К правильному пониманию Св. Корана (часть 1)

Asli_mana-1

Уважаемые читатели! Предлагаем вашему вниманию перевод первой части из серии статей Ахмета Куруджана, посвященных правильному пониманию смыслов Книги Аллаха.

Подлинный смысл и текстоцентричные подходы

Мои читатели знают, что я вот уже длительное время делаю акцент на том, что важно знать подлинные и изначальные смыслы коранических аятов и хадисов.

У этого есть простая причина, а именно: без понимания того, что неоспоримые сакральные тексты (насс) говорили своим первым адресатам, невозможно полностью понять, что они говорят нам, находящимся от [ниспослания] Св. Корана и пророческих высказываний и практик на расстоянии 14 веков. Понимание того, о чём они нам говорят, возможно посредством преодоления 14-векового периода путешествием назад [во времени] и попадания в то[гдашнее] общество. Минимальным условием этого является знание доисламского арабского общества со всеми его аспектами (социальными, политическими, культурными, военными, коммерческими и т. д.). Вы можете спросить: «Говоришь ли ты о том, что необходимо ходить по улицам Мекки и Медины четырнадцати вековой давности?». Да, я утверждаю именно это: мы должны быть индивидами, ходящими по улицам Мекки и Медины четырнадцати вековой давности.

И не надо мне здесь рассказывать про универсальность Св. Корана и Сунны – с этим никто не спорит, никто этого не отрицает и никто в этом не сомневается. Напротив, имеет место принятие и одобрение. И показателем этого принятия и одобрения является сделанный мной акцент на необходимости знать то, что неоспоримые сакральные тексты говорили своим первым адресатам. Ибо в рамках нашей научной традиции существует сформировавшаяся с течением времени и костенеющая день ото дня проблема – текстоцентричный подход.

Да, текст является основным столпом, держащим смысл. Если мы убираем текст, то исчезает и смыл, и [соответствующая] правовая норма, и [содержащееся в нём] послание. Но это не означает, что текст – это всё. Если мы[, к примеру,] говорим о кораническом аяте, то Аллах этими словами сообщил нечто его первым адресатам. Если мы ведем речь о хадисе, то то же самое сделал наш Пророк (с.а.с.) по отношению к тем, к кому он обращался.

С этой точки зрения между кораническими аятами / пророческими хадисами и тогдашним обществом существует диалектическая связь. У этой диалектической связи имеется социальная / культурная / коммерческая основа. Так вот, речь идет о конкретном событии, произошедшем в рамках этой основы. И Св. Коран или хадис указывают на решение[, касающееся] этого события, и даже если такого события нет, то через эту основу разъясняют свой выбор и сообщают о своей цели / замысле.

Понимание и разъяснение смысла аятов и хадисов, сообщающих о Божьем замысле и ниспосланных / произнесённых для людской пользы, спотыкается о гегемонию текста. Игнорирование социального контекста может привести к тому, что из этих двух источников мы можем извлечь прямо противоположные смыслы.

Я не являюсь человеком, не знающим о подходах к текстам в классической методологии, о дискуссиях, посвященных однозначно аутентичным, но предположительно указующим [доказательствам], об обсуждениях, связанных с [делением] слов на используемые в прямом значении (хакикат), используемые в переносном значении (маджаз), метонимичные (кинайа), конкретные (хасс), общие (‘амм), безусловные (мутлак) и ограниченные (мукаяд), о классификациях указания на смысл посредством слова (далялят аль-лафз). Однако я утверждаю, что склонение чаши весов в сторону текста приводит к невнимательности по отношению к замыслам Аллаха и Его посланника (с.а.с.).

Повторю: между [временем ниспослания] Св. Корана и [высказывания] хадисов и [временем, в котором живем] мы, лежит ровно 14 веков. Многие из регулирующих повседневную жизнь принципов, имеющихся в этих двух источниках, не имеют эквивалентов в нашей общественной жизни. Соответственно, при взгляде из плоскости текста эти и подобные неоспоримые сакральные тексты не охватывают нашу жизнь.

Вследствие важности повторю [это] другими словами: буквальный смысл, который несёт текст, с нами не говорит. Более того, могу даже сказать, что у многих из [указанных принципов] нет эквивалентов в Мекке и Медине, которые являются местом ниспослания Св. Корана. Ибо за прошедшие 14 веков в плане обычаев и традиций поменялось практически всё. В таком случае принимать за основу буквальный смысл неоспоримых сакральных текстов и говорить: «Это – ислам» означает не видеть задний план неоспоримых сакральных текстов.

Это невозможно назвать универсальностью – при условии, что мы ведем речь лишь об указанных неоспоримых сакральных текстах, регулирующих общественную жизнь, это, как минимум, является их деконтекстуализацией, деисторизацией и превращением в надысторический манифест. Всеобъемлющий характер ислама, обращающегося ко всем временам, местам и людям, из этого не вытекает.

Этот вопрос в данной [серии] статей я постараюсь проиллюстрировать на примере одного слова.

Но сначала позвольте мне привести пример к своей фразе «не имеют эквивалентов в нашей общественной жизни». Возьмем [в качестве такового] концепт «зихар». В доисламском арабском обществе слова «Ты для меня подобна спине моей матери», сказанные мужем жене, выступали в качестве слов развода и, по сути, являлись уподоблением.

В данном случае под словом «зихар» («спина») подразумевается сексуальность. Иначе говоря, [вышеприведенное предложение] означает: «Начиная с этого момента для меня ты подобна моей матери. Подобно тому, как люди не состоят в сексуальных отношениях со своими матерями, я тоже не буду состоять в сексуальных отношениях с тобой». То, как это применялось в арабском обществе и со стороны первых адресатов Св. Корана, и как кораническим аятом этому была придана новая форма, является отдельной темой, но, например, в турецкой культуре или культуре мусульман, живущих в других регионах, эквивалента этому нет.

Из-за того, что это присутствует в Св. Коране, правильно ли переносить в нашу жизнь данный не имеющийся эквивалента в наших социокультурных условиях вопрос, будь то в его прежнем виде или новом виде, образованном в результате коранического регулирования? Конечно же, правильным [такой перенос] не является.

Собственно говоря, подобное положение дел соответствует естественному течению жизни. Ибо язык – это живой организм, который рождается, растет, развивается и умирает. Смыслы слов и терминов развиваются и изменяются с течением времени. Особенно в случае соприкосновения слов с другой культурой обыденностью является не просто их изменение, но и полное преобразование.

После этой вводной части переду к тому вопросу, который я собирался проиллюстрировать на примере одного слова. Этим словом будет слово «салят».

Продолжение следует

Ахмет Куруджан

TR724 (перевод приводится с сокращениями)

Top