Движение «Хизмет» и вопрос его открытости

Гюлен

Открытость движения «Хизмет», также известного как движение Гюлена, вот уже долгое время является темой для критики со стороны различных кругов – писателей, интеллектуалов и политиков. В условиях турецкого общества, в котором секуляризм используется скорее как средство контроля над религией, а не ее отделения от политики, популярность этой темы вполне понятна. Когда Ататюрк наложил серьезные законодательные ограничения на религиозные институты и значимые с точки зрения религии места (такие, как кладбища и религиозные центры), деятельность всех религиозных групп была запрещена. Для того, чтобы продолжить свое существование, им пришлось приспособиться к изменившимся реалиям. Некоторым из них, например, суфийским братствам Мавлавия и Бекташия, Алевитам и др. удалось добиться разрешения властей на то, чтобы реорганизоваться в благотворительные и  некоммерческие организации. Другие же группы, которым не удалось адаптироваться под требования турецкого законодательства, либо остались в тени, либо постепенно исчезли.

Движение «Хизмет» возникло в подобном климате в качестве движения, вдохновленного религией. Оно не имело четкой и формализованной структуры, но, тем не менее, ему удалось выжить, не конфликтуя с существующими институциональными реалиями. В конце концов, речь шла лишь о группе людей, которые стремились работать в самых разных сферах, не будучи вынужденными при этом жертвовать своими религиозными обязательствами. Вопрос о прозрачности и открытости движения поднимался постоянно, однако добровольцы движения отвечали на этот вызов и властные органы довольствовались их ответами, причем даже тогда, когда все это приобрело форму чрезмерно долгого судебного процесса. Движение «Хизмет» ни разу не преследовалось в судебном порядке за пределами Турции, будь то в связи с вопросом об его открытости или по каким-либо иным причинам. Это связано с тем, что члены движения в своей деятельности строго соблюдают законы той страны, в которой они находятся и являются открытыми для любых проверок. Тем не менее, в ряде кругов обеспокоенность непрозрачностью движения все еще сохраняется. Этому способствует ряд факторов:

1) Различия в менталитете: сильная конкуренция за реализацию собственных интересов, которая предполагается и стимулируется современной капиталистической системой, привела к разрушению ценностей и традиций, связанных со служением остальным в семьях и обществах стран Запада. Такие понятия, как альтруизм и самопожертвование ради блага остальных, теперь считаются чем-то ненормальным и, соответственно, подозрительным. Если есть люди, которые что-то делают, не имея при этом собственных интересов, если такие люди стремятся к счастью, но не через гедонизм, а через альтруизм, то тогда предполагается, что у них есть «скрытые» или «тайные» мотивы, которые соответствуют «норме» об обязательном присутствии эгоистичного интереса. Иначе говоря, считается, что такие люди не являются «открытыми». Современное понимание нормы является той парадигмой, которая не воспринимает (а возможно – и не может воспринимать) служение остальным как путь к обретению удовлетворения и умиротворения, помимо той пользы, которое оно приносит всему обществу. Для добровольцев движения «Хизмет» понятие нормы проистекает из иной парадигмы: для них усилия в этом мире являются средством достижения успеха в мире потустороннем. Они рассматривают этот мир как место, в котором нужно посеять семена, чтобы получить урожай в будущей жизни. Различия в этих парадигмах являются основным препятствием к пониманию движения «Хизмет» и приверженности его добровольцев.

2) Неструктурированность движения: в отличие от организаций гражданского общества в странах Запада, движение «Хизмет» является низовым движением, а не организацией, имеющей формальную структуру и централизованное управление. В западных странах большое значение придается подготовке и планированию, поэтому обычно реализации плана предшествует длительный и сложный процесс, включающий определение всех необходимых средств и ресурсов. Как следствие, несмотря на всю свою эффективность, подобные организации иногда слишком медленно реагируют на возникающие потребности. Подход добровольцев движения «Хизмет» отличается: они исходят из глубокой веры в то, что Господь поможет им, поддержит их усилия и дарует им успех. Поэтому они не готовятся и не планируют, и не ждут до тех пор, пока у них появятся нужные средства и ресурсы. Напротив, у них есть источники вдохновения, идеи и рвение, поэтому они переходят к действию с любыми средствами, которые у них есть на руках и в любых условиях, в которых они оказываются. Они говорят: «Наша обязанность – прикладывать усилия, и лишь Господь является тем, кто дарует успех!». Отсутствие централизованного планирования, направляющего действия добровольцев движения, является еще одной причиной того, почему успех и динамизм движения «Хизмет» так поражает наблюдателей, которые не могут понять, как различные люди, действующие независимо друг от друга в различных уголках мира могут достигать результатов, которые отличаются согласованностью и взаимной поддержкой.

3) Быть за, а не против: добровольцы движения «Хизмет» придерживаются точки зрения, согласно которой необходимо быть ориентированным на совершение добрых дел и принесение пользы для общества, а не занятие критикой и не борьбу против остальных или «системы в целом». Согласно данной точке зрения, важнее поддерживать и принимать участие в конструктивной, а не в негативной или деструктивной деятельности. Те люди, которые критикуют, могут быть правы в своей критике, однако из этого не следует, что они могут предложить нечто хорошее взамен того, чем они недовольны. Таким образом, любой позитивный вклад является ценным, даже если тот, кто его вносит, считает его малозначительным. И если такое отношение сохранится, то эту точку зрения начнут разделять и другие, и тогда небольшие вклады индивидов станут теми ручейками, которые дают начало полноводной реке.

4) Стремление быть вне поля зрения: учитывая возможности современных телекоммуникационных технологий по публицизации любых жизненных сфер, для волонтеров и тех организаций, которых они представляют, стало вполне обычным явлением максимально широко себя рекламировать, делать громкие «программные заявления», объявлять о себе и продвигать себя. В движении «Хизмет» акцент же делается на том, что люди выполняют свои обязанности перед Богом за счет активного служения остальным. Соответственно, участники движения придают меньше значения связям с общественностью и больше – тому виду служения, которым они занимаются. Это означает, что они не жаждут внимания ни к себе лично, ни к той группе людей, частью которой они являются. В отличие от множества организаций, они не имеют ни общей «миссии», ни общего «имиджа», которых нужно активно продвигать. Вместо этого, добровольцы движения «Хизмет» занимаются определенным служением, и они стараются делать это наилучшим образом в пределах своих возможностей. И если они вообще хотят внимания, то они хотят его для этого служения, а не для себя. Учитывая распространенную практику конкуренции за внимание или славу, тот факт, что добровольцы движения «Хизмет» предпочитают быть вне поля зрения, является еще одной причиной, вызывающей опасения за транспарентность движения.

Эти четыре фактора являются основными причинами того, почему отдельные критики движения «Хизмет» так беспокоятся (или говорят, что беспокоятся) об его открытости. И это притом, что решение в данном случае довольно простое. Движение всегда было и до сих пор остается открытым для любых форм диалога и любых вопросов со стороны остальных. Никто не имеет права утверждать, что существует проблема открытости движения, когда оно само стремится к тому, чтобы люди о нем узнали и (при наличии соответствующего желания и лишь в той степени, в которой они сами желают) внесли свой вклад в дело его служения. А ведь, в конце концов, именно так движение «Хизмет» и разростается.

Исмаил Месут Сезгин, Центр изучения движения «Хизмет» 

Top