Интервью Фетхуллаха Гюлена изданию «Аль-Ахрам»

fg

В начале ноября этого года Фетхуллах Гюлен Ходжа-эфенди дал интервью крупнейшему египетскому изданию «Аль-Ахрам». Предлагаем вниманию наших читателей сокращенный перевод указанного интервью на русский язык.

***

Уважаемый Фетхуллах Гюлен, примерно год назад вы оказали нам (еженедельнику «Аль-Ахрам аль-Араби») честь стать первыми в арабском мире, кому вы согласились дать интервью. Много воды утекло с тех пор. Как вы оцениваете политическую ситуацию в Турции через призму событий, произошедших за последний год?

Последние пять лет Турция стремительно двигалась к единоличной диктатуре. Международными организациями, ЕС, ООН, правозащитными организациями не раз делались заявления и распространялись доклады, в свете которых какие-либо дополнения по этому поводу с моей стороны были бы излишними. Основные права и свободы человека втоптаны в грязь. Верховенство закона и независимость судебной системы наяву уже не встретить. Для Турции, которая в 2004 году начала переговоры по поводу вступления в ЕС, вероятность [их положительного исхода] выглядит очень и очень низкой.

Существуют противоречащие друг другу доклады о движении «Хизмет». Не могли бы вы рассказать о движении для читателей «Аль-Ахрам»? Как оно возникло, каковы его цели и организационная структура?

Когда 50 лет тому назад мы собрались вместе с группой товарищей и решили что-нибудь сделать для того, чтобы помочь молодежи, никто из нас не имел намерения создать некий джамаат, некое движение или что-нибудь еще в этом роде. Будучи индивидами общества, страдающего от самых разных социальных проблем, мы – несколько верующих людей – задались вопрос «Что мы можем сделать?» и в рамках собственных возможностей предприняли определенные усилия. Путь избавления от таких бед, как невежество, бедность, разногласия лежит через образование, поэтому наши товарищи решили помочь молодежи посредством образования. Число людей, верящих в логичность этой идеи, быстро росло и однажды перевалило за миллион человек. Нашей целью в качестве верующих людей является обретение довольства Аллаха, а в качестве граждан и с точки зрения общества – [формирование] пространства мира и спокойствия, в котором все участвуют в диалоге и раскрывают друг другу объятия, в котором говорят люди, а не оружие. Мы стремимся к такому обществу, в котором юношество, в ходе своего воспитания, получает оснастку как в лице современных наук, так и мировоззрения, основанного на уважении к людям, поиске своего счастья в счастье других и раскрытии объятий всему человечеству.

Есть люди, пытающиеся посеять сомнения, утверждая, что движение «Хизмет» связано с отдельными разведывательными органами, действующими на международном уровне. Что вы можете сказать по поводу этих обвинений?

Движение «Хизмет» не связано с разведывательными органами ни одной страны. Возможно те значительные трудности, которые движение переживает сегодня, и те притеснения, с которыми в наши дни столкнулись его сторонники, являются самым главным доказательством независимости движения.

Как вы оцениваете присутствие в Турции организации «Братья-мусульмане» [запрещена в РФ – прим. пер.] как в лице индивидов, так и в лице отдельных СМИ? Чем, на ваш взгляд, можно объяснить отношения между турецким правительством и подобной организацией, которая запрещена у себя на родине? Что их сближает? Как будут развиваться их отношения в будущем?

Турецкое правительство покровительствует «Братьям-мусульманам» и демонстрирует свою близость к ним из-за того, что оно разделяет их верования и ценности, или же из-за того, что хочет держать их под контролем? Это дискуссионный вопрос. По-моему, истинная причина покровительства «Братьям-мусульманам» кроется в желании турецкого правительства использовать их в качестве средства для распространения своих политический чаяний и влияния по всему исламскому миру. В прошлые годы они много раз в своих выступлениях говорили о палестинцах и особенно жителях сектора Газа, однако открытым является вопрос о том, насколько все это в действительности им помогло.

Как вы оцениваете политику Эрдогана по вмешательству во внутренние дела арабских стран? Что вынуждает его к этому? 

Уже ни для кого не является секретом то, что Эрдоган мнит себя лидером всех мусульман в мире. Так, в прошлом он ожидал от сторонников движения «Хизмет», открывших учреждения образования и культуры во всех уголках земли, что они будут позиционировать его в качестве повелителя правоверных на общемировом уровне. После того, как он понял, что этому не бывать, он объявил войну тем людям, о которых он ранее отзывался с похвалой. Сегодня можно увидеть, как он, так или иначе, занимается политикой по вмешательству во внутренние дела множества стран, как граничащих с Турцией, так и не имеющих с ней общих границ. Я не думаю, что существуют страны, одобрительно относящиеся к вмешательству извне.

Имели место задержания журналистов с целью запугать представителей прессы. Что бы вы хотели сказать по этому поводу?

Ни в один из периодов турецкой истории пресса не находилась в столь сильной зависимости [от воли правящего режима]. Человек, желающий реально заниматься журналистикой в Турции, просто не может не принимать в расчет риск тюремного заключения в [результате] своей профессиональной деятельности.

Прошло примерно 13 месяцев с момента попытки государственного переворота [в Турции]. 200 тысяч человек подверглись увольнениям, а 180 тысяч – были взяты под стражу. Что вы можете сказать по поводу этих строгих мер безопасности?  

Международные наблюдатели отмечали, что увольнения и задержания, которые начались сразу же после попытки переворота, были спланированы заранее и фактически не имели никакого отношения к попытке переворота. Самым ярким примером этого было увольнение уже 16 июля более 2700 работников судебной системы. Становится понятно, что тем самым правящий режим вознамерился ввести в структуры государственного управления не достойных [занимать должности государственной службы] людей, а своих политических единомышленников и людей из партий своих союзников – Догу Перинчека и Девлета Бахчели.

Как вы оцениваете молчание международного сообщества перед лицом арестов, затронувших множество людей, от государственных служащих до бизнесменов?

По правде говоря, реакция международного сообщества и в особенности стран Европейского союза, с которым в свое время были начаты переговоры по поводу членства в нем Турции, была далеко не той, которую мы ожидали. Одни [наблюдатели] связывают это с тем, что Турция приютила у себя сирийских беженцев, другие объясняют [происходящее] прагматичным подходом к отношениям между странами. Какой бы ни была [истинная] причина этого, подобное молчание не приемлемо ни с гуманистической, ни с морально-нравственной точек зрения.

Основной причиной того, что Турция раскрыла свои объятия миллионам сирийцев, является восприятие последних турецким народом как своих пострадавших братьев и сестер. Это отнюдь не личное решение Эрдогана. Поэтому ситуацией с беженцами нельзя оправдать бездействие по поводу нарушений прав человека. Если бы Европа в данных обстоятельствах задействовала более эффективные санкции, то нарушений прав человека в той степени, в которой это происходит сегодня, могло бы и не быть. По мнению экспертов, и Америка не вводит серьезные санкции из-за своих стратегических баз в Турции. Однако если ситуация продолжит развиваться в том же ключе, что и сейчас, то могут возникнуть условия, угрожающие стабильности страны и иметь место проявления, составляющие угрозу как для Ближнего Востока, так и всего мира.

Движение «Хизмет» из раза в раз было приоритетной целью охоты на ведьм, задержаний и назначения наказаний судами. Что вы можете сказать в ответ на обвинения правительства Эрдогана в ваш адрес и адрес сторонников движения «Хизмет»?

По моему мнению, в данном случае можно вести речь о нескольких факторах. Одним из них является то, что Эрдоган, демонизируя движение «Хизмет», в сущности использует его в качестве средства для достижения искомой им абсолютной, ничем не ограниченной и безусловной власти. На движение «Хизмет» возлагается вина за любое негативное развитие [событий], и тем самым достигаются политические цели. Например, антикоррупционные расследования декабря 2013 года стали формальным поводом для полного подчинения [правящему режиму] судебной системы (указанные расследования были объявлены правительством Эрдогана «попыткой правового переворота», на который оно отреагировало, в том числе, путем «наведения порядка» в судебной системе – прим. пер.).

После этого они заставили замолчать немногочисленные независимые СМИ или же отдали их под контроль своих соратников и друзей. Прошлогоднюю попытку переворота они использовали в качестве предлога для полного подчинения себе вооруженных сил. Для всего этого необходим был козел отпущения, и в качестве такового они использовали движение «Хизмет». [Конечно,] были и другие группы, не разделявшие их политических воззрений [, которых можно было использовать в качестве козла отпущения,] но этот выбор (движения «Хизмет» – прим. пер.) являлся, как они считали, наилучшим. Ведь они знали, что [в этом случае] никто не прибегнет к насилию и не выйдет за рамки правового поля, сколь сильными бы ни были осуществляемые ими притеснения.

Спустя многие годы мы узнали, что задолго до всего этого, еще в самом начале пути, он (Эрдоган – прим. пер.) имел недобрые намерения по отношению к движению «Хизмет». Лично с ним у меня было лишь несколько коротких встреч. В период создания собственной партии он приехал, чтобы посоветоваться со мной (а на самом деле – в надежде заручиться моей поддержкой). Впоследствии один из его ближайших соратников сообщил нам, что на обратном пути он сказал о нас следующее: «При первой же возможности следует покончить с ними!». Значит, с самого начала он имел подобное намерение.  Он хочет, чтобы все люди следовали за ним, присягнули ему на верность, приняв те политические воззрения, сторонником которых он является. Возможно из-за того, что он не смог этого добиться, он и обрушился на нас с такой силой, чтобы преподать остальным урок.

Что означает тот факт, что силовые структуры Эрдогана вот уже больше года не могут покончить с вами?

По моему мнению, их целью являются не только люди, симпатизирующие движению «Хизмет», но и более широкая прослойка всех тех, кого они не считают своими сторонниками или не смогли взять под свой контроль. СМИ сообщают о том, что они арестовали многих людей, не испытывающих любви к движению «Хизмет» и даже выступающих против него.

Сколько времени потребуется турецкому народу и политической системе страны, чтобы вновь прийти к общественному согласию?

Для того, чтобы Турция смогла вновь встать на ноги и достичь общественного согласия, может понадобиться, как мне кажется, срок длинною в жизнь одного поколения [до появления следующего], то есть 25 лет. Не знаю, можно ли сократить этот срок посредством демократических и миролюбивых методов, используя имеющиеся технологические возможности.  Но я надеюсь и молюсь о том, чтобы можно было сократить этот срок.

Samanyolu Haber

Top