Интервью Фетхуллаха Гюлена изданию VEJA International

fethullah-gulen-turquia

Были ли Вы или Ваши последователи вовлечены в июльскую попытку переворота в Турции?

В то время, когда путч еще продолжался, я осудил ее самым решительным образом. Я считаю, что участие в подобной деятельности, приводящей к убийству сограждан, является предательством по отношению к единству страны. Подозреваемые виновники этого ужасающего события должны быть отданы под суд. Но вместо того, чтобы преследовать отдельных офицеров армии, ответственных за убийства людей, Эрдоган занялся преследованием целого общественного движения, сажая в тюрьмы журналистов, преподавателей вузов, государственных служащих, закрывая больницы и школы.

Почему Эрдоган именно Вас считает главным организатором этого военного переворота?

Это не первый раз, когда он обвиняет меня. Во время протестов в парке Гези в июне 2013 года, он обвинил «международное процентное лобби» вместе с американским послом, и расколол общество для консолидации собственного электората. Он также запугал тех владельцев СМИ, которые не были подвластны ему. После того, как в декабре 2013 года достоянием гласности стали результаты антикоррупционных расследований, он обвинил меня и моих последователей, а затем установил политический контроль над судебной системой. На сей раз он использует попытку переворота, чтобы установить свой контроль над вооруженными силами. Для оправдания собственного контроля над СМИ, судебной системой и вооруженными силами, ему нужен враг, козел отпущения. Именно поэтому он преследует меня и симпатизирующих мне людей. Половина населения Турции не голосовала за его партию. Как и в обществе в целом, в судебной системе, государственном аппарате и вооруженных силах есть значительное количество людей, выступающих против его авторитарного правления. Но он сосредоточился на движении «Хизмет» по прагматичным или даже макиавеллистским соображениям. Такой же метод в прошлом использовался фашистскими лидерами для оправдания захвата власти.

Опасаетесь ли вашей экстрадиции в Турцию?

Насколько можно судить в настоящий момент, правительства США пока не намерено удовлетворить запрос об экстрадиции. С другой стороны, турецкая администрация действительно настаивает на этом. Они даже придумали акроним, бездоказательно обвиняющий целое движение в терроризме («Террористическая организация Фетхуллах Гюлена – FETÖ»). Похоже, что обвиняя наше движение, они пытаются отвлечь внимание от того, чем они занимаются. Две или три турецких делегации приезжали в США. Они утверждают, что послали много документов. Но люди, которые видели эти документы, заявили, что они не имеют смысла. Они лишь запутывают дело, в них нет логики. Я не думаю, что Соединенные Штаты примут требование, не основанное на реальных фактах или юридически приемлемых доказательствах. Есть соответствующие публичные заявления американских чиновников по этому поводу. Я также получаю информацию от своих адвокатов. Они взаимодействуют с Министерством юстиции, они направили запрос на ознакомление с предполагаемыми доказательствами, представленными турецким правительством. Я получаю информацию от многих источников. Ни один из них не достаточен сам по себе, но соединив все во едино, я имею возможность лицезреть ситуацию в целом.

Может ли спор вокруг Вашей выдачи вылиться в дипломатическую и геополитическую проблему для США?

Я полагаю, что на самом деле турецкое правительство блефует. Я сомневаюсь, что они дойдут до того, чтобы действительно закрыть авиабазу Инжирлик или любую другую авиабазу, просто потому, что США не хотят выдать одного человека.

Вы верите в то, что Эрдоган мог сам организовать этот переворот?

Так же, как это было неправильным со стороны г-на Эрдогана бездоказательно обвинять меня в организации путча, так и с моей стороны неправильным будет бездоказательно обвинять его. Я не знаю, кто спланировал путч и попытался его осуществить. Только посредством правильно проведённого расследования, при котором люди не боятся пыток, и справедливого суда можно выявить истинных организаторов путча и лиц, принявших в нем добровольное участие. Но ясно одно: послепутчевые действия Эрдогана нацелены на расширение его полномочий, вычищение государственного аппарата от любых неблагонадежных элементов и на устрашение групп гражданского общества. Действия правительства есть не что иное, как коллективное наказание индивидов за принадлежность к определенной гражданской группе. Даже если г-н Эрдоган и не организовал этот переворот, он, тем не менее, в полной мере использует ситуацию для того, чтобы сосредоточить еще больше власти в своих руках и провести реорганизацию вооруженных сил – последнего института, который он до сих пор полностью не контролировал.

Почему Вы поддержали Эрдогана в 2003 году, но не стали поддерживать его десять лет спустя?

Наша поддержка в форме голосов на выборах и публикаций в СМИ была следствием предвыборных обещаний провести в Турции демократические реформы и вступить в Европейский союз. Партия г-на Эрдогана пообещала прекратить правительственную практику профилирования людей из-за их политических взглядов, дала слово уважать свободу вероисповедания и обуздать доминирование вооруженных сил во внутренней политике. Все эти обещания были в партийной программе и они  многократно озвучивались лидерами партии. В течение первого срока нахождения у власти они действительно осуществляли подобные реформы, за что их хвалили политические лидеры Европейского союза. Но, к сожалению, они не продолжили этот путь.

ПСР — религиозная партия. Действительно ли политические амбиции — врожденная особенность ислама?

Если государство дает своим гражданам право свободно исповедовать свою религию, то мусульманам нет нужды искать другую форму правления. Когда политика и религия смешаны, страдают обе стороны, но религия страдает в большей степени. Я думаю, ошибка групп, которые стремятся к политической власти от имени ислама, состоит в том, что они рассматривают ислам как разновидность политической идеологии. Я категорически не согласен с этим воззрением. Ислам – это религия, а не политическая идеология. Ислам не определяет форму правления, но предлагает руководящие принципы для любой системы государственного управления. Это такие принципы, как защита жизни, религии, умственного и физического здоровья, семьи, собственности и основных свобод.

Поскольку эти принципы находятся под угрозой в Турции, может ли движение «Хизмет» попытаться взять власть в свои руки?

Участники движения «Хизмет» никогда не стремились получить политическую власть и, в конечном счете, управлять страной. Именно поэтому они так и не создали собственную политическую партию и не вели переговоров с политическими партиями по поводу министерских портфелей или депутатских мандатов. Финансовые пожертвования и человеческие ресурсы движения «Хизмет» концентрировались вокруг учебных заведений, интеллектуальных и профессиональных организаций. Наставник г-на Эрдогана несколько десятилетий тому назад лично мне предложил место в парламенте. Но я отклонил это предложение, поскольку, будучи проповедником, я не имею права отторгать кого-либо из своей аудитории. Движение «Хизмет» открыто для всех, и его участники принимают свои собственные политические решения.

Члены ИГИЛ (запрещена в РФ – прим. пер.) пытаются жить как древние мусульмане. Правильно ли они делают, копируя жизнь Мухаммеда?

Жизнь Пророка Мухаммеда (мир ему) является примером для каждого мусульманина. Но крайне важно понять дух его жизни. Избирательный подход к его высказываниям, выдергивание его действий и слов из контекста не дают правильное представление об его жизни. Мусульманин должен изучить всю его жизнь, учитывать конкретные обстоятельства, а также те случаи, когда примеры из его жизни касаются общества в целом. Без искреннего стремления понять его жизнь холически невозможно извлечь из нее правильные уроки. Некоторые его действия являются эталоном для мусульманского сообщества вне зависимости от времени. Его практики поклонения Богу являются главным примером в этом отношении. Некоторые его действия ограничивались определенным периодом времени и обстоятельствами. Иногда же он просто терпел какие-то вещи, их при этом не одобряя и им не потворствуя. Действительно, нельзя не заметить, что он предпринимал меры для постепенного устранения рабства или дискриминации в отношении женщин. Ранние мусульмане участвовали в вооруженных конфликтах, но согласно богословам, которым я доверяю, все они носили оборонительный характер.

Вас обвиняли в антисемитизме. Вы поменяли свои воззрения?

В прошлом, частично из-за влияния окружавшей меня культурной среды, я делал  обобщённые заявления о евреях, христианах и странах Запада. Но, в начале 1990-х гг. в Турции, а в особенности после переезда в Соединенные Штаты в 1999 г., мне представилась возможность наблюдать и взаимодействовать с представителями этих религий и культур, и мои взгляды поменялись. Я теперь лучше понимаю, что пророческие и коранические предостережения относительно определенных групп касаются не этих групп как таковых, а определенных качеств, характерных для этих групп в неком историческом контексте. Если остальные группы, включая мусульман, станут демонстрировать те же самые качества, то эта же критика и предостережения будут касаться и их. Верно и обратное, если определенные достоинства являются причиной похвалы в адрес некой группы, то и другие группы, будь то мусульманские или немусульманские, могут быть рецепиентами этой же похвалы в том случае, если они демонстрируют те же достоинства.

Вы можете объяснить это подробнее?

Мне 77 лет, и я многое повидал. Я видел мусульман, включая людей, которых я знаю лично, пострадавших от рук людей, называющих себя мусульманами. Я видел еврейских интеллектуалов и раввинов, выступающих за права мусульман и защищающих их от дискриминации. Я видел, что в пределах каждой группы есть добродетельные люди, но есть и те, кто разделяет групповую идентичность, но не соответствует ее идеалам. Я подвергал критике определенные действия Израиля в прошлом, но с исламской точки зрения обобщать эту критику на всех евреев неправильно. Отрицательное отношение к человеку из-за его конфессиональной или этнической принадлежности недопустимо с точки зрения ислама.

veja.abril.com.br

Top