Глава 11. Движение Гюлена: диалог, доброжелательность, взаимное уважение и взаимопонимание

Энес Эргене "Движение Хизмет"

Из книги Энеса Эргене «Движение Гюлена: зов к благоразумию». Предыдущая — Глава 10. Является ли движение Гюлена религиозным братством?

Толерантность и диалог являются двумя наиболее фундаментальными и всеобъемлющими факторами в движении Гюлена. Эти два понятия, которые вначале были развиты в небольшом масштабе, превратились в поиск культуры согласия на мировом уровне. Сегодня идея совместного проживания является вопросом, философские основы которого современное государство пытается сформулировать. Диалог, терпимость и примирение ни в один период истории не были столь важными и необходимыми, как сегодня. Ведь последние империи были основаны не на согласии, а на конфликтах и войнах в своих международных, политических и правовых отношениях. Различные цивилизации были отделены друг от друга толстыми стенами, которые опирались на разные политические, идеологические и религиозные содержания и идентичность, что неизбежно приводило к конфликтам и войнам. В течение долгих лет средневековья преобладающей концепцией в области международного права было «право на применение силы». Это было действительно не только по отношению к международному праву, но и по отношению к внутреннему законодательству и порядку государств и империй. Не признавалось право на существование религиозных или расовых различий. По этой причине на протяжении всего средневековья борьба человечества за цивилизацию выразилась в виде агрессивных и противоречивых страстей и волнений. Сегодня поиск путей к диалогу между цивилизациями и культурами продолжается с новыми концепциями, порожденными глобализацией.

Движение Гюлена представляет собой яркий пример этого поиска, который достиг международных масштабов. Гюлен укрепляет этот поиск религиозными, философскими и правовыми основами. Одной из основных целей образовательной деятельности, начатой им в глобальном масштабе, является установление моста, который ведет к диалогу между религиями и цивилизациями.

По его словам, сегодняшние мусульмане не должны определять свою собственную культуру, социальные и экзистенциальные идентичности по таким деструктивным ценностям, как конфликты и конфронтации. Это не соответствует человеческим и универсальным ценностям ислама. Долгосрочные войны прошлых времен были связаны с проблемой силы, которая царила в международных отношениях тех дней. Это могло быть нормальным для всех политических империй и религиозных образований. Но сегодня человечество больше не в состоянии перенести такой конфликт в глобальном масштабе. Универсальная система ценностей ислама основана на принципе «мир, диалог и терпимость». Это тот принцип, который Пророк (с.а.с.) практиковал в Медине. Народ Медины состоял из групп, принадлежащих к различным религиям и культурам. Пророк Мухаммад (с.а.с.) впервые в истории действовал с системой ценностей, которые сегодня превосходят даже декларацию универсальных прав человека. Эти исторические документы свидетельствуют, что в них взаимные права и обязанности различных религиозных и культурных идентичностей были четко определены, и был достигнут консенсус. В соответствии с этим, немусульмане были свободными в исповедании своих религий и убеждений, никто не вмешивался в их образ жизни и богослужения, и они жили в качестве партнеров плюралистической организации на основе религиозной, правовой и культурной автономии. Четвертый халиф – досточтимый Али (р.а.), в письме Малику ибн Аштару, правителю Египта, сформулировал это в систематический правовой кодекс. По словам досточтимого Али (р.а.), люди, которые живут в регионах правления мусульман, были разделены на две основные группы: 1) «Наши братья по религии, т.е. мусульмане»; 2) «Наши равные в сотворении, немусульмане». Две группы имеют право на защиту. Ни одна другая культура в истории не ставила «других» на такую онтологическую гуманную основу и, таким образом, превозносила их. Это определение досточтимого Али (р.а.) таким образом указывает на хадис Пророка (с.а.с.): «Все люди являются детьми Адама, а Адам был сотворен из глины».

Взаимодействие ранних мусульман с соседними народами и культурами полностью основывалось на соблюдении прав человека и нравственных принципов. Мы можем увидеть эту исламскую чувствительность в следующем событии, произошедшем спустя шесть веков после появления ислама. Моголы, царствовавшие в Дамаске в 13-м веке, захватили в плен мусульман, христиан и иудеев, которые жили под защитой мусульман. Один из ученых того времени пошел просить Кутлу Шаха, лидера моголов, освободить рабов. Моголы согласились отпустить мусульман, но отказались освобождать из рабства христиан и иудеев. Тогда ученый с большей настойчивостью в голосе сказал: «Война не считается законченной до тех пор, пока все рабы не свободны. Христиане и иудеи находятся под нашей защитой, и мы не можем согласиться на то, чтобы даже один из них оставался рабом». Кутлу Шах, увидевший такую решительность мусульман, согласился отпустить на волю всех рабов[1].

Это было подходом ислама, касающийся отношений между людьми, и в периоды, когда мусульмане следовали этим принципам терпимости и диалога, они развили широкую и свободолюбивую перспективу, которая гарантировала образ жизни и свободы всех религиозных и культурных общин, с которыми они жили вместе. Эта широкая перспектива помогла развитию плюрализма на социально-культурной основе в исламских обществах.

Сегодня движение Гюлена стремится к распространению социального плюрализма, основываясь на этом принципе толерантности в глобальном масштабе. Несомненно, плюрализм в прошлом был ограничен религиозными принципами. Но сегодня мы нуждаемся в более широкой культурной и политической базе. Для того, чтобы подготовить такую культуру примирения, члены различных цивилизаций должны внести позитивный вклад в эти усилия. В истории и культурном наследии всех народов есть гуманные и универсальные ценности, которые рекомендуют терпимость к многообразию образов жизни и культур. Они должны быть привлечены и организованы так, чтобы общий и дружеский плюрализм мог быть установлен на земле. Только тогда усилия движения Гюлена найдут ожидаемый ответ на глобальном уровне.

[1] См. Кардави, Юсуф, Гайр аль-Муслимин фи аль-Муджтама аль-Ислами, с. 10.

Top