Ф.Гюлен: «Я тоскую по миру, где люди исключили из словарного запаса такие понятия как месть, ненависть и вражда»

религии в мире

Продолжаем публикации из серии «Ответы Фетхуллаха Гюлена российским интеллектуалам«. 

Четвертая часть. Вопросы задают Ольга Карабанова и  Владимир Авдеев.

— 

8. Что бы вы хотели донести до людей всего мира? Что бы вы хотели сказать лидерам стран всего мира?

Ответ:  Ваши  такие вопросы  вызваны  вашими  исключительно положительными предположениями о вашем скромном слуге, которых он никогда не заслуживал. Я никогда не рассматривал себя как человека, имеющего миссию. Я, как простой человек среди всех людей, осознающих свою человеческую ответственность перед Аллахом, всеми людьми и всеми созданиями, просто пытаюсь устно и письменно делиться своими мыслями по некоторым вопросам. Как я попытался выразить в ответе на первый вопрос уважаемого профессора Ростислава Рыбакова, я тоскую по миру, где человеческие ценности уважаются гораздо больше, преумножаются, где чувства становятся потусторонними полностью и тело разделяет те же духовные ценности. Я тоскую по миру, где вульгарность, грубость, амбиции, страсти, желание жить вечно для мирских утех (тул-и амаль), конфликты, драки, предательство, обман, угнетение, насилие, пораженчество,  коррупция  и  хищения  не  существуют или существуют только в минимально возможных размерах. Я тоскую по миру, где царит храбрость и великодушие, вежливость, упорство возрождения, любовь к жизни, мягкость и диалог, почитание прав, чувство надёжности и верности, дух правоты, справедливость и целеустремленность. Я тоскую по миру, где люди исключили из словарного запаса такие понятия как месть, ненависть и вражда, и обустраивали свою жизнь по понятиям любви к жизни, мягкости   и искренних отношений с людьми. Давайте мы все, включая и наших лидеров, будем делать все возможное для достижения такого мира, и отправим эти свои деяния в божественное измерение как зернышки, которые вырастут и расцветут в нашей вечной жизни.

9. Будут ли жить религии в обществе будущего?

Ответ: Для человека религия является жизненно важной потребностью, и считается одним из неотделимых измерений сотворения. Утверждение о том, что в один день потребность человека в религии исчезнет, принадлежит некоторым философам позитивистам-материалистам девятнадцатого века. Они, например, Огюст Конт, делят историю человечества на три периода, где после периодов религии и метафизики, начинается период науки, вместе с чем исчезает, и исчезнет потребность  в  религии.  Что  же произошло?  К  концу  своей жизни Огюст Конт попытался проповедовать «человеческую (позитивную) религию» с «пророками, ангелами, домом молитвы, поклонениями или ритуалами», которые назначал он сам. Как вы знаете, коммунизм и диалектический материализм в философии взяли это утверждение за основу, но опять же, результат очевиден.

Религия в будущем будет иметь больше влияния, чем сегодня. Прежде всего, пусть не останется в этом сомнений, научные исследования опровергнут атеистично-материалистическое научное воззрение, и наука разместится на своей истинной оси и докажет, что Вселенная и человек являются книгами, которые представляют нам Всевышнего Творца.

Кроме того, Первая мировая война, разразившаяся в результате кризиса конкуренции между Германией и Великобританией,  разделения на классы в обществе и межклассовых столкновений, вызванных диким капитализмом во всем мире, подтолкнула людей к поиску, Во многих местах люди стали проявлять искренний интерес к религии. Несмотря на то, что в тот период исламский мир был миром отсталых, беспорядочных и колонизированных стран и народов, на Западе увеличилось число исследований ислама. Поиски, которые начались  после мирового экономического кризиса 1929  года,  который, несомненно,  является одним из поводов новой войны, привели к зарождению фашизма и нацизма, и наконец, к началу Второй мировой войны. В результате этой войны на одной стороне появился коммунистический блок, а на другой стороне, опять ускорилось возвращение к религии. Сейчас мир стоит на пороге нового кризиса, и неизвестно, что принесет и унесет этот кризис. Я предполагаю, что новый кризис и чрезмерная материализация жизни усилят интерес к религии. Сегодня, особенно в западных странах появляются, как грибы после дождя, секты в поисках духовности, и зарождаются  течения и системы, выглядящие как религии. Эти поиски будут еще больше толкать людей к религии, и люди, которые ищут смысл своей   жизни, постараются найти его в религии. И пусть никто не сомневается, мусульмане, христиане и иудеи еще больше сблизятся друг с другом.

Top