Фетхуллах Гюлен: «Если моя вина будет доказана, то я готов вернуться в Турцию»

gulen

Французское издание «Монд» опубликовало статью Фетхуллаха Гюлена, перевод которой мы предлагаем вашему вниманию.

Произошедшая ночью 15 июля попытка переворота стала для Турции одной из самых страшных трагедий в новейшей истории, и страна остановилась буквально в сантиметре от пропасти. Произошедшее той ночью можно без преувеличения назвать террористическим ударом. Все слои турецкого общества, которые надеялись, что эпоха вмешательства армии в политику осталась в далеком прошлом, проявили единство в своем неприятии путча и продемонстрировали свою приверженность демократии. В то время как попытка переворота была в самом разгаре, я тоже открыто и недвусмысленно осудил происходящее.

Через двадцать минут после начала путча, еще до того, как стали известны его виновники, президент Эрдоган во всем обвинил меня. Эти поспешные обвинения, высказанные еще до прояснения событий и без понимания того, кто предпринял эту попытку переворота и зачем, заставляют задуматься. Как человек, который за последние 50 лет неоднократно страдал в ходе военных переворотов, я воспринимаю подобные нападки крайне болезненно. Я категорически отвергаю обвинения в свой адрес.

Вот уже 17 лет я живу в добровольном изгнании в США, безвылазно находясь в маленькой деревушке. Невозможно поверить в клевету о том, что я, находясь за 10 тыс. км. от Турции, смог убедить армию, занимающую восьмое место в мире по своей численности, выступить против собственного правительства. К слову сказать, мировое общественное мнение не поверило этим обвинениям. Если среди путчистов оказались те военнослужащие, которые называют себя сторонниками движения «Хизмет», то я считаю, что приняв участие в попытке переворота, стоившей жизни их соотечественникам, они совершили предательство по отношению к единству и целостности страны, растоптали те ценности, которые я продвигал всю свою жизнь и стали причиной страданий сотен тысяч человек.

Если кто-либо из военнослужащих, оказавшись под воздействием культуры вмешательства в политику, предпочел подобные рефлексы ценностям служения, в чем я сильно сомневаюсь, то их личные ошибки нельзя распространять на все движение. Пусть Аллах воздаст им тем, чего они заслужили!

Никто, включая меня, не находится над законом. Я желаю, чтобы ответственные за попытку переворота люди, вне зависимости от их социального положения, получили заслуженное наказание в результате справедливого судебного процесса. Начиная с октября 2014 г., турецкая судебная система находится под контролем правящего режима, и поэтому вероятность справедливого судопроизводства крайне низка. Именно поэтому я неоднократно призывал к созданию международной комиссии по расследованию этих событий и заявлял о том, что с полным смирением приму то решение, к которому она придет.

Сторонники этого движения за 50 лет его существования ни разу не были замешаны в какой-либо насильственной деятельности. Несмотря на то, что вот уже три года они находятся в эпицентре того, что сам Эрдоган открыто назвал «охотой на ведьм», они не вышли на улицы и не стали предпринимать каких-либо действий, направленных против сотрудников правоохранительных органов. Движение «Хизмет», которое третий год страдает от систематической кампании ненависти и притеснений со стороны государства, ни разу не преступило установленные законодательством рамки и для защиты своих прав использовало лишь правовые механизмы.

Вот уже три года вся правоохранительная и судебная система Турции, в беспрецедентном для истории страны виде, брошена на расследование дела о «параллельном государстве», которым, как утверждается, управляю я. Правительство и антикоррупционные расследования 2013 г. объявило попыткой переворота, которую якобы организовали симпатизирующие мне люди из числа государственных служащих. Однако несмотря на то, что за это время были арестованы 4 тыс. человек, десятки тысяч людей подверглись увольнениям, а в результате рейдерских захватов сотни организаций и фирм незаконным образом сменили своих собственников, так и не было найдено ни одного доказательства, подтверждающего указанные обвинения. Бывший премьер-министр, который в мае 2013 г., говоря о возможной встрече со мной, сравнил ее с даром небес, после антикоррупционных расследований начал в своих выступлениях использовать язык ненависти по отношению к участникам движения «Хизмет», называя их и «ассасинами», и «кровососущими вампирами».

После предательской попытки путча 15 июля эти притеснения стали еще более невыносимыми. Турецкое правительство постоянно называет меня и людей, мне симпатизирующих, «вирусами и раковыми клетками, от которых необходимо очиститься». Сотни тысяч людей, которые когда-то оказывали финансовую помощь организациям и фондам, открытым при идейной поддержке движения, объявляются нелюдями. Их имущество арестовывается, банковские счета замораживаются, а загранпаспорта аннулируются, чтобы не дать им возможности выехать за рубеж. Сотни тысяч семей в результате этой охоты на ведьм переживают тяжелейшую человеческую драму. СМИ пишут о том, что около 90 тыс. человек подверглись увольнениям. В их числе 21 тыс. учителей, которые навсегда лишились права заниматься образовательной деятельностью. Неужели правительство собирается обречь на голодное существование семьи этих людей, которые не имеют возможности ни заниматься профессиональной деятельностью, ни уехать из страны [в поисках лучшей доли]. Чем же все это отличается от тех событий, которые предшествовали геноциду в европейской истории?

Я был свидетелем всех военных переворотов в истории Турции, и так же, как и весь турецкий народ, пострадал в каждом из них. После переворота 12 марта 1971 г. по решению военной хунты я был отправлен в тюрьму. После переворота 12 сентября 1980 г. было принято решение о моем аресте и 6 лет я находился в бегах. После переворота 28 февраля 1997 г. было возбуждено уголовное дело о «невооруженной террористической организации, состоящей из одного человека», по которому я проходил в качестве обвиняемого. По предъявленным обвинениям мне грозила смертная казнь. В периоды армейского давления на политику три раза мне предъявляли обвинения в руководстве террористической организацией. В итоге все эти дела закончились моим оправданием. И если вчера я подвергался нападкам со стороны военных администраций с авторитарными замашками, то сегодня похожие обвинения, хоть и в более незаконной форме, адресуются мне уже гражданским авторитарным режимом.

В свое время я был в дружеских отношениях с такими политиками, как Тургут Озал, Сулейман Демирель, Бюлент Эджевит и др., и я всей душей поддерживал те их действия, которые казались мне верными. Эти люди уважали меня, причем не в последнюю очередь из-за вклада движения «Хизмет» в дело образования и общественного согласия. Несмотря на то, что я всегда дистанцировался от политического ислама, я с одобрением относился к демократическим реформам, которые осуществлялись Эрдоганом и лидерами ПСР в первые годы их нахождения у власти. Однако на всех этапах своей жизни я выступал против вмешательства армии в политику и против военных переворотов. Поскольку 22 года назад я заявил о недопустимости отказа от демократии и лаицизма, близкие к нынешнему правящему режиму исламистские круги, тогда выступавшие против этих ценностей, стали подвергать меня оскорблениям. Сегодня, как и вчера, я придерживаюсь того же мнения.

Для всех желающих доступны более 70 моих книг, основу которых составили мои статьи и проповеди, увидевшие свет в течение последних 40 лет. В них не только отсутствует даже малейшее оправдание идеи государственного переворота, эти книги, напротив, рассматривают универсальные человеческие ценности, составляющие базис демократии.

Спасение Турции я вижу в углублении демократической культуры и внедрении государственного управления, основанного на принципах меритократии. Ни военные перевороты, ни авторитарный стиль управления не являются решением ее проблем.

К сожалению, значительная часть граждан Турции, в которой оппозиционные СМИ либо были закрыты либо попали в зависимость от правящего режима, после ударной дозы медиа-пропаганды поверили в то, что именно я являюсь виновником событий 15 июля. Однако мировое сообщество, которое имеет возможность более объективно взглянуть на происходящее, прекрасно понимает, что под предлогом охоты на ведьм правящий режим пытается лишь упрочить свои позиции.

Конечно же, важно не мнение большинства, а те факты, которые будут установлены в ходе справедливого судебного разбирательства. Безусловно, я и десятки тысяч людей, которые столкнулись со столь серьезными обвинениями, все мы желаем справедливого суда, который помог бы нам обелить свое имя. К сожалению, в особенности после 2014 г., правосудие в Турции стало контролироваться политиками, и по этой причине возможность доказать свою невиновность отсутствует и у меня, и у обвиняемых сторонников движения «Хизмет». Поэтому я обращаюсь к турецкому правительству с открытым призывом и со своей стороны обещаю ему всяческое содействие. Я желаю, чтобы международная независимая комиссия провела расследование этого дела. Даже если одна десятая часть обвинений в мой адрес подтвердиться, то я готов вернуться в Турцию и согласен на самое суровое наказание.

Добровольцы, из которых состоит движение «Хизмет», вот уже 25 лет находятся под пристальным вниманием сотен правительств, органов контрразведки, исследовательских структур или независимых организаций гражданского общества, и ни разу они не были замечены в какой-либо незаконной деятельности. По этой причине, многие страны не воспринимают всерьез утверждения турецкого правительства, касающиеся движения «Хизмет».

Важнейшей особенностью этого движения является отсутствие у его членов стремления к власти. Вместо этого они заняты поиском решений для проблем, представляющих угрозу для будущего местных сообществ и требующих приложения значительных усилий. В эпоху, когда исламский мир стал ассоциироваться с террором, кровью и отсталостью, они сфокусировались на воспитании образованных и открытых к диалогу новых поколений, которые вносят активный вклад в те общества, в которых они живут. Будучи уверенным в том, что самыми большими проблемами исламского мира являются невежество, разобщенность и бедность, я говорил людям, прислушивающимся к моему мнению: «Стройте не мечети или курсы по изучению Корана, а школы». Участники движения «Хизмет» занимаются проектами в сферах образования, здравоохранения и гуманитарной помощи не только в Турции, но и 160 странах мира, от Азии до Африки. Самой важной особенностью этой деятельности является одинаковое стремление к служению как мусульманам, так и представителям иных религий и этносов. Движение «Хизмет» открыло школы для девочек в самых проблемных регионах Пакистана и продолжало образовательную деятельность в Центральноафриканской Республике даже тогда, когда там шла гражданская война. В то время как террористы из Боко Харам брали в заложники девочек в Нигерии, участники движения «Хизмет» открывали школы, в которых девочки могли получить образование. Я поощрял людей, разделяющих мои идеи и проживающих как во Франции, так и во франкоязычных странах, бороться с радикальными исламскими группами и поддерживать власти в борьбе с ними. Я призывал мусульман, живущих в этих странах, стать людьми со свободной волей, которые могли бы создавать положительные ценности для своих стран и ассоциировались бы не с проблемами, а с достижениями. Несмотря на поступающие угрозы, я неоднократно осуждал террористические акты таких организаций, как Аль-Каида и ИГИЛ (запрещены в РФ ­­­– прим.пер.), которые являются темным пятном на светлом лике ислама. К сожалению, турецкое правительство жалуется на этих людей, не принимавших участия в террористическом акте 15 июля и категорически не приемлющих насилия, а также на открытые ими школы правительствам разных стран. Я призываю правительства этих стран не воспринимать всерьез эти надуманные обвинения и отвергнуть иррациональные требования турецкой стороны.

К тому же, турецкое правительство приняло политически-мотивированное решение объявить движение «Хизмет» террористической организацией, в результате чего были закрыты организации, школы, больницы и фонды гуманитарной помощи. Десятки тысяч взятых под стражу и арестованных добровольцев движения «Хизмет» ­­­– это учителя, предприниматели, доктора, преподаватели вузов и журналисты. Нет ни одного доказательства, которое позволило бы обвинить эти сотни тысяч жертв охоты на ведьм ни в поддержке переворота, ни в участии в какой-либо насильственной деятельности.

Поджог турецкого культурного центра в Париже, содержание больных журналистов под стражей, невзирая на состояние их здоровья, закрытие 35 больниц и фонда гуманитарной помощи «Kimse Yok Mu», факты захвата в заложники членов семей тех людей, которые находятся в розыске, принуждение к увольнению «по собственному желанию» 1500 работников вузов – ничего из этого невозможно связать с попыткой военного переворота и в таком виде предъявить общественности. Становится понятно, что правящий режим, создавая видимость борьбы лишь со сторонниками движения «Хизмет», на самом деле проводит зачистку государственных органов от любых нелояльных правительству лиц и, одновременно с этим, пытается запугать и организации гражданского общества. Доклады «Amnesty International» сообщают об ужасающих нарушениях прав человека, в том числе пытках. Все это является драмой человечества.

Безуспешная попытка переворота 15 июля является важным историческим событием с точки зрения того, что законно избранное правительство смогло при поддержке народа остановить антидемократическое вмешательство в свои дела. Однако предотвращение попытки переворота недостаточно для того, чтобы прийти к демократии. Ни доминирование меньшинства, ни доминирование большинства с последующим угнетением меньшинства, ни авторитаризм народных избранников – ничего из этого не должно быть при реальной демократии. Демократия невозможна без верховенства закона, разделения властей, наличия прав и свобод человека, и в первую очередь – свободы слова. Реальная победа Турции в деле демократизации страны возможна лишь посредством повторного возрождения этих фундаментальных ценностей.

 LeMonde

Top