Когда я встретил гандианского «джихадиста» в Америке

F_Gulen_&_S_Kulkarni

Индийский активист-миротворец и колумнист Судхиндра Кулкарни, который в свое время был помощником премьер-министра Индии Атала Бихари Ваджпаи, опубликовал недавно статью, рассказывающую о своей встрече с Фетхуллахом Гюленом в 2018 году. Приводим вниманию наших читателей первую часть фрагментов из этой публикации:

«Когда я встретил его, первое, что я заметил – это круглое лицо с большим носом. Его голова была покрыта мусульманской шапочкой, потому что единственная корона, которую он признает – это корона Всемогущего Аллаха. Его пронзительные глаза казались небольшими из-за возрастных мешков под глазами. Будучи в возрасти 81 года, он выглядел немощным и эта немощность усугублялась тем, что у него был жар. За день до этого наша встреча с ним была отменена из-за наличия у него высокой температуры, и я вернулся из его обители в идиллических лесах Пенсильвании в мой хостел в Нью-Джерси. Если бы он захотел, он мог бы предпочесть отдых, а не встречу со мной. И для этого у него были все основания. Но вместо этого Фетхуллах Гюлен, один из наиболее просвещенных ученых суфийского ислама во всем мире, удостоил меня аудиенции в тот незабываемый вечер в сентябре 2018 года.

С тех самых пор, как я услышал о нем в 2000-х годах, я чувствовал свое восхищение этим турецким гуру, которого миллионы последователей почтительно называют «Ходжа-эфенди». Источником моего уважения стало его жесткое, недвусмысленное осуждения Усамы бен Ладена и его армии террористов. В своей статье о нем («An Islamic Voice of Reason and Reform in America»), которая была в 2005 году опубликована в издании The Times of India, я написал о том, что есть влиятельный мусульманский проповедник, который назвал Усаму бен Ладена «монстром».

В этой статье я выразил свое восхищение им как убежденным сторонником межрелигиозной гармонии и совместимости ислама и светскости (понимаемой в индийском смысле «Sarva Pantha Samabhaav» или равного уважения ко всем конфессиям, а не практик Кемаля Ататюрка, основателя современной Турции, который пытался изгнать религию из государства и общества). По словам Гюлена, «религия – это путь, который объединяет всех в братстве».

Гюлен осуждает террористов, которые совершают варварские акты во имя ислама, поскольку он убежден в том, что дурные средства не оправдывают кажущиеся благородными религиозные цели. «Мусульманин не может сказать: «Я убью человека и попаду в Рай». Божье довольство нельзя заслужить убийством людей. Я с сожалением вынужден констатировать тот факт, что у отдельных религиозных лидеров и незрелых мусульман нет иного оружия, кроме их фундаменталистской трактовки ислама».

В 2013 году добровольцы движения «Хизмет» в Индии (а они занимаются образовательной и миротворческой деятельностью под эгидой фонда Indialogue) пригласили меня в Турцию для того, чтобы я выступил с рядом лекций о Махатме Ганди. Есть что-то мистическое в Турции, этой земле легендарной красоты, являющейся цивилизационным стыком между Азией и Европой, христианством и исламом. Для меня эта поездка была возможностью увидеть диффузию последователей Гюлена в турецком обществе. Затем Фонд журналистов и писателей и Альянс общих ценностей, две наиболее активные организации движения Гюлена, пригласили меня принять участие в конференции, посвященной устойчивому развитию, которая должна была состояться в Нью-Йорке и была приурочена к Генеральной ассамблее ООН 2018 года. Я принял это приглашение и попросил организаторов устроить мне встречу с Гюленом, и был весьма рад тому, что они согласились.

После окончания конференции они отвезли меня в Нью-Джерси, где их партнерская организация управляет самой крупной из своих ста чартерных школ в США. Школа, расположенная в лесу, представляет собой идеальную обстановку для воплощения гюленовской холической философии образования («Образование посредством обучения и ведения похвального образа жизни, – пишет он в книге «Toward a Global Civilisation of Love and Tolerance», – является величественной обязанностью. Осуществляя это, мы можем достичь уровня истинной человечности и превратиться в полезный компонент человечества»).

Они устроили мое пребывание в скромно оборудованном хостеле, располагающимся на верхнем этаже школы и предназначенном для добровольцев движения «Хизмет» со всех концов света. В одном лишь штате Нью-Джерси они управляют более чем полудюжиной организаций, в том числе прекрасным книжным магазином и издательством, выпускающим выходящий раз в два месяца журнал The Fountain, учебный центр предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций, центры продвижения турецкой культуры и диалога с различными конфессиональными и этническими группами, проживающими в США.

Меня глубоко поразило то, что несмотря на свою глубокую религиозность, они были современными в своих взглядах и весьма профессиональными в своей волонтерской деятельности. Поистине, это то, чего Гюлен ждет от Турции и иных мусульманских обществ – знать, что «восприятие ислама [другими] зависит от нашего поведения и манер». И эти манеры совершенствуются практикой джихада, который, к сожалению, является наиболее неправильно понимаемым исламским концептом. Профессор Анвар Алам пишет в своей книге: «В движении «Хизмет» понятие джихада ассоциируется с великим джихадом, который призывает к внутренней борьбе за очищение сердца и совершению позитивных действий, полезных для ислама и человечества».

Продолжение следует

Top