Государство и суверенитет

D&E_ч.1

Государство представляет собой структуру, основанную на принципах господства / суверенитета и независимости в сочетании с набором правил, которая обеспечивает мирное и совместное сосуществование людей, живущих на территории суши с определенными границами. Исходя из этого определения, тремя непременными условиями существования государства являются население, территория и суверенитет / независимость. Свобода, равенство, ответственность, справедливость, отсутствие дискриминации при правоприменении для обеспечения правосудия и иные элементы являются внешними индикаторами, указывающими на форму политического режима.

В данной статье я бы хотел разобрать концепт суверенитета с позиций ранней истории ислама. Начнем мы с вопроса о том, что есть суверенитет. В своем словарном значение это слово означает «верховенство», а как термин суверенитет олицетворяет власть и осуществление власти с использованием при необходимости насилия. С этой точки зрения суверенитет указывает на силу государственного принуждения, которая является «высшей силой» в рамках внутреннего права государства. В международном праве под суверенитетом понимается независимость государства на международной арене.

Есть еще и понятие национального суверенитета. Внутри страны оно означает выбор нацией своих руководителей свободным волеизъявлением и без какого-либо принуждения, а за пределами страны под этим подразумевается независимость принятия решений официальными лицами государства, наделенными властными полномочиями, по всем вопросам, связанным с данным конкретным государством. Говоря избитой фразой, национальный суверенитет – это способность «самим определять свою судьбу» посредством выбора руководителей внутри страны и руками избранных руководителей за ее пределами. В свете этих объяснений более ясным становится смысл изречения Ататтюрка «Суверенитет безоговорочно и безусловно принадлежит нации».

В истории ислама начало первым дискуссиям о суверенитете положили, вне всякого сомнения, хариджиты. Хариджиты, сражавшиеся на стороне Али против Муавии ибн Абу Суфьяна, покинули войско после того, как Али согласился на третейский суд ради прекращения разногласий и Сиффинской битвы. Читая аят «Решение принимает только Аллах» (12:40), они заявили: «Люди не имеют права назначать судей! Решение принимает лишь Аллах!». Этот аят со словами Юсуфа (а.с.), сказанными им при призыве к Единобожию людей, находившихся вместе с ним в тюрьме, который повествует об онтологическом господстве Аллаха над всеми живыми и неживыми созданиями на земле, хариджиты фактически вырвали из контекста и перенесли в сферу политического.

Иными словами, хариджиты использовали аят «Решение принимает только Аллах» не поняв то, что в действительности сказал Аллах и для того, чтобы легитимизировать свои воззрения по поводу того, что Он тем самым хотел сказать. Выражаясь фразой, которую я уже неоднократно повторял, они приписали Аллаху (или Корану) те слова, которые им хотелось услышать.

Так вот, указанный подход хариджитов в итоге породил идею о том, что Аллах является источником политической власти. Несмотря на то, что с тех пор прошло 15 веков, следы этой идеи можно увидеть как в дискурсивном, так и деятельностном аспектах понимания мусульманами политики. Пусть и ценой повтора, но выражусь еще яснее: своими словами «Люди не имеют права назначать судей! Решение принимает лишь Аллах!», сказанными во время Сиффинской битвы, хариджиты объявили Аллаха источником политической власти. Естественно, что в результате этого халиф / глава государства превратился в наместника Аллаха. Полезным будет взглянуть через эту призму на джабаритский дискурс предопределения и судьбы, который часто использовался Омейядами и пропагандировался на государственном уровне. Так, в тех условиях вопросы предопределения и судьбы в большей степени играли роль разделения и определения сторонников правящей власти и ее противников, нежели столпа веры. Аналогичного понимания продолжили придерживаться и Аббасиды, которые в результате государственного переворота свергли правившую 93 года династию Омейядов и затем пять веков удерживали власть в своих руках. Даже имена и титулы халифов, правивших после первых семи правителей указанной династии, сами по себе подтверждают тезис о том, что источником политической власти считался Аллах. Давайте в быстром темпе прочтем их имена: Аль-Мутасим Биллах, Аль-Васик Биллах, Аль-Мутаваккиль Алаллах, Аль-Мунтасир Биллах, Аль-Мустаин Биллах, Аль-Мутазз Биллах, Аль-Мухтади Биллах, Аль-Мутамид Алаллах, Аль-Мутадид Биллах, Аль-Муктафи Биллах, Аль-Муктадир Биллах, Аль-Кахир Биллах, Ар-Ради Биллах, Аль-Муттаки Лиллах, Аль-Мустакфи Биллах Аль-Мути Лиллах, Ат-Таи Лиллах, Аль-Кадир Биллах, Аль-Каим Биамриллах, Аль-Муктади Биамриллах, Аль-Мустазхир Биллах, Аль-Мустаршид Биллах, Ар-Рашид Биллах, Аль-Муктафи Лиамриллах, Аль-Мустанджид Биллах, Аль-Мустади Биамриллах.

Приведу пару-тройку конкретных примеров воззрений о том, что источником политической власти является Аллах. В своем обращении к войску до начала Сиффинской битвы Муавия сказал следующее: «По Божественному предопределению судьба привела нас в эту часть земли. Благодаря ей мы оказались друг напротив друга с иракцами. Мы – люди довольные Божественным предопределением. Ведь Он сказал: «Если бы Аллах пожелал, то они не сражались бы друг с другом, но Аллах вершит то, что пожелает» (2:253)».

Опять таки, когда Муавия, еще при жизни, брал с населения присягу о том, что его сын Язид станет после его смерти во главе халифата, он говорил им: «То, что будет делать Язид – это предопределение и судьба. У рабов Аллаха нет в этом плане иного выбора».

В качестве еще одного примера приведу выступление известного омейядского губернатора Басры Зияда ибн Абихи перед народом: «О люди! Мы стали для вас правителями и защитниками. Мы будем править вами дарованным Аллахом господством и защищать вас дарованной Аллахом тенью!».

Хорошо, и что в итоге? Династии Омейядов и Аббасидов правили в общей сложности шесть веков. Подобный менталитет укоренился в управленческих структурах, действовавших в течение шести веков, в результате чего, по словам Джабири, «Религия и государство стали одним целым и покорность халифу стала синонимом покорности Аллаху».

В вопросе об источнике суверенитета необходимо знать и следующую деталь, которая хоть и кажется малозначительной, но на самом деле является очень важной. Во время осады дома халифа Усмана, которая закончилась его мученической гибелью, следующие слова, сказанные им мятежникам, требующим его низложения, содержат следы возведения источника политической власти к Аллаху: «Я никогда не откажусь от обязанности халифа, возложенной на меня Аллахом. Я скорее предпочту умереть, нежели отказаться от нее».

Продолжение следует.

Ахмет Куруджан

TR724

Top