Глава 12. Основные движущие силы движения «Хизмет»

ДВИЖЕНИЕ ГЮЛЕНА:   	ЗОВ К БЛАГОРАЗУМИЮ   	Мехмет Энес Эргене

Из книги Энеса Эргене «Движение Гюлена: зов к благоразумию». Предыдущая — Глава 11. Движение Гюлена: диалог, доброжелательность, взаимное уважение и взаимопонимание.

Анализ внутренних факторов движения важен по двум причинам: во-первых, он позволяет, отталкиваясь от этих факторов, понять дух этого движения; во-вторых, он показывает нам всю целостность картины, которую мы можем проигнорировать, сконцентрировавшись на частичном анализе. В некотором смысле, факторы являются основными понятиями движения. А интеллектуальные и социальные манеры движения всегда формируются вокруг этих динамик. Знание всего этого поможет поведенческому анализу и социальным наукам избежать общеизвестных ошибок.

Суфийская, моральная и духовная глубина ислама требует, чтобы каждый верующий был скромным и терпеливым в семейных и социальных отношениях. Этим преследуется достижение зрелости и личной добродетели человека, также как и достижение совершенства социальных отношений. Чтобы понять масштабы влияния такой религии как ислам, обладающей духовной глубиной и опытом, на моральные и социальные манеры и поведение своих членов, необходимо знать его основные духовные динамики и степень его проникновения в жизнь своих приверженцев. Невозможно анализировать интеллектуальные и социальные взгляды даже обычного мусульманина без понимания духовной жизни ислама. Когда мы говорим о «культурном исламе», мы подразумеваем общую картину взаимодействия мусульманина в плане религиозных, духовных, нравственных и социальных отношений с исламом. Поэтому, когда мы смотрим через призму основных факторов, мы можем получить общую перспективу об индивидуальных, духовных, нравственных и социальных манерах мусульман. Несомненно, здесь, наряду с глубоким значением в исламском культурном восприятии тем и понятий, которые я вывел в заголовки, также важен и способ их интерпретации и передачи на социальную действительность. Важность Гюлена заключается в том, что он успешно активизирует эти факторы в социально-культурной жизни. А ведь эти культурные и религиозные составляющие существуют в книгах и первичных источниках вот уже почти полторы тысячи лет.

С другой стороны, акцент на внутренних факторах любого движения позволяет нам указать на их влияние и присутствие во всех аргументах и социальных отношениях этого движения. Каждое действие и манера этого движения, каждая связь, которая устанавливается с другой культурной средой, и каждая инициатива, направленная на диалог между цивилизациями, на всех уровнях зависит от этих факторов. Любой внимательный читатель или наблюдатель может легко убедиться в этом.

Другое, что я могу сказать об основных факторах движения Гюлена и что нахожу особенно важным, является следующее: Если мы посмотрим на движущие силы движения в целом, то мы увидим, что все они всецело наделены более высокими аргументами и идеалами. Иными словами, наиболее очевидной характеристикой этих основных движущих сил является их идентификация с идеалом вечности, к которому ислам направляет себя как божественное откровение и религия. Ислам принимает на себя задачу вести человека за пределы относительного мира и преходящих вещей, к вечной и абсолютной истине. Этот идеал похода в вечность можно увидеть в сути всех внутренних и социальных факторов движения Гюлена. Являясь идеалом, это может показаться общеизвестной истиной, присутствующей почти во всех религиях. Они были преобразованы в активную программу, охватывающую все его внутренние и социальные отношения. По этой причине человеческая модель Гюлена требует безграничной самоотверженности и бесконечного альтруизма. Идеал вечности еще раз расширяет границы смысла и значения всех динамик. Это понимание производит сильное метафизическое напряжение в движении Гюлена. Гюлен сам часто говорит о нём, и этот принцип в виде основного динамика снова и снова воспроизводится во всех новых действиях и инициативах. Эта концепция создает высокое напряжение в людях, которые могут нести тяготы и лишения в трудных обстоятельствах во всех четырех уголках мира. В противном случае, без этого метафизического напряжения было бы невозможным для многих людей уезжать в дальние края даже в качестве туристов, не говоря уже о пребывании там в течение многих лет.

Есть понятия и факторы, на которых М. Ф. Гюлен построил многие из своих действий, и которые он неустанно подчеркивает в своих научных трудах и статьях, выступлениях и беседах в течение всей своей интеллектуальной, активной борьбы и жизни. Во многих случаях он говорит об этих концепциях, отправляя через них свои посылы и социальные учения. Из их числа выделяются следующие: глубина сознания; идеал жизни ради жизни других; дух преданности Всемогущему Творцу и всем сотворенным; самоотверженность; верность; скромность; братство; материальное и духовное рвение и благотворение; близость к Аллаху; единство с молитвой и поминовением Всевышнего; душевность и принцип принятия позитивных действий.

С другой стороны, то, как М. Ф. Гюлен обрабатывает и интерпретирует эту динамику, также заслуживает внимания. Точно так же, как в общей исламской линии поведения и восприятия, Гюлену присуща, можно сказать, консервативная склонность в вопросе о движущих силах. Однако он имеет активный и практический образ восприятия, который постоянно обновляет все его взгляды, мысли и действия. Его консерватизм никогда не отличается жестокостью. И система мышления и способ действия дают почувствовать энергию в его взглядах. Наряду с тем, что их общие рамки основных динамик и чувствительности остаются прежними, они, в своей сути, имеют живость, широту и энергичность. С интерпретациями, привнесенными тем же факторам в разных местах и временах, расширяется их содержание, образуя систематику, которая обновляет и воспроизводит себя. Он обладает талантом оратора и стилем, собирающим в одно целое богатство языка и глубокое содержание, ставящее ударение одновременно и на изяществе искусства, и на литературной утонченности и критике, т.е. на всех тонкостях интеллектуальных, философских и литературных концептов. Этот широкий спектр обновляет и совершенствует содержание его философии, не затрагивая его основных характеристик. Естественно, задача выявления внутренних факторов движения Гюлена и их систематической интерпретации не ограничена исключительно теми моментами, о которых мы говорили здесь.

В заключение можно выделить следующие основные положения,
характеризующие движение Фетхуллаха Гюлена

Оно:

• Не является политическим или идеологическим движением.

• Является движением, всецело инициированным гражданской инициативой.

• Является важным опытом, показывающим динамизм и способность ислама произвести богатые культурные и социальные отношения.

• Разработало новую гуманную и общественную систему самоотверженности. Является самоотверженным и альтруистическим движением, которое приняло за принцип всегда отдавать обществу, а не брать от него.

• Имеет структуру, которая охватывает все общество и делится со всеми его слоями.

• Является сближающим и примиряющим движением, которое соединяет и объединяет религиозные ценности с общественными идеалами.

• Хотя и не делает большой акцент на индивидуальных талантах, предоставляет широкую социальную идентичность и индивидуальность.

• Не является ни светским движением в современном смысле этого слова, ни сектой в традиционном понимании.

• С религиозной и культурной точек зрения, является позитивным движением, оригинально демонстрирующим единство науки и религии, разума и сердца; с социальной точки зрения, берущим за основу терпимость и любовь, примирение и диалог, а с точки зрения поведения и действий, берущим за основу позитивное движение.

• Является движением, которое не ждет никаких материальных и других мирских наград, и не занимается такой тайной деятельностью как установление политического влияния.

Top