К вопросу о понимании джихада. Часть 11. Разбор 193-го и 194-го аятов суры «Корова»

джихад

Мы продолжаем публикацию перевода цикла статей Ахмета Куруджана, посвященных пониманию концепта джихада в исламе. Предыдущие части доступны по следующим ссылкам:  Часть 1 Часть 2  Часть 3  Часть 4 Часть 5  Часть 6 Часть 7  Часть 8  Часть 9 Часть 10

***

Четвертый аят – 193-й аят суры «Корова». «Сражайтесь с ними, пока не исчезнет искушение (фитна) и пока религия целиком не будет посвящена Аллаху. Но если они прекратят, то враждовать следует только с беззаконниками». С точки зрения своего лексического значения, слово «фитна» означает помещение золота в огонь для очищения его от посторонних примесей. Что касается терминологического значения этого слова, то мы рассмотрели его при разборе [той части 191-го аята суры «Корова», в которой говорится:] «Искушение (фитна) хуже, чем убийство». Не буду здесь повторяться, но если резюмировать [сказанное выше] одним предложением, то фитна– это гнет, направленный против свободы вероисповедания, пытки и притеснения, нарушение основных прав и свобод человека, смутьянство, распространение паники; это создание препятствий тому, чтобы люди могли свободно выбирать нравящуюся им религию и жить в соответствие с ней – а [обретение возможности свободно выбирать религию] и есть смысл слов«пока религия целиком не будет посвящена Аллаху». Об этом в открытую говорится в продолжении аята, содержание которого совпадает со смыслом предыдущего аята – «Если многобожники откажутся от притеснений, то и вы не пытайтесь напасть на них».

Соответственно, с учетом контекста, причины ниспослания указанного аята и целостного взгляда на его связи с предыдущими и последующими аятами, следует – пусть даже ценой перегружения текста – перевести его с пояснениями, чтобы Божественный замысел стал более понятным: «Пока не прекратятся гнет и притеснения мекканских язычников, направленные против веры, и религия всецело не будет посвящена Аллаху, то есть пока люди не перестанут подвергаться гнету, давлению, репрессиям, изгнаниям с места проживания и притеснениям, сражайтесь ради этого с притеснителями и многобожниками, одобрительно относящимися к этим притеснениям. Однако если они откажутся от своей агрессивности, если все члены общества обретут свободу вероисповедания, то в таком случае и вы не пытайтесь напасть на них». Как вы видите, слова «пока религия целиком не будет посвящена Аллаху» не означают «пока все немусульмане на земле не станут мусульманами», как их наивно трактуют некоторые.

Итоговая часть [рассматриваемого] аята крайне важна. В ней Аллах говорит: « [знайте же, что] враждовать следует только с беззаконниками (притеснителями)». Сделанный в аяте акцент на притеснителях (залимин) имеет большое значение. Вместо этого слова в Коране могли бы быть использованы слова «мушрикин» («многобожники») и «кафирин» («неверующие»), и тогда люди, считающие куфри ширкповодами для войны, были бы правы в своих буквалистских трактовках. Однако несмотря на то, что упомянутый гнет и пытки были делом рук многобожников и неверующих, [в аяте] подчеркивается не это, а то, что они являются притеснителями. И это самый явный довод в пользу того, что вера или неверие, иначе говоря, религиозная идентичность, не являются абсолютным поводом для ведения войны. Вместе с тем, сторонники буквалистской трактовки, которые утверждают, что неверие является поводом для ведения войны, правы в одном – в том, что практически все притеснители, которые с одобрением относились к тем самым беззакониям, совершавшимся в отношении мусульман, были неверующими и многобожниками, и они вели тотальную войну с мусульманами.

Пятый аят – 194-й аят суры «Корова». Он гласит: «Запретный месяц – за запретный месяц, а за нарушение запретов – возмездие. Если кто покусился на вас, то и вы покуситесь на него, подобно тому, как он покусился на вас. Бойтесь Аллаха и знайте, что Аллах – с богобоязненными».

Поскольку в данном [цикле статей] несколько раз повествовалось о причинах ниспослания [группы аятов] и соответствующем контексте, я не буду повторяться и разъяснять смысл этого аята, ограничившись лишь этим переводом.

Продолжение следует

Ахмет Куруджан

TR724

Top