II. Действия правящей партии против сторонников движения «Хизмет»

Параграф из доклада «Верховенство закона и уважение к правам человека в Турции: ситуация после декабря 2013 года«. Предыдущий параграф — «1.8. Выводы о независимости правосудия и верховенства права«.

2.1. Право на свободу и личную неприкосновенность, право на справедливое судебное разбирательство. Запрещение пыток, бесчеловечного и унижающего достоинство человека форм обращения

2.1.1. Операция июля 2014

Начиная с июля 2014, сотни высокопоставленных сотрудников министерства внутренних дел и полицейских, участвовавших в антикоррупционной операции декабря 2013 года были задержаны в ходе серии скоординированных рейдов. Эта операция широко известна в Турции как акт возмездия со стороны правительства Эрдогана за коррупционные расследования декабря 2013

Адвокаты задержанных подали ряд жалоб на противозаконные действия полиции в ходе задержания своих подзащитных, а также на условия их содержания. Данные жалобы должны были быть рассмотрены судом, суть их заключались в следующем:

− Обыски в домах задержанных проводились в 01:30 ночи, в нарушение статьи 118 Уголовно-процессуального кодекса Турции, которая запрещает проведение обысков в домах, на рабочем месте или в любой другой частной территории в ночное время;

− Государственному обвинителю не удалось завершить допрос задержанных в сроки, предусмотренные ордерами на арест. Одного из задержанных, Унала Эркана продолжали допрашивать в 02:30 ночи, несмотря на то, что срок действия ордера на его арест истек в 01.30, а нового ордера выписано не было;

− Несмотря на то, что срок максимального задержания без предъявления обвинения истек, задержанных не отпустили, а оставили под стражей, доводы о незаконности удержания были отклонены полицией, задержанным не предъявили обвинений, они не предстали перед судом.

− Суд отказался освободить подозреваемых под подписку несмотря на то, что никто из задержанных не проявлял признаков агрессии, не совершал тяжких преступлений против общества и не представлял угрозы обществу.

− Во время ареста на подозреваемых надели наручники и демонстративно выводили их перед заранее собранными СМИ в наручниках, обращаясь как с осужденными за тяжелые преступления, тем самым пытаясь «подорвать их авторитет в глазах общественности и создать перед телекамерами образ опасных преступников, представляющих угрозу для общества и совершивших тяжкие преступления»;

− В ходе допросов государственным обвинителем, подсудимые просили разъяснить им суть преступлений, в которых их обвиняют, узнать, в чем состоит их вина, но государственный обвинитель не показал им никаких документов, в которых содержались бы факты преступлений и улики против обвиняемых;

− ответчики были принуждены подписать машинописные документы, составленные сотрудниками полиции, в которых говорилось, что подозреваемые хотели реализовать свое право на молчание, тогда как ответчики не отказывались давать показания и готовы были отвечать на любые вопросы, однако никто не хотел беседовать с подозреваемыми;

− адвокаты обвиняемых неоднократно не могли найти дежурного судью в суде Стамбуле;

− на требование подсудимого Исмаила Чичека вести аудио и видео запись заседания судья дал отказал по причине «технической невозможности», несмотря на то, что все суды Стамбула в полной мере оснащены необходимым оборудованием для аудио и видеофиксации;

− Судья Чичек в ходе одного из заседаний суда удалил из зала суда без объяснения причин адвокатов подсудимого, тем самым нарушив право подсудимого на справедливое судебное разбирательство;

− Адвокаты подсудимых увидели, что 28 июля 2014 начальник полиции, принимавший участие в полицейской операции по задержанию обвиняемых, вошел в здание суда, где проводились заседания и направился к судье Чичеку. Когда юристы, в сопровождении депутата парламента от Народно-Республиканской партии (CHP) Махмута Танала вошли в кабинет судьи Чичека и спросили о личности человека, присутствующего в кабинете, судья повел себя неадекватно и крикнул мужчине, находившемуся в его кабинете, «Исмаил, беги отсюда!» Неизвестный мужчина скрылся в здании суда.

− задержанных содержали в камерах, размеры которых существенно отличались от стандартов камер, предусмотренных законом. Задержанные были помещены в чрезмерно переполненные камеры, в некоторых случаях на двух задержанных приходилась одна кровать в камере, они вынуждены были спать по очереди. Подозреваемые были задержаны во время поста Рамадан, все они постились, арест их был осуществлен ночью, в то время суток, когда они единственно могут принимать пищу, то есть до восхода солнца (предрассветная трапеза), но в камерах им отказывали в предоставлении пищи ночью. Системы кондиционирования в камерах были отключены, температурные условия внутри переполненных камер были невыносимы. Подозреваемые были лишены права на душ даже в самые жаркие дни. В камерах по ночам было включено освещение, выключать свет не позволялось, тем самым подозреваемых лишали права на отдых перед допросами. Предоставляемая пища была очень низкого качества. У задержанных, которые носили очки из-за слабости зрения, очки были отобраны. Личные вещи, которые были забраны при поступлении в камеру, вернули через некоторое время либо поврежденными, либо вернули частично. Подсудимые подвергались оскорблениям со стороны сотрудников следственных органов, которые постоянно называли задержанных «террористами».

− Условия содержания задержанных офицеров полиции, которые продолжают оставаться в камерах предварительного заключения в тюрьме Силиври, бесчеловечны и унижают человеческое достоинство. Без какого-либо основания к ним применяются усиленные меры безопасности. Задержанным незаконно отказано в общении с адвокатами, несмотря на то, что они находятся в камерах предварительного заключения. По закону, до доказательства их вины в суде, согласно презумпции невиновности, они не могут считаться виновными в чем-либо, но уже сейчас, будучи в КПЗ, их обязали носить на груди значки с надписью “осужденный…”. Рецептурные препараты некоторых задержанных, нуждающихся в лекарствах, были заменены на другие препараты без надлежащего медицинского обследования, задержанным выданы просроченные лекарства. Задержанным отказано в праве на стирку и доступ к прачечной. Задержанным в произвольном порядке отказывают в той или иной еде и напитках, например, подсудимые были лишены чая в течение трех месяцев. Ходатайства в канцелярию губернатора не фиксируются и не нумеруются в нарушение требования о том, что вся входящая-исходящая переписка должна быть датирована и пронумерована канцелярией губернатора при получении. Ходатайства задержанных либо игнорируются, либо, если и получают ответ, то безымянный, без указания имени и должности лица, выдавшего ответ. Письма, адресованные ответчикам за пределами тюрьмы, возвращаются с пометкой “адресат отказался получать”, тогда как адресаты, как выяснилось, вообще не знают о том, что эти письма приходили на их имя. Разрешение на свидания с родными в некоторых случаях не выдаются сроком до 6 месяцев, без объяснения причин. Семьи, прибывающие для посещения тюрем, вынуждены ждать часами, добиваясь встречи с задержанными, разговоры с родными во время свиданий, как стало ясно, нелегально записываются и впоследствии используются в качестве основания для запрета на дальнейшие посещения и свидания.

Читать следующий параграф «2.1.2. Арест и содержание под стражей Хидайета Караджа«.

Top