Говоря об извинениях и самокритике…

Ozur-ve-ozelestiri-1

Курды являются притесняемой нацией в исламском мире. Это находящееся между Турцией, Ираном и арабскими государствами сообщество постоянно испытывало гнёт. Защищать права курдов является религиозным и человеческим долгом. И я могу сказать, что я делал это всегда (в том, что не касается связанных с насилием организаций и действий).

Движение «Хизмет» столкнулось сегодня с тем, что курды испытывают вот уже сто лет. Поэтому его [сторонники] серьезным образом продвинулись в вопросе эмпатии к курдам и иным притесняемым слоям населения. Однако поскольку сегодня в ближневосточных обществах национальным видом спорта стало бить упавшего и куражиться над притесняемым, иногда сами пострадавшие от беззаконий Эрдогана, не будучи способным что-либо сказать притеснителю, считают удалью допытываться до людей из движения «Хизмет», находят смелым бить по сообществу, защищать которое в суде боятся даже адвокаты.

В свое время я написал черновик этой статьи, и время ее публикации определил твит Хасипа Каплана, написавшего: «Теперь мы ждём извинений и самокритики от общины Фетхуллаха Гюлена за их враждебное поведение и действия по отношению к курдам в бытность их у руля власти вместе с ПСР!». Стоит ли дискутировать с Хасипом Капланом по поводу такого высказывания? Я не знаю, каков его вес в курдском политическом движении; его самого я считаю политиком, который успешно формирует повестку дня спекулятивными речами. Не будучи согласным с содержанием его твита, я, тем не менее, выражаю ему признательность за то, что в эти дни, когда все говорят «FETÖ», словно произнося басмалу, он не использовал этот проклятый концепт, придуманный Эрдоганом. Собственно говоря, под самим этим твитом уже приведены убедительные ответы касательно его содержания.

У меня внутри всё кипит от тех, кто не замечает стольких происходящих беззаконий, несправедливостей, [брошенных в тюрьмы] младенцев и беременных, не говорит обо всём этом, но при этом надувает щёки, говоря «FETÖ», и брызжет ненавистью. Но из-за воспитания, которое мне дал Св. Коран и движение «Хизмет», я стараюсь сдерживать свой гнев и, опять-таки выражаясь кораническим термином, придерживаться прощения. Из-за того, что некий диктатор назвал «террористами» несущее образование и благо движение, эта структура террористической или преступной не становится. За исключением горстки стран, скооперировавшихся с Эрдоганом, ни одно правовое государство в мире не использует термин «FETÖ». Ибо [движение «Хизмет»] не занимается какой-либо деятельностью, связанной с тем, что понимается под террором в законодательных и универсальных определениях. А ведь произносить слово «FETÖ» не стесняются даже отдельные члены Рабочей партии Курдистана (РПК), ставшей причиной гибели 40 тысяч человек и признанной террористической организацией всеми международными организациями и странами (РПК признана террористической организацией многими странами, однако о всеобщем признании в этом отношении речи не идёт – прим.пер.).

Темой этой статьи является не Хасип Каплан, и не беззакония, а самокритика и извинения.

Я считаю необходимым, чтобы движение «Хизмет» отчиталось и решилось осмыслить некоторые темы, и рьяно это поддерживаю. Более того, я по-своему стараюсь это делать. Но мне кажется, что у движения нет чего-то такого, за что ему было бы неудобно и стыдно в плане самокритики и извинений перед турецким обществом, включая курдских политиков. По крайней мере [сейчас,] когда беззакония продолжаются с максимальным накалом, чтение нотаций со стороны и призывы к извинениям / самокритике я считаю неуважением по отношению к пострадавшим и оказанием чести беззаконникам. Конечно же, в коллективном или индивидуальном отношении у сторонников движения «Хизмет» могут быть ошибки. Как раз сейчас внутри движения пишутся самокритичные статьи и выходят соответствующие трансляции в объемах, которых не встретить ни в одной другой группе. Участники движения говорят, пишут и прикладывают усилия для того, чтобы более твердой поступью идти в будущее и избавиться от ошибок. Но безобразно выглядят те, кто на фоне продолжающихся притеснений ни слова не говорят притеснителям и требуют притесняемых извиниться или сделать признание. Подобные типы напоминают мне трусливых и бессовестных людей, которые говорят изнасилованной мужланом с района или похотливым [самцом] женщине: «Но ведь и ты …». Некоторые в этом районе делают это с завистью в режиме «Так ей и надо!» из-за того, что они уступают ей в красоте и достоинстве. Другие под влиянием идеологической ненависти заняты тем, что осыпают несчастную женщину клеветой. Никто, кроме малого числа людей с прекрасными сердцами, не способен даже сказать: «Это беззаконие и оно не допустимо!».

Раз уж речь зашла о решимости [честно] взглянуть [на себя,] то следует посмотреть, [как обстоят дела] в других лагерях.

Мы с похвалой отзываемся о Республиканской народной партии (РНП), которая в последнее время, пусть и между делом, защищает уволенных указами в силе закона и говорит о несправедливостях. Однако имеется ли у этой являющейся основательницей Турецкой Республики старейшей политической партии культура самокритики? В плане самокритики следует вспомнить членов РНП, которые напыщенно говорили про «FETÖ» в то время как политики из их стана были задержаны и брошены в тюрьму по этим самым обвинениям. Хоть партию и возглавляет выходец из Дерсима, можете ли вы представить, чтобы РНП вынесло на повестку дня Дерсимскую резню и занялось самокритикой? Равным образом слышали ли вы о том, чтобы члены РНП что-то говорили о беззакониях в отношении курдов и религиозных людей в эпоху однопартийности?

Видели ли вы, чтобы кемалисты, поминающие Ататюрка посредством чудесных историй, дающих сто очков вперёд [рассказам о] чудесах суфийских орденов, считали его человеком, способным ошибаться, и говорили: «Вот здесь он ошибся»? Будь у них такая возможность, они хотели бы перенестись в 1930-е годы, когда в мире доминировали фашистские партии, а в Турции имели место авторитарные практики боссизма Мустафы Кемаля.

Были ли мы свидетелями того, чтобы секуляристские круги испытывали стыд за то, что вмешивались в жизни людей на основании сомнительного термина «реакционность», определения которого нет ни в одном правовом тексте, и нарушили права миллионов? Смогли ли светские люди / секуляристы проявить решимость разобраться с практиками пост-модернистского переворота 1997 года и с митингами [в защиту] республики, на которых [участники] несли транспаранты «Армия, выполняй свои обязанности [по сохранению светскости режима]!». Сколько мы знаем кемалистов, светских людей / секуляристов, которые бы признали, что запрет на ношение женских платков является чушью и нарушением прав человека?

Продолжение следует

Махмут Акпынар

TR724

Top