Фетхуллах Гюлен: «Даже в самые критические времена я не жил без надежды»

HE_kamp

Журналист и писатель Фарук Мерджан написал заметку для ИА REGNUM о своем двухдневном опыте прибывания рядом с Фетхуллахом Гюленом Ходжой-эфенди. Предлагаем вашему вниманию сокращенную версию этой публикации.

Несколько недель назад я присутствовал на лекциях Фетхуллаха Гюлена в качестве слушателя его уроков, которые он проводит в узком кругу. У меня появилась возможность послушать лекции с его учениками, а также задать Гюлену вопросы.

Когда мы говорим об «уроках в узком круге» Фетхуллаха Гюлена Ходжи-эфенди, мы имеем ввиду лекции, на которых с 1985 года проповедник преподаёт для выпускников теологических факультетов классические произведения ислама в области тафсира, хадисов, фикха и суфизма. На каждом таком собрании присутствует около 30 учеников Гюлена. Остальные беседы, которые проходят здесь, также можно назвать уроками, но для для более широкого круга людей.

В этой статье я поделюсь с вами заметками, сделанными мной в течение двух дней и касающихся актуальных вопросов и других тем. Две заметки, которые я сделал в классе тафсира, следующие:

«Если Аллах пожелает, Он может создавать живые существа человеческими руками. Несмотря на то, что сегодня это кажется невозможным, живое существо может появиться в будущем от руки человека, а мертвый человек сможет отвечать на вопросы, когда его спросят…».

Позже, когда я спросил у Ходжи-эфенди: «Говорит ли это о том уровне, которого медицина может достичь в будущем?», он ответил: «Возможно, в будущем удастся вернуть мертвого человека к жизни. Возможно, удастся вернуть к жизни человека, у которого остановилось сердце. Пророк Узеир (библейский Ездра) воскрес через сто лет после своей смерти. Всемогущий Бог воскрешает мертвых рукой Мессии (Иисуса) и делает зрячими слепых от рождения».

Это утверждения Гюлена относительно толкования четвертого стиха суры «Корова». Для получения дополнительной информации вы можете обратиться к разделам книги «Bir İcaz Hecelemesi», где обсуждаются интерпретация этого стиха и понятия «жизнь».

Одной из важнейших черт Ходжи-эфенди является то, что он всегда интересовался окружающими его людьми. Например, он повернулся к одному из гостей и поинтересовался его здоровьем и здоровьем его матери, и спросил сколько он сбросил веса. Оказалось, что этот молодой человек за последнее время сильно похудел. «Избыточный вес — это дополнительная ноша, которую человеку приходится нести на своих плечах». Он заявил, что, если нет противопоказаний, то при лишнем весе можно обратится к таким оздоровительным процедурам, как уменьшение желудка.

Касаясь коронавируса, Ходжаэфенди спросил: «Кажется, вирус понемногу отступает?» и повернулся к одному из гостей, который разбирается в предмете. Когда этот гость рассказал, что появились новые штаммы коронавируса и эксперты рекомендуют вакцинироваться, проповедник отметил, что он всегда призывал в вакцинации.

Гюлен действует согласно данным современной медицины. Как только появилась вакцина от Covid-19, он вакцинировался по совету врачей.

«Есть значительная часть людей, которые возражают против вакцины. Они возражают, говоря, что вакцина вредит человеческому организму», — сказал я.

На это Ходжа-эфенди задал мне вопрос: «Приводят ли они какие-либо доказательства того, как это причиняло вред людям, есть ли какие-либо доказательства этого?»

Когда я сказал, что некоторые люди, которым сделали прививки, скончались, он ответил:

«У них могли быть другие заболевания, возможно, одновременно принимались какие-то другие лекарства. За основу нужно брать медицинские данные и точную информацию, а не домыслы».

Еще один момент, который Ходжа-эфенди подчеркивает в связи с пандемией — это вред, который могут нанести обществу и себе люди, отказывающиеся от вакцинации.

Сегодня члены движения «Хизмет» находятся в разных уголках земного шара. И вот та мера, которой они руководствуются в своих отношениях с представителями других религий во всем мире: Ходжа-эфенди дает следующие оценки в толковании стихов в Коране, в суре «Корова», связанных с людьми Писания:

«Рекомендуется уважать писания, которые были ниспосланы до Корана. Сегодня отношения с христианами и евреями очень важны. Подобный подход породил либеральные системы и гуманистические идеи».

Продолжим заметки с лекций Гюлена. В одной из бесед он затронут проблемы, с которыми приходится сталкиваться сторонникам движения «Хизмет». «Они напали всеми силами, одновременно и во всех областях. Наш долг — быть терпеливыми… Те, кто терпеливы, победят… Даже в то время, когда их было всего двое, пророк Мухаммед, мир ему, говорил: «Не волнуйтесь, Аллах с нами…»

Когда один из гостей отметил, что движение «Хизмет» и ранее подвергалось давлению, но с каждым разом восстанавливалось и развивались все больше и больше, Гюлен сказал: «Надеюсь, что следующее восстановление будет более серьезным. Они не дают нам возможности служить в нашей собственной стране, но непонятно, что предвещают эти события (в плане судьбы) … Потому что есть события, прямо пропорциональные страданиям и жизненным проблемам… У всего есть завтрашний день. Жить без завтрашнего дня — значит жить без цели. У всего есть будущее, новое завтра может длиться дольше, чем предыдущее завтра, и это вечная жизнь… Даже в самые критические времена я не жил без надежды. Не помню, чтобы мне было невыносимо даже в самые тяжелые тюремные времена. Но я не сталкивался ранее с такой болью, которые причинили они… Как все хорошо развивалось и чем все теперь закончилось. От этого зависело будущее Турции. Но мы не можем знать премудростей Всевышнего Аллаха. Головокружительные планы судьбы… Может, кто-то завидует, но есть практический пример в любой точке мира. Так всегда, несмотря на то, что кто-то пытается очернить это движение, другие пытаются изучать, писать диссертации. Это важные показатели признания».

Два или три года назад, двум гостям, ученым из Австралии, рассказывавшим о притеснениях в отношении движения «Хизмет», Ходжа-эфенди сказал, что рано или поздно здравый смысл возобладает. Я напомнил ему эти слова, на что он ответил, что верит в это без сомнений. «Но не в наших руках определить, как скоро это произойдет», — добавил Ходжа-эфенди.

Как говорит зарубежный исследователь, профессор Джон Пол в своей книге «Fethullah Gulen: A Life of Hizmet»: «Движение «Хизмет» продолжало свой путь, становясь сильнее после каждого периода репрессий». Надеемся, что это скоро осуществится.

В продолжении беседы я задал Ходже-эфенди еще один вопрос: «Проблема, на которой вы часто останавливаетесь, — это пик исламской мысли в девятом и десятом веках, а затем ее упадок… Можно ли сказать, что на преподавательские кадры движения «Хизмет» возложена задача нового исламского возрождения?»

Вот его ответ: «Мы этого ожидаем… В прошлом исламские ученые стали лучшими во всех сферах. Они даже пытались совершить полет. Затем они вычислили окружность земли. То же самое и в религиозных науках, в позитивных науках… Они объединяли знания. И это не значит, что этого больше не повторится. Мы должны бороться за это. Мне бы хотелось, чтобы студенты-богословы изучали астрономию, астрологию, физику, химию после изучения теологии и делали это вместе, объединяя знания. Это то, что делали исламские ученые в прошлом».

Многие западные писатели, говоря о застое и регрессе в исламе в качестве причины указывают позицию Имама Газали и его работу «Непоследовательность философов». Согласно им, Имам Газали своим подходом объявил войну философии, и с конца 11 века атмосфера свободы мысли в исламском мире исчезла.

Другие западные писатели подходят к предмету более широко и объективно. Они говорят, что Имам Газали оказал влияние на такие имена западной цивилизации, как Паскаль и философ Просвещения Дэвид Юм. Пожалуй, самым объективным трудом об Имаме Газали стало произведение «Философское богословие Газали», опубликованное Оксфордским университетом в 2009 году… Его автором является Фрэнк Гриффель, профессор исламоведения Йельского университета.

В этой работе подчеркивается, что Имам Газали — выдающийся мыслитель и один из самых влиятельных ученых и философов исламского мира. Имам Газали тогда возражал мусульманским философам по 20 вопросам. Некоторые из этих 20 пунктов прямо противоречили исламской вере: идеи, ограничивающие волю Бога к созданию, и мысль о том, что душа не может вернуться в человеческое тело после того, как покинет его. Согласно этой книге, которая состоит из 400 страниц, мы можем сказать, что Газали выстроил новую философию согласно духу ислама (AL-Ghazali’s Philosophocal Theology, Frank Griffel, Oxford University Press, 2009). Меня долгое время мучил этот вопрос и я задал его Ходже-эфенди.

Отвечая на него, проповедник заявил, что Имам Газали в те годы действовал против идей, которые проникали в ислам из других культур и верований, и что его решительность была воспринята как «жесткость».

В то время шиитские движения и мутазилиты вызвали настоящий переполох в исламском мире, и люди, естественно, были сбиты с толку. Некоторые исследователи даже называют период между 950−1050 годами «веком шиитов». Реакция Имама Газали возникла как необходимость в целях противодействия этим движениям.

Ходжа-эфенди напомнил о произведении Имама Газали «Возрождение наук о вере» и назвал его «очень сильным человеком», а затем сослался на книгу философа Иммануила Канта: «Если оценивать его работу согласно нашему образу мышления, то там не так много места для критики…». Так что дело не во вражде к философии, а в том, что говорится от ее имени …

С другой стороны, проповедник заявляет, что атмосфера свободы мысли в исламе стала нарушаться давно, начиная с угнетений в эпоху Омейядов. В своих предыдущих выступлениях Ходжа-эфенди оценивал ситуацию таким образом: «Мышление — одно из самых выдающихся качеств человека. Думающий человек может легко избавиться от нахлынувших проблем, или может узнать о способах как избавиться от них. Качество поступающей информации, которая перенесет нас в обширную атмосферу мысли, рано или поздно повлияет на то, как мы будем избавляться от этих проблем. С этой точки зрения имеет большое значение как и в какой форме мы получаем информацию. При отсутствии системы мышления, помогающей оценивать поступающую информация как истинную или ложную, невозможно будет дать правильное определение. В конечном счете ложное будет воспринято как истинное, а истинное как ложное. Из этого следует, что перед получением информации мы обязательно должны обрести качественную систему мышления. Другими словами, пока мы не заполучили фильтр «ПРАВИЛЬНОЙ ЛОГИКИ» для входящей информации, наши идеи и суждения всегда будут ошибочными, и эта ошибка будет отдалять нас от истины».

Одной из тем, которой Гюлен уделял больше всего внимания в своих уроках по хадисам, было то, как люди, передававшие хадисы, жили с огромным любопытством к изучению и внимательно следили за своими поступками. «Основа настолько прочна!… Они несли знания с огромной ответственностью… В то время они учились с очень серьезным любопытством. Наше поколение еще многого не знает. Необходимо преодолеть поверхностное понимание ислама… Наш Пророк (Мухаммед) хотел, чтобы все было изучено напрямую. Мы должны плести нашу жизнь, как кружева поэзии. Восхваляя и восхищаясь… Всемогущий благословил нас Пророком. Он — Божья благодать для нас, Его особая благодать… Мне уже восемьдесят с лишним лет. Пророк Мухаммед не жил так долго, и мне стыдно. У нас нет ни земных, ни потусторонних ожиданий, кроме довольства Аллаха», — отметил Гюлен.

После пятничной молитвы на улице во время беседы также присутствовали женщины. Когда подали угощения, Ходжа-эфенди попросил начать раздавать угощения с дам. Когда закончилась встреча, он встал, повернулся к женщинам и сказал: «С вашего позволения», и только после этого ушел. Я думаю, что эта картина отражает то, насколько важное положение занимают женщины в глазах Гюлена.

Позже я просматривал переводы хадисов, прочитанных на арабском языке во время уроков хадисоведения. Они были связаны с расположением мужчин, женщин и детей в мечети. Это еще один вопрос, указывающий на важность присутствия женщин во всех сферах жизни…

Сегодня в таких странах, как Афганистан и Иран, мы видим подход к женщинам, далекий от религиозных принципов. В своем выступлении Гюлен четко раскрывает место женщины в обществе:

«Победителей воспитывают матери. Именно матери всегда формируют личность великих людей, примеров для подражания. Женщина участвует в воспитании со своими достоинствами, мужчина со своими способностями, в результате этой интеграции возникают семья и сообщество добродетелей, в которых ощущается райский климат. В некотором смысле мы не делаем различий между мужчинами и женщинами. Есть лишь физическое разделение. Я думаю, что мужчины и женщины должны быть как две стороны одной истины. С первым творением было открыто, что не быть мужчине без женщины и женщине без мужчины… Давайте посмотрим на этот вопрос с точки зрения ислама. Наш пророк (Мухаммед, мир ему), Коран и учение Корана не отделяют женщин от мужчин. Я считаю, что имеют место преувеличения и преуменьшения, то есть нарушается баланс… Аллах, создавая мироздание, от мельчайшей материи до вселенной, при этом создав антиматерию против материи, сотворил союз единства. Нет необходимости в разделении».