ИГИЛ — это нарыв на теле исламского общества

Террористы из так называемого Исламского государства Ирака и Леванта

Вчера была ан-Нусра, до этого — Аль-Каида, еще раньше был Талибан. Названия остаются, меняютcя главные фигуранты, характер же скрывающихся под этими ярлыками террористических группировок остаётся неизменным, равно как и чудовищные последствия их деятельности. Кажущийся безграничным террористический потенциал, такие страшнейшие формы убийств как массовая резня и обезглавливание перед камерой; рабство и сексуальная эксплуатация, побивание камнями, отрицание права на существование других религий — всё это проявление доселе невиданного фанатизма. Разве не прослеживается явно тот факт, что под разными названиями скрываются группировки, устроенные по одному шаблону? То есть, если сегодня проблема террористической организации ИГИЛ решится, и она будет полностью уничтожена, завтра мы снова столкнемся с такой же жуткой картиной, порожденной действиями теперь уже другой террористической группировки.

Абдуллах Юсуф Аззам (1941- 1989) — палестинский доктор шариатского права. Идеология ИГИЛ основывается на его толковании ислама. Его книга «Афганский джихад» пользуется таким же уважением и интересом, как и знаменитые «3наки на пути» Сайида Кутба. В этой книге содержится то, что вступающие в ряды ИГИЛ молодые люди из разных стран выучивают наизусть, та движущая сила, которая заставляет их кровь кипеть, а их самих толкает на смерть и убийства. Ключом ко всему является «страстное желание смерти», что подразумевает как желание умирать, так и убивать. Суть в том, что мусульманин должен заниматься лишь одним: сражаться с оружием в руках. Не имеет значения «За что», «как», «против кого», «с какой целью». Аззам безапелляционно заявляет: «Я вижу, как все, кто предстают перед Всемогущим Аллахом без оружия в рунах, являются перед Ним грешниками». Очевидно, что слово «вижу» используется им специально. Он — «святой», который видит всё. То есть «джихад» позволяет приобрести способность к ясновидению…

Все идеологические тексты, толкающие людей на смерть, взывают к тем же чувствам, что и Аззам. Даже вопрос джихадиста «Зачем мне умирать или убивать» считается греховным. Единственное, что от него требуется, это умереть с оружием в руках или убить. Вам не нужно много знать; что касается Корана и заповедей Аллаха, то здесь достаточно ограничиться несколькими аятами, которые дозволяют защиту только в целях самообороны.

ИГИЛ пытается создать государство, используя оружие для возрождения веры угнетённых и отчаявшихся. Сравнения должны быть обоснованными. Те, кто связывают ИГИЛ с идеологией и членами Партии справедливости и развития, ошибаются. ИГИЛ строит государство на основе воинственного толкования религии; в Турции же религия огосударствляется тоталитарными методами. Разве может религия, ставшая собственностью государства, противостоять терроризму салафитов?

В противовес тем, кто прославляет смерть, необходимо понимание религии, которое подразумевало бы мирное сосуществование, и, самое главное, положительно зарекомендовало себя на протяжении столетий. Именно против такого понимания Партия справедливости и развития в Турции развязала войну, которая идет полным ходом. Я имею в виду движение “Хизмет”, выступающее за мирное толкование религии и сосуществование в гармонии друг с другом.

ИГИЛ — это нарыв на теле исламского общества. Этот нарыв является результатом болезни, от которой долгое время страдало тело, а также глубоких ран, нанесённых извне. ИГИЛ — это следствие, почти как жужжащий рой комаров в болоте; но вероятность распространения заразной болезни вокруг очень высока. Давутоглу прав: если бы 3апад не повернулся спиной к Сирии в гражданской войне, если бы он принял участие в продолжающейся до сих пор людской трагедии, где сотни тысяч человек стали разменной монетой в игре мелких интересов великих держав, если бы в Ираке не игнорировались интересы арабов-суннитов, тогда обозначилась бы сейчас так остро проблема ИГИЛ?

ИГИЛ — беда, обрушившаяся на Турцию. Планы всех других действующих лиц касаются не проблемы ИГИЛ, а npеследуют свои цели. Для некоторых стран — эффективный “ключ к восстановлению влияния” в регионе. Благодаря ИГИЛ для Ирана открылись большие возможности и вакантная ниша. Монархия Саудовской Аравии, существующая в условиях хрупкого равновесия между кланами, использует эту гигантскую проблему для сведения внутренних счетов и модернизации отношений с 3ападом. Асад снова приобрел актуальность как альтернатива ИГИЛ в Сирии. 3абылись ошибки шиитской власти в Иране. Для Барзани в Северном Ираке наступил “золотой век”. Смеху подобно: Рабочая партия Курдистана просит у Турции оружие, чтобы противостоять ИГИЛ, и расширяет свою международную легитимность. Мир перекраивается заново под предлогом того, что на мировой арене появилась группировка с несколькими тысячами боевиков.

В прошлом, начиная с конца 18-го века, османской государственности угрожали предшественники ИГИЛ — ваххабиты. Несмотря ни на что, Турция — государство с устоявшимися традициями; и здесь нет места политике заигрывания с ИГИЛ. Более того, те же ошибки, которые допустила Турция в начале гражданской войны в Сирии, были сделаны европейскими странами и США. Никто не ожидал, что образовавшееся болото в столь короткое время станет источником такой большой беды И Давутоглу подтверждает этот факт, заявляя, что современное американское оружие находится в руках ИГИЛ.

В Турции нет институциональных образований, включая даже самые радикальные формы исламизма, которые бы симпатизировали ИГИЛ. Для Турции ИГИЛ — это модное течение, не имеющее корней; оно подпитывается не идейными традициями, а текущими проблемами. А выйдя на международную арену, ИГИЛ найдет себе новую пищу.

Мюмтазер Тюрконе, Zaman

Top