Коррупционный скандал 2013 г. и контроль Эрдогана над судебной властью

Erdogan

Мы продолжаем публикацию доклада «Неудавшийся военный переворот в Турции и массовые чистки«. Предыдущая статья доклада: Более убедительная версия событий.

Протесты в парке Гези и антикоррупционные расследования 2013 г. продемонстрировали недовольство турецкого общества растущим авторитаризмом Эрдогана и усиливающейся коррупцией. В обоих случаях Эрдоган реагировал очередной порцией конспирологического бреда и обвинениями в адрес своих оппонентов, чтобы в итоге усилить свою мощь и заставить замолчать всех несогласных.

Начиная с декабря 2013 г. Эрдоган начал добиваться контроля над судебной властью, чтобы «сорвать антикоррупционные расследования» и «подавить критику в СМИ и сети Интернет». Коррупционный скандал декабря 2013 г., в котором оказались замешаны члены кабинета министров, их родственники и различные чиновники, ПСР объявила заговором против правительства и тотчас же начала предпринимать меры для упрочнения своего положения. В этом «заговоре» Эрдоган обвинил движение Гюлена, которое он объявил «параллельным государством» и пообещал «уничтожить». В июле-августе 2014 г. правительство начало чистки и уголовное преследование сторонников Гюлена в полиции с целью сокрытия обвинений в коррупции.

ПСР изменило полномочия Конституционного суда и Высшего совета судей и прокуроров, постепенно скатываясь к авторитаризму. Был принят новый закон, согласно которому право назначения на должности в секциях Высшего совета судей и прокуроров переходило от Пленума совета к министру юстиции, который, в свою очередь, заменил двух оппозиционных правительству членов совета на лояльных Эрдогану людей. Далее начались массовые переназначения и понижения в должностях, поскольку судей и прокуроров, занимавшихся антикоррупционными расследованиями, начали заменять на людей, преданных правящему режиму.

В феврале 2014 г. был принят закон, вводящий изменения в структуру Высшего совета судей и прокуроров с целью «сделать его более зависимым от исполнительной власти», а в июне того же года было объявлено о создании новой категории мировых судов по уголовным делам (Sulh Ceza Hakimlikleri). Эти суды, предназначенные для принятия основных решений, определяющих ход уголовных расследований (например, решения о проведении обыска, задержании и т.д. – прим. пер.), с течением времени становились все более и более зависимыми от правительства. После выборов членов Высшего совета судей и прокуроров в октябре 2014 г., в нем «стали преобладать лояльные правительству люди, и через него правительство обрело контроль над всей судебной системой».

После введения указанных изменений уже было понятно, к чему, скорее всего, они приведут. Эргюн Озбудун, профессор политологии и конституционного права Стамбульского городского университета, заявил, что «контроль ПСР над судебной системой однозначно приведет к более широкому использованию практик избирательного применения норм права». Комиссар Совета Европы по правам человека Нил Муйжниекс отметил, что усиление правительственного контроля над судебной системой «значительно усилит влияние исполнительной власти, что вызывает еще большую озабоченность относительно неподобающего вмешательства правительства в дела судебной власти».

Top