Когда я встретил гандианского «джихадиста» в Америке (окончание)

S_Kulkarni_&_Gulen_message

Начало этого материала доступно по следующей ссылке

Два дня спустя Сулейман Кая, который в свое время возглавлял проекты фонда Indialogue в Мумбае, отвез меня в резиденцию Гюлена в Центре поклонения и уединения «Золотое поколение» в горах Поконо, где он, помимо прочего, продолжает преподавать кораническую экзегетику и исламское каноническое право. Въезд на территорию комплекса усиленно охранялся и меры по обеспечению безопасности были весьма строгими («Люди Эрдогана…», – сообщили мне потом приглушенным тоном).

Поскольку солнце уже село, я пожалел, что не смог увидеть как выглядит гюленовский «ашрам». Когда мы зашли в основное здание, где располагаются его личные покои, нам сказали: «Просим прощения, но встреча состояться не может. Ходжа-эфенди болен. Завтра встречи тоже может не быть, поскольку доктора порекомендовали ему полный покой». Мы вернулись обратно, не зная о том, повезёт ли нам завтра.

И всё-же мы рискнули. Вечер был потрясающим. Комплекс и горы позади него сверкали золотом солнечного света. Тишина и покой наполняли чистый воздух. Когда мы вошли в главное здание, меня ждала хорошая новость: «Хотя Ходжа-эфенди все ещё чувствует себя плохо, он хочет принять вас». Нас проводили в большой молитвенный зал, который был тих несмотря на заполненность последователями Гюлена. Будучи единственным не-турком и не-мусульманином среди них, я сел в отдаленный угол. Но когда Гюлен вошел в зал, он увидел меня и жестом пригласил сесть рядом с ним. Он затем возглавил намаз, который длился долго и перемежался длительными промежутками медитативной тишины.

В книге Анвара Алама сообщается, что «Гюлен совершает зикр по пять часов в добавок к чтению Корана про себя». Вот еще немного значимой информации из его книги: «В отличии от «Джамаат Таблиг» (запрещена в РФ – прим.пер.), для движения «Хизмет» прозелитизм не характерен».

После молитвы меня проводили в другой зал, где Гюлен принимает посетителей. Поприветствовав меня теплым рукопожатием, они удивил меня еще раз, предложив сесть в его кресло. Сам он сел в куда менее примечательное кресло и с помощью переводчика сообщил о том, что очень рад визиту друга из Индии. Он выразил свое восхищение Индией как колыбелью древней и богатой цивилизации, которая стала домом для мирно сосуществующих представителей различных религий. Я сказал: «Благодарю вас, ваше святейшество, за редкую честь встретиться с вами несмотря на то, что доктора посоветовали вам отдохнуть. Я прибыл сюда в качестве преданного индуиста и самоназначенного представителя всего народа Индии, который верит в те ценности, которые вы лелеете, и прежде всего – ценность диалога и взаимопонимания ради мира на всей земле».

Затем я рассказал ему о своей страстной убежденности в необходимости гармонизации отношений между индуистами и мусульманами и нормализации отношений между Индией и Пакистаном, которые выступают двумя взаимосвязанными компонентами общей исторической повестки дня, а также о своей деятельности, направленный на это. Когда он услышал слово «Пакистан», взгляд его глаз стал более резким. Поэтому я вкратце описал суть проблем между двумя странами, рассказал об имевших место войнах, бесплодном поиске справедливого и человечного решения спора вокруг Кашмира, кровопролитии из-за терроризма и иных форм насилия, позорных реалий бедности и социо-экономического неравенства в обоих странах, а также о необходимости найти долговременное решение ради мира и развития во всей Южной Азии.

«Я молюсь за мир между Индией и Пакистаном», – сказал Гюлен. «Воистину, весь мир желает мира!». В этот момент я преподнес ему свою книгу о Махатме Ганди и сказал: «Ганди был набожным индуистом, но при этом очень уважал ислам и Пророка Мухаммеда. Он положил свою жизнь ради единства индуистов и мусульман». Гюлен отметил, что он очень уважает Ганди и его философию ненасилия. «Она сильно перекликается с исламскими идеями мира, милосердия и всеобщего братства. На меня глубокое впечатление произвела его жизнь, особенно его настойчивое стремление решать конфликты ненасильственными методами и его усилия по налаживанию мостов между мусульманами и индуистами». Тогда я попросил: «Ваше святейшество, в 2019-2020 годах будет отмечаться 150-я годовщина со дня рождения Махатмы Ганди. Могу я вас попросить послать торжественное посланием жителям Индии?». Он согласился. Его дань памяти, присланная на Ганди Джаянти, приведена здесь.

В знак уважения к состоянию его здоровья, я откланялся раньше, чем хотелось бы. Но перед моим уходом Гюлен сказал: «Приезжайте еще раз, и следующий раз поживите здесь с нами». Его помощники позднее сказали, что я был одним из немногих индийцев, которые с ним встречались».

Top