Фетхуллах Гюлен об исламистах и политическом исламе

Гюлен

Вопрос: Что Фетхуллах Гюлен говорит об исламистах?

Ответ: Фетхуллах Гюлен в своих выступлениях и трудах доказывает несостоятельность исламистских претензий на исламскую политическую платформу: «Ислам не предлагает конкретной неизменной формы государственного правления и не пытается ее сформулировать. Вместо этого, ислам установил основополагающие принципы, определяющие общий характер управления государством, тем самым предоставляя людям выбор типа и формы государственного правления в зависимости от времени и обстоятельств».

Неприятие Гюленом исламизма объясняется не только стратегическими соображениями или даже личными предпочтениями. Напротив, причина этого лежит в другой плоскости: исламисты утверждают, что Священное Писание является для них политическим руководством, тогда как это представляет собой глубокое недопонимание природы Корана, что опасным образом искажает подход верующего к нему. По мнению Гюлена, «такая книга не должна быть сведена до уровня политического дискурса, и не должна рассматриваться как книга о политических теориях или формах государства. Рассмотрение Корана в качестве инструмента политического дискурса является большим неуважением к Священной Книге и является помехой, мешающей людям получать пользу от этого глубокого источника божественной благодати» [1, р.456].

Кроме того, Фетхуллах Гюлен отвергает тоталитарный идеологический характер исламистской политической мысли и активизма как совершенно чуждые духу ислама. Ислам выступает за верховенство закона и недвусмысленно осуждает угнетение любого сегмента общества. Гюлен полагает, что демократия и ислам полностью совместимы и что ислам не предписывает никакой особой формы правления (но не приемлет, при этом, деспотизма). По его мнению, основное предписание Корана заключается в том, что мусульмане должны брать на себя ответственность за то общество, в котором они живут. Гюлен учит, что ислам выступает за деятельность на благо общества в соответствии с видением большинства. Эта деятельность дополняет демократию, а не противоречит ей: «Такое понимание ислама может сыграть важную роль в мусульманском мире посредством обогащения форм демократии на местах и расширения ее таким образом, чтобы помочь людям достигнуть понимания взаимосвязи между духовным и материальным мирами. Я считаю, что ислам также обогатил бы демократию, отвечая на глубинные потребности людей, например, на потребность в духовном удовлетворении, которое не может быть достигнуто без поминания Того, кто вечен» [1, р.452].

Кроме того, Фетхуллах Гюлен критически относится к политической инструментализации религии и не принимает непосредственного участия в партийной политике, потому что реалии современного мира формируются посредством плюралистического опыта, а не в рамках предполагаемой однородности истины. Он против тех, кто создал негативный образ ислама путем сведения его до уровня идеологии. Словами и поступками он подчеркивает различие между исламом как религией, и исламизмом, глубоко радикальной политической идеологией, которая стремится заменить существующие государства и политические структуры революционным или эволюционным путем. Он выступает против использования ислама как политической идеологии и философии партии, и поляризации общества путем противопоставления верующих и неверующих. Он призывает верующих и тех, кто придерживается иных воззрений, к уважению и терпимости друг к другу, а также выступает за мир и согласие.

[1] Saritoprak, Z & Unal, A. Interview with Fethullah Gulen // The Muslim World Special Issue. 2005. Vol.95. №3. P.447–467.

Top