Гражданская смерть по-турецки

уничтожение

В недавнем докладе Amnesty International говорится о том, что увольнения более чем 100 тысяч работников государственного сектора экономики в Турции были преимущественно незаконными и оказали катастрофическое воздействие на жизни пострадавших в ходе чисток.

Доклад «No end in sight: Purged public sector workers denied a future in Turkey» («Без света в конце туннеля: уволенным работникам государственного сектора экономики Турции отказано в праве на будущее»)  сообщает о том, что десятки тысяч людей, включая врачей, офицеров полиции, учителей, преподавателей вузов и военнослужащих, которые были заклеймены  в качестве «террористов» и лишены права работы в государственных органах и учреждениях, в настоящее время борются за выживание.

«Ударные волны послепутчевых чисток в Турции продолжают разрушать жизни значительного числа людей, которые не только потеряли работу, но и столкнулись с разрушением своей профессиональной и семейной жизни», – отмечает Эндрю Гарднер, исследователь Amnesty International, специализирующийся на Турции. «Объявленные «террористами» и лишенные средств к существованию, множество людей в Турции теперь не имеют возможности ни продолжать свою профессиональную карьеру, ни воспользоваться возможностями альтернативного трудоустройства».

Авторы доклада, в основу которого легло шестьдесят одно углубленное интервью, проведенное в Анкаре, Диярбакыре и Стамбуле, пришли к выводу, что бывшие работники социально-защищенной бюджетной сферы в настоящий момент столкнулись с тяжелой ситуацией, не имея при этом возможности ее исправить. Все опрошенные в ходе интервью заявили, что в отсутствии иных средств к существованию, включая социальные льготы, они вынуждены тратить имеющиеся сбережения, полагаться на поддержку со стороны друзей или близких, перебиваться случайными заработками или сводить концы с концами за счет небольшой помощи со стороны своих профсоюзов.

Многим уволенным работникам запрещено частным образом работать в сферах, регулируемых государством, например, в юриспруденции и образовании. Аналогичным образом, потерявшим свою работу полицейским и военнослужащим особым указом запрещено устройство на похожую работу в частном секторе. Те отдельные профессионалы, которым разрешено работать по своему профилю в частном секторе, например, врачи, отчаянно ищут работу, особенно такую, которая по уровню доходов соответствовала бы тому, который они имели до этого.

Загранпаспорта работников государственного сектора экономики были аннулированы. Это не оставило им шансов найти себе работу за рубежом, что еще больше ограничило для них возможности трудоустройства. «Они не разрешают нам покинуть страну, они не разрешают нам работать… Чего они от меня добиваются?» – задается вопросом одна из респондентов Amnesty International, уволенная с крупного поста в Администрации президента.

Несмотря на то, что отдельные увольнения выглядят оправданными (как, например, в случае с военнослужащими, которые приняли участие в попытке переворота), неспособность турецких властей установить четкие критерия для отстранения от занимаемых должностей или предоставить конкретные индивидуальные доказательства наличия нарушений значительно дискредитирует их заявления о том, что массовые увольнения необходимы для противодействия терроризму. По факту же существует множество свидетельств злоупотреблений и дискриминации при осуществлении чисток. Один из респондентов, бывший муниципальный чиновник, в своем интервью для Amnesty International заявил: «Если кто-то захочет тебя выкинуть из учреждения, то ему достаточно назвать тебя гюленистом».

Нарочитая публичность увольнений значительно осложнила жизнь для уволенных. «Когда-то меня считали героем, я сейчас смотрят как на террориста и предателя», – заявил в интервью для  Amnesty International бывший военнослужащий, проходивший военную службу в другом конце Турции, противоположном тому месту, где произошла попытка переворота. Преподаватель вуза, уволенная в августе 2016 года, заявила в беседе с исследователями Amnesty International: «Мой сын не хотел идти в школу, другие дети постоянно над ним издевались, говоря, что его мать – террористка и предательница».

Никто из респондентов исследования Amnesty International не получил каких-либо объяснений касательно причин увольнения за исключением обобщенного обвинения в причастности к террористическим группам. При этом, несмотря на явную произвольность и незаконность решений об увольнении, не существует действенной процедуры оспаривания соответствующих решений со стороны работников государственного сектора экономики. Комиссия, создание которой было предложено в январе для рассмотрения дел уволенных работников государственного сектора экономики, не является независимой и не имеет возможностей для эффективной работы. К тому же, она все еще не приступила к своей работе.

Небольшая часть уволенных работников государственного сектора экономики выступила с публичными протестами против увольнений и столкнулась с притеснениями со стороны полиции, и даже задержаниями и плохим обращением. Преподаватель вуза Нурия Гюльмен и учитель Семих Озакча находятся на 75-м дне голодовки, объявленной в знак протеста против своих увольнений.  

«Лишение 100 тысяч человек доступа к работе сродни профессиональному уничтожению в массовых масштабах и однозначно является частью более широкой кампании политических чисток, направленных против реальных или воспринимаемых политических оппонентов», – отмечает Эндрю Гарднер. «Турецкие власти должны немедленно прекратить эти произвольные увольнения и восстановить в должностях всех тех, кто не виновен в нарушениях. Уволенные должны получить доступ к быстрой и действенной процедуре апелляции, чтобы иметь возможность восстановить свое честное имя, получить компенсацию и вернутся к своей работе».  

Amnesty International

Top