К вопросу о понимании джихада. Часть 6. Интерпретации сторонников «теории мира»

logo_part_6

Мы продолжаем публикацию перевода цикла статей Ахмета Куруджана, посвященных пониманию концепта джихада в исламе. Предыдущие части доступны по следующим ссылкам:  Часть 1 Часть 2  Часть 3  Часть 4 Часть 5 

***

Прежде всего [отмечу], что мир и война не являются чисто религиозными понятиями и соответственно ни то, ни другое не может быть претворено в жизнь исключительно по религиозным мотивам. Иное понимание противоречит и человеческому естеству, и естественному течению жизни. Но это не говорит об отсутствии религиозных оснований войны и мира! Напротив, они могут иметь место и существуют. Об этом свидетельствует история. Тех же, кто ищет доказательство этого именно из Корана, я могу отослать к понимаемому от противного (мафхум аль-мухалиф) восьмого аята суры «Испытуемая», который гласит: «Аллах не запрещает вам быть добрыми и справедливыми с теми [неверующими], которые не сражались с вами из-за религии и не изгоняли вас из ваших жилищ…» (60:8). И этот аят, и исторические события говорят нам о том, что в период ниспослания Корана были люди, которые сражались с мусульманами исключительно из-за религиозных различий, и что подобные люди могут быть и в наши дни и в будущем. Но холический взгляд [на вопрос] подсказывает нам, что религиозные различия никогда не были главенствующим элементом и основной причиной войн. При взвешивании в относительной перспективе [видно, что] политические, экономические, военные и иные факторы чаще становились причиной войн, нежели религиозные различия. К тому же мы говорим о международных отношениях и соответствующих войнах. И [сами] международные отношения, и война как крайнее средство или нежеланная форма [действий] в международных отношениях входят в сферу политики. Поэтому повторюсь еще раз: религиозные различия могут быть одним из оснований для войны, но мы с самого начала должны понимать, что война является политическим вопросом. Не случайно, что Посланник Аллаха (с.а.с.) вел войны, прежде всего, как глава государства, а не как пророк. Это однозначно следует как из аятов, ниспосланных по соответствующим поводам, так и комментариев богословов прошлого и настоящего, касающихся обязательности к исполнению [мусульманами] решений, принятых им (с.а.с.) до, во время и после боевых действий.

Сторонники точки зрения о том, что основой [международных отношений в исламе] является мир, трактуют связанные с джихадом аяты с учетом причин и времени / очередности ниспослания аятов, а также информации о контексте / ситуации во время ниспослания / фоновых условиях. В отличие от сторонников «теории войны», они не считают, исходя лишь из очередности ниспослания аятов, что аят «Сражайтесь с ними, пока не исчезнет искушение (фитна) и пока религия целиком не будет посвящена Аллаху» (2:193)» отменил предыдущие аяты. Это различие в воззрениях приводит к двум противоположным результатам, отличающимся друг от друга как черное от белого.

Для обоснования этого нам необходимо посмотреть на то, как сторонники точки зрения о том, что основой [международных отношений в исламе] является мир, интерпретируют аяты, которые, по мнению сторонников «теории войны», в ходе пяти последовательных этапов [закрепили принцип войны как основы международных отношений в исламе].

На первом раннемекканском этапе, когда неверующие из-за своей сильнейшей и непримиримой вражды образовали фронт против мусульман и ислама, а у мусульман не было сил чтобы противостоять им, были ниспосланы аяты об отсутствии принуждения в религии (2:256) и необходимости отвернуться от многобожников (15:94). В отличие от сторонников «теории войны», объявляющих эти аяты отмененными, сторонники «теории мира» утверждают, что они сохраняют свою актуальность для любых времен и эпох. Подход сторонников «теории мира» исходит не из [тезиса] о недостаточности сил для физического противодействия врагам, а из [положения о] свободе религии и веры. Ибо религия есть то, что человек должен предпочесть своей волей, не находясь под каким-либо принуждением. Лишение человека права выбора и принуждение его [к вере] приведет не к искренности, а лицемерию, которое запрещено множеством коранических аятов по данному поводу

Поскольку ниспосланные на втором этапе аяты (16:125; 29:46), повествующие о терпении, добром слове и мудрости, с которыми следует призывать к исламу, делают акцент на логических и нравственных принципах, направленных на достижение результата, обе группы [сторонников «теории мира» и «теории войны»] едины в своих комментариях.

На третьем этапе, начавшемся сразу после хиджры, был ниспослан аят (22:39), дающий добро на войну с мекканскими язычниками. Это так. Как хорошо известно, Аллах этим аятом санкционировал войну, указав в качестве основания нахождение [мусульман] в положении тех, по отношению к кому совершена несправедливость.

Вопрос, который необходимо задать здесь, следующий: «Что такое нахождение в положении тех, по отношению к кому совершена несправедливость и что подразумевается под несправедливостью?». С точки зрения исторической перспективы, ответ на него можно найти в событиях тринадцати лет мекканского и двух лет мединского периода (до битвы при Бадре). Более того, на этот же вопрос отвечает продолжение указанного аята. Так, в 40-м аяте [той же суры] говорится: «Они были несправедливо изгнаны из своих жилищ только за то, что говорили: «Наш Господь – Аллах» (22:40). С точки зрения дефиниции, раскрытия [содержания], сущности и [смыслового] охвата термина «несправедливость» здесь мы видим два момента: 1) воспрепятствование свободе вероисповедания, о чем свидетельствуют слова «только за то, что говорили: «Наш Господь – Аллах»; 2) изгнание людей, по тем же самым причинам, «из своих жилищ». Иначе говоря, [речь идет о] невозможности свободно жить у себя на родине, исповедуя свою веру и следуя ее принципам.

Сторонники «теории войны» утверждают, что этот аят был отменен аятами, ниспосланными на четвертом и пятом этапах, которые сначала вводили ограничение в виде воспрещения военных действий в запретные месяцы (9:5), а затем предписывали тотальную войну с многобожниками / неверующими (2: 193)… «Да, но с точки зрения содержания нет необходимости в его отмене, поскольку 39-й аят суры «Хадж» включает в себя все это», – можете возразить вы, и я соглашусь с этим, ведь это убеждает мой разум и удовлетворяет сердце. Но на этом же этапе были ниспосланы и аяты, предписывающие мир. Например, такой: «Если они склоняются к миру, ты тоже склоняйся к миру и уповай на Аллаха» (8:61). Как же тогда воплотить в жизнь, задействовать предписание / норму этого аята, повелевающего предпочесть мир в том случае, если [противники] склоняются к миру? А ведь мы ведем речь о теории ничем не ограниченной и тотальной войны …! В своем ответе на этот фундаментальный вопрос сторонники точки зрения о том, что основой [международных отношений в исламе] является война либо скажут, что этот аят отменен, либо приведут исключения посредством таких правил основ [мусульманского права], как тахсис (конкретизация), такйид (ограничение), тарджих (предпочтение) и пр. – другого в данном случае не дано… Однако если рассмотреть целостным взглядом причину, время и контекст ниспослания указанного аята и сделать вывод о том, что в будущем в тех местах, где имеются похожие условия, следует действовать в соответствие с ним – воевать, при необходимости, с притеснителями ради свободы вероисповедания и принять на любом этапе войны их просьбу о мире при условии восстановления свободной возможности исповедовать свою религию, то разве это не обеспечит функциональную актуальность аятов для всех времен и мест, и разве этот подход не является более правильным? Именно так и считают сторонники «теории мира».

Продолжение следует

Ахмет Куруджан

TR724

Top