К правильному пониманию Св. Корана: вместо эпилога

Asli_mana_epilogue-1

На прошлой неделе мы завершили публикацию серии статей Ахмета Куруджана, посвященных правильному пониманию Книги Аллаха, в которой он рассмотрел данный вопрос через призму понятия «салят» в суре «Подаяние».

Спустя некоторое время после публикации оригинальной серии статей, свой взгляд на рассмотренные в статьях А. Куруджана аяты суры «Подаяния» высказал другой богослов, проф. д-р Мухиттин Акгюль, который также известен читателям нашего сайта по статьям, посвященным различным вопросам ислама. Предлагаем вашему вниманию тезисное изложение предложенных им трактовок, которые в ряде моментов отличаются от интерпретаций, сделанных А. Куруджаном, и частично их дополняют.

Проф. Акгюль начинает свое изложение с того, что он возражает против однозначного отнесения суры «Подаяние» к мединским. По его словам, хоть большинство богословов и считает, что указанная сура была ниспослана в Мекке, тем не менее часть сподвижников, табийинов и более поздних экзегетов придерживались мнения, что первая часть этой суры была или возможно была ниспослана в Мекке, а вторая – в Медине. К сторонникам этой точки зрения, помимо прочего, относятся Ибн Аббас, Хасан аль-Басри, аль-Катада, Икрима, аз-Замахшари и ряд других весьма авторитетных богословов.

Далее проф. Акгюль задается вопросом о том, можно ли, исходя из того, что Мекке еще не было вменено в обязанность совершение намаза, трактовать используемое в суре слово «салят» как мольбу-дуа или поклонение. Он пишет, что согласно жизнеописаниям Пророка (с.а.с.) еще до вменения намаза в обязанность Посланник Аллаха и его сподвижники совершали намаз, иногда скрытно, а иногда в открытую, и приводит ряд ниспосланных в Мекке аятов, в которых говорится об этом, в частности следующих: «О закутавшийся! Простаивай ночь без малого, половину ночи или чуть меньше того, или чуть больше того, и читай Коран размеренным чтением» (73:1-4) и «Поминай Аллаха с покорностью и страхом про себя и не громко по утрам и перед закатом и не будь одним из беспечных невежд» (7:205). Он подчеркивает, что четыре первых аята суры «Закутавшийся» были ниспосланы в раннемекканский период, а аят из суры «Преграды» – в позднемекканский период.

Проф. Акгюль также отмечает, что намаз совершали и язычники, поскольку несмотря на прошедшее с тех пор время в Мекке всё еще сохранялись отдельные принципы религии, доведенной до людей досточтимым Ибрахимом (а.с.), и одним из этих принципов был намаз. Достоверно известно о том, что сподвижники совершали намаз еще до ночного путешествия (исра) Посланника Аллаха (с.а.с.) в Иерусалим. В источниках по жизнеописанию Пророка (с.а.с.) и в сборниках хадисов указывается, что в первые годы пророчества ангел Джибриль отвел Посланника Аллаха (с.а.с.) в одну из долин вблизи Мекки. Там он сначала сам совершил омовение водой бьющего из земли ключа, затем омовение совершил Посланник Аллаха (с.а.с.), после чего ангел Джибриль возглавил их совместный намаз.

Проф. Акгюль подчеркивает, что под словом «салят», которое применительно к язычникам используется в суре «Подаяние», безусловно, не подразумевается тот намаз, который совершаем мы, однако [молитвенные] движения, оставшиеся от досточтимого Ибрахима (а.с.) и выполняемые язычниками, назывались намазом и так они их называли сами.

Указание в качестве причин ниспослания суры «Подаяние» на таких людей, как аль-Ас ибн Ваиль, Валид ибн аль-Мугира, Абу Джахль и Абу Суфьян, является одной из причин отнесения этой суры к мекканским. В то же время, в работах по коранической экзегетике, с соответствующими обоснованиями, отмечается и то, что вторая часть рассматриваемой суры была ниспослана о мединских лицемерах – именно о них, как пишет проф. Акгюль, говорится в большинстве сообщений, разъясняющих слова Аллаха «небрежны к своим намазам» (107:5) и переданных от Посланника Аллаха и сподвижников. Таким образом, по словам автора, контексты Мекки или Медины делают довольно эластичными семантические рамки используемого в суре «Подаяние» слова «салят».

Продолжение следует

По материалам Samanyolu Haber

Top