Какие мусульмане нужны кемалистам?

basortu-zulum-1-696x441

Если не считать последних десяти лет доминирования РЕЖИМА АФЕРИСТОВ, при котором на сцену была выдвинута религия / консерватизм, а затем начался грабеж во всем своем многообразии, сотня лет турецкой истории прошла в дискуссиях о секуляризме (лаицизме) и реакции. Многие годы секуляристы указывали другим во что, на сколько и как они должны верить. Они вмешивались во все, начиная от одежды и заканчивая платками и формами поклонений. Они собирали сведения о гражданах в плане принадлежности их к тем или иным суфийским братствам и джамаатам, наличия у них тех или иных верований, ношения ими той или иной одежды, и составляли «списки реакционеров». Каждого, имеющего склонность к религии, они считали «опасным», и пытались то выгнать из государственных структур, то вытеснить на обочину жизни.

Причина того, что Партии справедливости и развития (ПСР) удается в максимальной степени эксплуатировать религию и получать поддержку консервативных кругов несмотря на всю свою ложь и воровство, скрыта в прежних действиях кемалистов и секуляристских элит. Еще вчера кемалисты, прикрываясь Ататюрком и лаицизмом, использовали мощь государства для того, чтобы отторгнуть и вычистить тех или иных людей. Сегодня тем же самым занимается ПСР, используя для этого религиозную риторику. Хоть им и не нравится, когда их сравнивают, эти две прослойки имеют один и тот же modus operandi. И те, и другие считают, что вправе по своему усмотрению распоряжаться государством, правом и общественными ресурсами, и не признают места под солнцем для тех, кто мыслит иначе.

Опыт нахождения под властью ПСР, по всей видимости, ничему не научил кемалистов и секуляристов. Я не говорю о светских людях. Ведь светскими являются государства. Люди могут исповедовать религию или же не исповедовать ее. Они могут быть сторонниками религии, деистами, атеистами, светскими людьми. Принцип светскости означает, что государство отделено от религиозной сферы и равноудалено от религий и верований. Светскими также называют людей, которые не придают значения религии или не рассматривают ее как нечто приоритетное. Соответственно, в данном случае мы говорим не о светских людях, а о секуляристах. Наши кемалисты – это люди, которые навязывают секуляризм всем подряд, всех пытаются подогнать под шаблоны, существующие у них в голове, обвиняют всех религиозных людей скопом, не испытывают к ним ни малейшего уважения, не признают их образа жизни и всё пытаются их изменить. Лаицизм они используют в качестве идеологии для того, чтобы переделывать и выправлять остальных.

Если в их жизни никто не вмешивается, светские люди в других странах не унижают и не отторгают остальных из-за их верований и манеры одеваться. Напротив, они защищают свободу совести, совершения религиозных обрядов и внешнего вида, как это предполагается правами и свободами человека. Это можно видеть на примере множества светских жителей Запада, которые образовывали живой щит для защиты мечетей и мусульман, когда возникала опасность расистских нападений.

Если послушать кемалистов, то практически все из них называют себя мусульманами, однако они на дух не переносят никого из старательных, практикующих мусульман.

Наши кемалисты не любят суфийские братства, находя их членов «мракобесами», «реакционерами» и «невеждами». Они считают, что суфийские братства надо ликвидировать. Ибо их существование противоречит лаицизму. Разве Ататюрк не говорил, что «Турция – это не страна шейхов и мулл»? На носящих чалму, имеющих бороду, совершающих намаз они смотрят как на пришельцев из космоса. Увидев их, они реагируют как бык на красную тряпку. Они мечтают закрыть любые обители, мечети и организации, связанные с суфийскими братствами, считая их гнездом фанатизма и мракобесия.

Не любят они и лицеи имам-хатипов, контролируемые светской Турецкой Республикой. И эта нелюбовь никак не связана с тем, что ПСР превращает все школы в лицеи имам- хатипов и партийные филиалы. Они не любят их исстари. Однако делают вид, что не помнят о том, что первые лицеи имам-хатипов были открыты еще при Инёню.

Они не любят Министерство по делам религии (МДР) и его религиозные кадры. Они считают их «мракобесами» и «тунеядцами», получающими деньги из государственной казны. Если же им предложить: «Пусть тогда мечети и работающие в них люди будут независимы от государства, пусть они примут организационную форму фондов и ассоциаций, пусть последние возьмут на себя расходы по заработной плате, пусть произойдет децентрализация», то они начнут беспокоится. Они прекрасно понимают, что МДР была создана в однопартийную эпоху для того, чтобы держать религию и религиозных людей под контролем государства. Но они все равно не хотят, чтобы государство несло соответствующие расходы.

Вроде бы у них нет претензий к мусульманам, не принадлежащим к каким-либо джамаатам или суфийским братствам. Но стоит им увидеть набожного человека не в летах, как их лицо перекашивается от недовольства. В ход идут увещевания: «Ты еще молод, зачем ты ходишь в мечеть? Вместо того чтобы совершать намаз, иди лучше работай! Работа это тоже поклонение!». Если молодая девушка в соответствие с религиозными требованиями покроет голову платком, они теряют покой и сон. И реагируют на это высокомерными и унизительными замечаниями: «Кто уж покрывает голову в таком-то возрасте? И не жарко тебе?».

Они рассказывают о том, что религия преимущественно отдаляет людей от знания и мирских дел, а также превращает их в реакционеров, что суфийские братства и джамааты делают из молодых людей невежд и т.д. Однако не любят они и тех религиозных людей, которые открывают школы, которые по всему миру открывают колледжи и университеты с самым качественным образованием, которые завоевывают медали на международных научных олимпиадах и постоянно поднимают престиж страны. Они считают их вредными и опасными. Они на дух не переносят высокообразованных людей, которые работают в NASA, Google, ведущих университетах мира, но при этом совершают намаз и практикуют религию.

Можно было бы ожидать, что они выступят против закрытия школ, которые завоевывали медали для своей страны, каждый год демонстрировали крайне высокие результаты на вступительных экзаменах в вузы, не давали религиозного образования, но при этом воспитывали религиозных и вместе с тем имеющих глубокие научные знания учеников. Можно было бы ожидать, что эта страта, придающая столь большее значение науке, образованию и обучению, отреагирует на аресты научных работников и сотрудников вузов. Но наши кемалисты не просто не проблематизировали закрытие 1200 школ и 18 университетов – они пустились в пляс от столь радостного события. Они и словом не вспоминают о том, что работы лишились восемь тысяч научных работников и сотрудников вузов, а также сотни тысяч учителей, и что четыре тысячи судей были уволены за ночь и отправлены в тюрьмы.

К какому бы типу или классу не принадлежал набожный человек, они выставят его виноватым и найдут, за что его можно линчевать. Именно поэтому никто из религиозных людей не доверяет кемалистам и секуляристам НРПшного разлива. Соотнося происходившее в однопартийную эпоху со взглядами нынешних секуляристов, они постоянно беспокоятся о том, что история может повториться. Компания псевдонабожных воров и шарлатанов для народа предпочтительнее попадания в силки к секуляристам, которые постоянно унижают религиозных людей и всё ждут возможности нанести по ним удар

Наши кемалисты и секуляристы еще могут понять, если ты отпускаешь бороду, будучи стариком, ходишь в мечеть, находясь одной ногой в могиле, покрываешь голову, став бабушкой. Однако ничего из этого они не считают нормальным и приемлемым для молодежи.

Типаж, который они хотели бы видеть – это человек, который периодически ходит в мечеть по пятницам, употребляет алкоголь, ведет себя по-современному, воспринимает кемализм как религию, но при этом говорит о том, что он является мусульманином. Они спорят и жестко критикуют религиозный фанатизм, но при этом сакрализируют модель лидерства 1930-х годов. С фанатизмом, превосходящим религиозный, они защищают изм, являющийся производным от идеологических взглядов той поры.

Если религиозный человек необразован, то для вас он «невежда», если образован – то «обманутый». Члены суфийских братств для вас «реакционеры», кадры МДР – «тунеядцы», а муллы – «шарлатаны». Мечетей для вас «слишком много», суфийские обители вы не воспринимаете. Но и тех, которые открывают школы и университеты, вы тоже не терпите. Вы все говорите о науке и образовании, но на дух не переносите образованных религиозных людей и не хотите, чтобы они становились учеными.

Голубчики, какие же мусульмане вам тогда нужны?

Д-р политологии, доц. Махмут Акпынар

TR724

Top