Куле и Сарыгёле, все из которых являются районами турецкой провинции Маниса на западе страны, задержав тридцать три человека и арестовав десять. По словам прокуроров, вина указанных граждан заключалась в том, что они «помогали семьям людей, которые были заключены в тюрьму в рамках строгих послепутчевых ограничений» посредством снабжения их продуктами питания!

В приземленной и банальной атмосфере послепутчевых репрессий в Турции эта новость вряд ли может подходить для первых полос масс-медиа. Но с точки зрения того, что она раскрывает, эта новость, безусловно, заслуживает нашего внимания – она помогает нам осознать мрачный и коварный характер направленной против жертв чисток правительственной политики голода, которая в значительной степени осталось незамеченной как в национальных, так и в международных СМИ.

Для тех, кому интересно, как живётся жертвам чисток и семьям заключенных в Турции, эта статья предоставляет возможность вблизи взглянуть на повседневную борьбу за выживание, которую тысячи людей ведут перед лицом океана препятствий для того, чтобы обеспечить себе достойное существование.

После попытки государственного переворота более 150 тысяч человек были уволены с занимаемых должностей без надлежащей процедуры в рамках действующего режима чрезвычайного положения. Большинство из них не могут найти оплачиваемую работу ни в государственном, ни в частном секторах. Более того, власти запугивают большую часть работодателей с тем, чтобы они не нанимали жертв чисток, нанося тем самым двойной удар по средствам к существованию последних. Это один из способов, который правительство использует для того, чтобы обречь жертв чисток на голод, и данный факт был беззастенчиво подтвержден проправительственным журналистом в качестве «социальной смерти».

Как представляется, полицейские операции по запугиванию посредством арестов людей, в большинстве своем связанных с движением Гюлена, которые помогают семьям заключенных, предоставляя им какие-то материальные средства к существованию, является другим, менее известным и более сомнительным с моральной точки зрения методом: сотни людей были схвачены за проявление милосердия, ведь быть добрым самаритянином считается правонарушением. Взять, к примеру, дело Халиме Гюльсу. Она была арестована в Мерсине за помощь семьям заключенных, а затем умерла в тюрьме из-за того, что состояние ее здоровья ухудшилось.

Аналогичные операции полиция проводила по всей стране. В январе 2019 года 11 женщин из южной провинции Мараш были отправлены в тюрьму за помощь другим женщинам, чьи мужья были ранее заключены в тюрьмы в ходе послепутчевых репрессий. Н.О. стала жертвой своей щедрости после того, как поделилась с пострадавшей семьей частью из своих с превеликим трудом заработанных денег. Она и ее товарищи были задержаны полицией в момент расфасовки по пакетам продуктов питания, предназначенных для раздачи нуждающимся семьям.

Наиболее известными предтечами политики голода в современной истории являются беспощадные режимы Сталина и Гитлера, тогда как для политической истории Турции она выступает в качестве чего-то «нового» (см. примечание ниже). В плане количества жертв этой политики гораздо хуже то, что совестливые люди, которые хотели помочь пострадавшим, предоставляя им убежище, давая еду или переправляя через границу, подвергались немедленной казни. В XXI веке печально известная политика голода, применяемая режимом Асада, реализовывалась путем окружения сирийскими военными отдельных населенных районов на территориях, контролируемых повстанцами, и перерезания жизненно важных артерий подвоза продовольствия.

Репрессии эрдогановского режима против тех, кто пытается помочь жертвам чисток и семьям заключенных, напоминают об этих жестоких режимах прошлого и настоящего. Разница скорее в степени, а не сути. Казнь как метод запугивания заменяется арестами, которым придают «легальную окраску». В отличие от режима Асада, избирательные удары правительства Эрдогана не ограничиваются определенной географической областью для реализации политики голода в отношении отдельной категории людей. Напротив, турецкая политика направлена ​​на то, чтобы изолировать целевую группу от остального общества и превратить ее членов в чужаков и маргиналов, перерезая их жизненные артерии и социальные связи с остальными и одновременно с этим запугивая социальную среду для предотвращения любых форм сотрудничества и солидарности с этими нежелательными элементами политического организма.

С этой новой политикой режим Эрдогана реализует другую карательную стратегию, для которой характерен гораздо больший расчет и коварство. Посредством использования разнообразных правовых, политических и экономических инструментов правительство не оставляет жизненного пространства для той части населения, на которую оно нацелилось. Эта целенаправленная политика доводит людей до отчаяния и, как свидетельствует недавний доклад, толкает их на самоубийства.

Примечание: В 1990-х годах Турция разработала еще одну политику, которую можно назвать «продовольственным эмбарго» для тех мест, где запрещенная Рабочая партия Курдистана (РПК) представляла угрозу для безопасности. Чтобы предотвратить поставку продовольствия и материально-техническое снабжение боевиков РПК, власти регулировали поставки продуктов питания в некоторые города и села, чтобы даже часть из них не досталась РПК. Премьер-министр Эрдоган признал существование такой политики в ходе процесса своей «демократической открытости» к курдскому населению в конце 2000-х годов.

Продолжение следует

Абдуллах Аясун

medium.com

Top