Джеймс Харрингтон: Кто такой Фетхуллах Гюлен?

Harrington-1

Фетхуллаху Гюлену приписывается множество ролей, с немногими из которых согласен он сам. О нем говорят как о турецком мусульманском богослове, прогрессивном проповеднике, черпающем вдохновение в исламской традиции, выдающемся суфийском мыслителе, писателе, поэте, теоретике, набожном интеллектуале, филантропе, нравственном лидере и стороннике просвещения. Он крайне редко использует местоимение «я». Несмотря на всю свою скромность, Гюлен обладает значительным влиянием.

Гюлен родился в 1941 г. в одной из деревень провинции Эрзурум, расположенной в восточно-анатолийском регионе Турции, граничащем с Ираном и Арменией. В пятилетнем возрасте он начал изучение Корана, а будучи четырнадцати лет от роду стал заниматься проповеднической деятельностью. Несмотря на то, что Гюлен получил образование, схожее с тем, которое получали в традиционных исламских медресе, всю свою жизнь он занимался и до сих пор занимается самообразованием, читая книги. Во время прохождения армейской службы, являющейся обязательной для всех мужчин в Турции, Гюлен ознакомился с великими классиками литературы Востока и Запада.

В 1959 г. Гюлен стал имамом Министерства по делам религии. Имамы в Турции зачастую прикреплены к определенным мечетям и отвечают за них. Имамы являются государственными служащими, что позволяет государству их контролировать посредством регулирования их деятельности, назначения их на определенный участок работы и их аттестации.

В 1981 г., после военного переворота, Гюлен покинул свою должность и стал независимым от государственных ограничений религиозным проповедником. Он много путешествовал по стране, выступая с лекциями и читая проповеди в мечетях. В своих выступлениях он преимущественно затрагивал темы, связанные с проблемами образования, бедности, здравоохранения. Тысячи людей приходили в мечети, чтобы его послушать.

Гюлен во всех отношениях отличался от традиционных имамов. В своих проповедях он касался не только стандартных тем жизни после смерти, но и подчеркивал важность улучшения условий жизни людей в этом мире и обращал внимание на социальные проблемы. По его мнению, Господь создал человеческие различия и людское многообразие, и в этом заключается источник богатства, красоты и единства, а не разделения…

Гюлен утверждает, что он не является суфийским наставником, однако идеи суфизма, безусловно, пронизывают его мышление. Он разделяет идею суфизма о том, что существует взаимосвязь между Всевышним, человеком и природой. Эта идея имеет практическое следствие, которое выражается в том, что любить и уважать человечество и природу нужно в той же степени, в какой человек любит и уважает Господа. На этом основывается суждение Гюлена о необходимости дружбы между людьми, вне зависимости от их религиозных убеждений или вообще отсутствия таковых.

По мнению Гюлена, можно быть истинным верующим и при этом поддерживать хорошие отношения с представителями иных религий и атеистами, а также быть открытым к новым идеям и новым траекториям мышления. Он является своего рода посредником, знакомящим иудеев и христиан с умеренным исламом, а мусульман – с иудаизмом и христианством.

Известные религиозные деятели, в частности вселенский патриарх Варфоломей I, папа римский Иоанн Павел II, выдающиеся раввины высоко оценивали его старания по выстраиванию межконфессионального диалога. Гюлен стал первым мусульманским лидером, который инициировал диалог с алевитами, христианами и иудеями в Турции, за что и подвергся жестокой критике со стороны своих консервативных единоверцев.

Социальные идеи Гюлена эволюционировали, пройдя путь от антиатеистического националистического мировоззрения первых лет до более глобализированного мировоззрения, которое близко к классическому либерализму и которое поддерживает демократизацию, гражданскую свободу, разделение между сферами светского и религиозного. Его жизненный опыт и интеллектуальный рост способствовали упрочнению в нем указанных воззрений. Гюлен призывает турецкий народ рассматривать иностранцев в качестве потенциальных друзей и союзников, а не врагов.

Гюлен считает важными науку и технику. По его мнению, недоразвитость многих исламских стран вызвана их пренебрежением достижениями современной науки. Гюлен верит в то, что Коран предписывает мусульманину изучать науку. Он не видит никакого противоречия между наукой и Откровением. Более того, наука является инструментом для постижения основного послания Священного Корана. В противовес убеждению многих мусульман, Гюлен придерживается мнения, что Коран не содержит в себе всего того, что необходимо для научного понимания, но при этом считает, что Коран и наука объясняют друг друга.

Придавая такое значение научным исследованиям, Гюлен выступает за сочетание светского образования с развитием этики и формированием характера, а также считает труд учителя одной из благороднейших профессий…

Гюлен, люди, к которым он обращается, и участники движения понимают толк в технике, рынках, международном бизнесе и современных коммуникациях, и все это они умело используют для популяризации своих идей.

Последователи Гюлена, как правило, являются выходцами из честолюбивого и растущего среднего класса Анатолийского региона страны. Гюлен убеждает своих соотечественников в том, что они могут совмещать этатистскую и националистическую идеологию ататюркской республики с традиционной, но гибкой исламской верой. Обретение финансового благополучия также приветствуется, поскольку это позволяет индивидам поддерживать благие начинания. Гюлен призывает состоятельных граждан помогать малоимущим ради общего блага для всех. Он утверждает, что общество становится лучше, когда люди живут честно и заботятся в первую очередь об остальных, а не о себе. Ведь мир был создан для всех, а не только для определенного человека…

Личная харизматичность Гюлена идет рука об руку с хорошей организованностью и привлекательностью его идей. В своих проповедях он утверждает, что человек может жить полноценной жизнью в условиях современного мира, сохраняя при этом традиционные ценности, такие как вера в Бога и социальная ответственность…

Несмотря на значительную поддержку со стороны многих людей, для остальных он остается противоречивой фигурой. По мнению радикальных исламистов, он слишком «мягок» по отношению к христианам и евреям, и не является полноценным мусульманином из-за того, что ценит нравственную жизнь больше, чем ритуализм молитвы, никак не влияющий на поведение индивида. Неонационалисты видят в нем угрозу секуляристской природе Турецкой Республики и полагают, что у него есть тайные планы по установлению в стране законов шариата или даже исламской теократии, хотя сам Гюлен неоднократно говорил о том, что страна не должна отворачиваться от демократии.

Его разногласия с представителями более старого турецкого истеблишмента частично связаны с тем, что секуляристское государство определяет гражданскую свободу однобоко – в качестве свободы от религии, – и отказывается взглянуть на оборотную сторону медали в виде свободы вероисповедания по собственному выбору.

На протяжении всей своей жизни Гюлен выступал за мир и ненасилие. Особую активность он проявил во время волны политически-мотивированных молодежных беспорядков, которая захлестнула Турцию на кануне военного переворота 1980 г.: он выступал в университетах и мечетях, пытаясь остановить царящую в стране анархию. Он стал первым исламским богословом и религиозным деятелем, который публично осудил террористический акт, произошедший в США 11 сентября 2001 г., поместив объявления сначала в «New York Times», а затем в «Washington Post». После этого интервью с ним были опубликованы в крупнейших газетах.

Объявление в газете «New York Times» вышло сразу после террористических атак 11 сентября. Объявление за подписью Гюлена в «Washington Post» было опубликовано 21 сентября 2001 г. В нем говорилось:

«Мы гневно осуждаем недавнюю террористическую атаку на Соединенные Штаты Америки и искренне сочувствуем боли американского народа. Ислам питает отвращение к подобным актам террора. Религия, которая проповедует принцип «Тот, кто несправедливо убил одного человека, тот словно убил все человечество», не может смириться с бессмысленным убийством тысяч людей. Своими мыслями и молитвами мы вместе с жертвами этого террористического акта и их близкими».

До 1995 г. Гюлен редко появлялся в СМИ, а если и делал это, то, очевидно, лишь благодаря уговорам своих друзей и для того, чтобы использовать общение с масс-медия для донесения своих взглядов. Ряд интервью с ним, которые были опубликованы в тот год, стали настоящей сенсацией…

В настоящее время Гюлен редко появляется на публике, предпочитая вести преимущественно уединенный образ жизни. Обычно он читает, пишет, размышляет, молится, занимается саморазвитием и принимает группы своих друзей и сторонников у себя в резиденции. Он живет в аскезе и не имеет какого-либо имущества…

Джеймс Харрингтон

Из книги «Wrestling with Free Speech, Religious Freedom, and Democracy in Turkey: The Political Trials and Times of Fethullah Gulen» (2011, pp. 6-10)