Коварная политика голода Эрдогана в отношении жертв чисток (окончание)

Subtle Starving 2

Начало статьи доступно по этой ссылке

Геттоизация государственных служащих в Турции

Если говорить о правовом аспекте этой политики, то в качестве примера можно привести принятый в конце прошлого года закон, который показывает, насколько далеко правительство зашло в своем отказе принимать на работу жертв чисток.

Закон, получивший печальную известность под названием «пятая статья», касается статуса врачей, уволенных из бюджетной сферы. Он предусматривает запрет на трудоустройство медицинских работников в любом качестве в частном или государственном секторах на основании «угроз национальной безопасности» или предполагаемых террористических связей. Каким бы тщательно прописанным или закодированным ни был язык закона, он насыщен секьюритистской терминологией, в основном предназначенной для сокрытия реальных намерений, стоящих за действиями правительства. Глубина и охват нового нормативного акта не оставили врачам и части новоиспеченных выпускников медицинских факультетов университетов, подозреваемых даже в малейшей причастности к движению Гюлена, возможностей устроиться на работу в государственном или частном секторах. Закон не только навсегда лишает ранее уволенных врачей возможности вновь работать по специальности – он также нацелен на  уничтожение медицинской карьеры недавних выпускников, которые не в состоянии пройти всестороннюю проверку на благонадежность. Если студент не проходит проверку по линии безопасности (процедура, предназначенная для выяснения того, есть ли у студентов-медиков какие-либо родственники, уволенные в соответствии с постановлениями правительства, или члены семьи, находящиеся под следствием), то его медицинская карьера, в сущности, закончена.

Спустя всего неделю после публикации мрачного отчета Amnesty International об уволенных государственных служащих Турции и их постоянно ухудшающемся положении, турецкое правительство своим пресловутым законом продемонстрировало свою твердую решимость продолжать проводить подобную ​​политику, проявляющую мало сочувствия или милости к жертвам. Собственно говоря, еще задолго до июльского путча 2016 года, президент публично пообещал, что  члены движения «Хизмет» не получат даже стакана воды. Когда женщины, чьи мужья были заключены в тюрьму после попытки переворота, обратились в мэрию города на западе Турции за финансовой помощью, городской глава прогнал их в грубой форме. Но кульминацией стало то, что он посоветовал им питаться «корнями деревьев». Вкупе с замечаниями высокопоставленных чиновников ПСР и президента, совсем не удивительно было увидеть то, что правовые меры в отношении врачей отражают образ мышления, глубоко укоренившийся среди высшего слоя партийного руководства и чиновников.

Но трагедия не ограничивается лишь докторами. Бесконечные старания других государственных служащих так ни к чему и не привели ввиду хаотичной деятельности комиссии, печально известной под названием «Комиссия OHAL», которая была создана правительством для рассмотрения претензий и требований уволенных государственных служащих. Комиссия восстановила в ранее занимаемых должностях всего лишь несколько тысяч уволенных, отклонив при этом более 100 тысяч заявлений без сколь-либо убедительного правового обоснования своих решений.

Большинство заявлений увязло в длительной и затяжной процедуре рассмотрения дел. Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ), опасаясь быть перегруженным обращениями из Турции, настоятельно призывает жертв турецких чисток исчерпать национальные каналы правовой защиты.

Но, судя по всему, «национальной правовой защиты» не существует в рамках возможного в нынешних турецких условиях. Жалкая структура Комиссии OHAL, состоящей из семи членов, и ее политика «медленного продвижения» разочаровали уволенных работников, которые перестали питать иллюзии на фоне официального безразличия к своему тяжелому положению. Отсутствие рабочих мест в стране обрекает их на крайнюю нищету, и даже голод. Они не могут выехать за границу из-за того, что их паспорта аннулированы. Неслучайно протестующие назвали прошлогодний запрет в отношении врачей и студентов-медиков «смертным приговором».

Международное сообщество должно принимать в расчет неотложные реалии, разворачивающейся в Турции у всех на виду. Дело в том, что правительство в Анкаре просто обрекает определенный сегмент общества (KHK’lılar – жертвы постановлений в силе закона) на затяжную социальную смерть посредством применения ненасильственных методов. Это совершенно новое явление и новая методология, которая показывает сноровку и проницательность правительства. И только согласованное давление и внимательное освещение в СМИ подтолкнет власти к действиям. В противном случае любое изменение представляется менее возможным, учитывая тот факт, что ни международное сообщество, ни турецкое общество даже не знают о том, что происходит.

Абдуллах Аясун

medium.com

P.S. Новостной сайт TR724 опубликовал в конце ноября шокирующую своим цинизмом историю, наглядно показывающую вражду правящего в Турции режима к жертвам постановлений в силе закона. В ней рассказывалось о драме лишившийся работы учительницы N.K., матери двоих детей, чей муж-полицейский находится в тюрьме, а сама она переживает затяжную депрессию. Чиновники из социальной защиты отказали бывшей учительнице в социальных выплатах, хотя ранее они же дали добро на материальную помощь и социальные выплаты для женщины, состоящей в браке с членом ИГИЛ – террористической организации, запрещенной в РФ и ряде иных стран мира.

Top