Коран и Божественное откровение

РК-Коран и Откровение-1

Глава из книги «Разбитый кувшин», составленной из переводов одноименного цикла статей на сайте  Herkul.org.

Из всех манифестаций Божьей Речи манифестация Св. Корана является наиболее полезной для всего человечества. Он обладает стилем речи и манифестацией, подходящей для языка, понимания, состояния и сознания всех людей. Его стиль учитывает уровень восприятия, понимания и осознания своей целевой аудитории. Следовательно, Коран был ниспослан на определенной «длине волны Божьей манифестации», чтобы каждый желающий мог его понять, оценить и получить от него пользу. Здесь выражение «длина волны Божьей манифестации» я употребил с надеждой предотвратить какое-либо недоразумение или возражение.

Во время ниспослания Божьего откровения благословенный Пророк переходил из этого мира в другой мир и словно закрывался от этого мира; он покидал этот мир и переходил в совсем другое измерение. Даже при обладании необходимыми и особыми дарами по данному вопросу он явно ощущал тяжесть Божественного откровения. Он чувствовал духовную тяжесть связи с тем миром и тяжесть принятия Божественного откровения.

Такой обмен в процессе принятия Божественного откровения для нас является большой тайной, которую мы никак не в состоянии объяснить. Но при этом мы не перестаем желать понять и объяснить это с помощью отдельных уподоблений. Например, при передаче сообщения с помощью азбуки Морзе приёмники принимают различные сигналы и преобразуют их в буквы и слова. В азбуке Морзе каждой букве соответствует комбинация из длинных сигналов (тире) и коротких сигналов (точек). Человек, который дежурит у приёмника, принимает определенные сигналы, переводит их в определенные буквы и слова и затем составляет из них текст с определенным смыслом. И с целью облегчения нашего понимания вопроса Божественного откровения мы тоже можем использовать метод уподобления. Упаси Боже, да не будет ошибкой такое сравнение и уподобление! – каждый ниспосылаемый Божественный сигнал принимался тысячами духовных приёмников в сути благословенного Пророка в качестве одного слова. Некоторые люди, не сумевшие понять эту тонкость, твердят, что Божественное откровение приходило к пророку в качестве смысла, а он этот смысл самостоятельно выражал в виде нужной словесной формы или оборота.

Я был очень огорчен, когда услышал слова некоторых людей о том, что «смысл Корана – от Аллаха, а слова – от Пророка». Нет, это не так! Мы не можем сказать, что «ниспосылался лишь смысл». Каждый поступавший сигнал соответствовал одной букве. При поступлении в приёмники, они расшифровывались в соответствии с истинным смыслом. И в этом деле использовалась суть благословенного Пророка. Это было принятие сигналов, и благословенный Пророк никогда не говорил: «Господи! Повтори этот аят еще раз!»; напротив, когда он повел себя взволнованно и поспешно, чтобы не упустить Божественное откровение, он был предупрежден: «Мой Пророк! Не шевели своим языком, повторяя его (Коран), чтобы поскорее запомнить. Нам надлежит собрать его и прочесть. Когда же Мы прочтем его, то читай его следом» (Св. Коран, 75: 16-18). Таким образом, ему словно было сказано, чтобы он сосредоточился, ибо эти сигналы, попав в его суть, возвращались в истинное состояние. И потому неверно привязывать Божественные откровения к людским формам.

Все вышесказанное дает лишь один небольшой пример того, как можно понять или хотя бы приблизиться к пониманию этого вопроса; или понять то, что истинная суть Божественного откровения ведома лишь Всевышнему Творцу.

Фетхуллах Гюлен

Источник: Гюлен, Ф. Разбитый кувшин. М.: Новый Свет, 2014, С.309-310.