«Если бы кражу совершила Фатима, дочь Мухаммеда…» (окончание)

Kızım Fatıma title 2

Начало статьи доступно по этой ссылке

Все это выдвинуло на сцену три группы индивидов. Первая группа – это те, кого мы называем «традиционалистами». Ее составляют защитники ортодоксальных воззрений, которые считают и отстаивают точку зрения о том, что определенное Св. Кораном и Сунной наказание в виде отрубания руки должно применяться лишь так, а не иначе, невзирая на меняющиеся, эволюционирующие и становящиеся другими условия жизни. Вторая группа, «модернисты», полагают, что наказание в виде отрубания руки было действительно только в условиях арабского общества в период ниспослания Божественного откровения и что отныне и впредь необходимо применять иное наказание за воровство, которое должно быть установлено политиками на законодательном уровне по предложению правоведов. Третья группа защищает тезис о совместимости традиционных ценностей, которых мы называем «консервативными», и опыта современности, [и настаивает на необходимости] их гармонизации и реконструирования посредством новых синтезов. Входящие в эту группу индивиды не согласны с тем, что при определении формы наказания за рассматриваемое преступление игнорируется Св. Коран и пророческие практики. Они верят в то, что пока существуют те же условия жизни, которые имели место в арабском обществе в эпоху ниспослания Божественного откровения, подобное наказание можно применять в неизменном виде; в иных же случаях допустима разработка новых законодательных норм на основе указанных основных источников [мусульманского права].

Вновь вернемся к вышеупомянутому хадису. «Традиционалисты» и «модернисты» переводят рассматриваемый нами фрагмент так: «то я непременно отрубил бы ей руку». Они дают буквальный перевод этой части хадиса, не перетолковывая ее и не прибегая к натужным усилиям. Ибо нет ничего такого, что они не могли бы объяснить. В соответствие с вышеприведенными подходами, «традиционалисты» считают, что наказание в виде отрубания руки должно применяться и сегодня, а «модернисты» полагают, что оно, наоборот, применяться не должно.

Перевод «… если бы кражу совершила Фатима, дочь Мухаммеда, то я не отдалился бы от справедливости, проявил бы беспристрастность, исполнил бы наказание» характерен для «консерваторов», рамочное описание и определение которых мы постарались привести выше. Мне кажется, они занимают промежуточное положение между «традиционалистами» и «модернистами». Это осознающие различие между историческим и исламским люди, которые понимают, что социетальные трансформации «втиснули» их между модернизмом и традицией, новым и старым, сегодняшним и вчерашним, и которые ищут выход из этого положения. Они не желают принимать то, что можно назвать «безбожной модернизацией» – западную модернизацию, секуляризацию и обмирщение, которые происходят на фоне обрыва связей с трансцендентным, но вместе с тем не могут избавиться и от ментальности, произведенной на свет модернизмом.

Это, если смотреть в суть дела, является самой что ни на есть «развилкой дорог». И «местоположение» является весьма правильным. Основание, пригодное для реализации без обрыва связей с трансцендентным изменений, которых можно назвать обновлением ислама, и выдвижения новых прочтений, пониманий, интерпретаций и практик. Но для этого нам действительно нужны способность взглянуть в лицо проблемам, с которыми мы сталкиваемся в сегодняшних условиях, разработка методологии решения этих проблем, последовательность мышления, а также вера и смелость для того, чтобы реализовать все это с искренностью, душевностью и чистосердечностью. Однако тут же отмечу, что всё это должно быть одновременно. Если имеется вера и чистосердечность, но нет методологии, или есть методология, но нет смелости, или есть смелость, но нет последовательности мышления, то невозможно получить результат, который удовлетворил бы людей нашего времени и расчистил бы путь для будущих поколений – как видно на примере с различными переводами хадиса, на выходе получиться [лишь] имитация деятельности.

Я начал эту статью с предупреждения и им же заканчиваю. Эта статья не рассматривает наказание в виде отрубания руки за совершение воровства. В ней была предпринята попытка выявить ментальный фон тех людей, которые переводят хадис, в котором Пророк (с.а.с.) говорит: «Клянусь Аллахом, если бы кражу совершила Фатима, дочь Мухаммеда, то я непременно отрубил бы ей руку», используя слова «то я не отдалился бы от справедливости, проявил бы беспристрастность, исполнил бы наказание».

Примечание напоследок: Является ли подобный перевод искажением и разрушением хадиса? Безусловно, да. Автор этого перевода, возможно, не имел подобного намерения. Однако результат получился именно таким и это означает приписывание Пророку (с.а.с.) того, чего он не говорил.

Ахмет Куруджан

TR724

Top