Эй, верующие, что такое «нефс-и левваме»?

Ахмет Туран Алкан

Краткий итог третьего срока правления ПСР (Партии справедливости и развития) следующий: эта организация свою естественную жизнь закончила; потеряв способность проведения реформ, которая стала причиной одобрения их электоратом, партия обрела характер секты, притесняющей других. Опыт управления государством, который оценивается во вес золота, партия растратила только для самосохранения.

Опасаясь лишиться власти, ПСР потеряла контроль. Превратив в партию не только бюрократию, но и государство, фактически, ПСР направилась в сторону однопартийного государства. Теперь, изменив систему, она пытается любой ценой остаться на плаву; в то время как в демократических режимах самым целесообразным путем является замена игроков, вместо изменения правил игры.

ПСР отравилась своими заслуженными успехами на выборах; поэтому оградила себя от легкости отдаления от власти хотя бы на один срок. Если бы они сумели хорошенько освоить вероятность отрыва от власти, а не от политики, то они могли бы преуспеть в еще лучшем развитии демократических стандартов; вместо этого, испортив демократические стандарты, они перешли к авторитарной модели одна партия -один лидер, тем самым перекрыв себе дорогу.

Третий срок прошел впустую и проблема уже в плоскости «государственного кризиса», это связано с системой. Получение этой группировкой визы на выборы для четвертого срока не делает их более почтительными и приверженными к требованиям демократической системы; наоборот, приведет их в более агрессивное, еще более авторитарное и бесконтрольное состояние. События ясно указывают на это.
Какой-нибудь фанатичный сторонник партии, прочитав эти строки, может подумать: «Этот человек хочет свергнуть наше правительство»; я не собираюсь исправлять его из-за его предположения. Только одно слово разницы: я думаю, что необходимо не «свергнуть», а «сменить» правительство, и всегда предпочитаю, чтобы изменения осуществились в соответствии с демократическими процедурами.

Здесь и заложена дилемма: ПСР опять является самым сильным кандидатом в предстоящих выборах. Если она даже и проиграет — что маловероятно — пока не наблюдается альтернативы власти, которая могла бы придти на их место. Сторонники правительства не могут понять, насколько соблазнительной и опьяняющей позицией является их приговоренность к победе; «приговорен к победе» — слишком изящное выражение; вернее было бы «проклят победой». Победить, в то время, когда еще вопли страдания витают в воздухе! Победа партии означает, однако, проигрыш демократической системы. Во всех сферах мы находимся в более отсталом состоянии, чем в 2011 году, и власть нам не предлагает другого выбора, кроме становления более авторитарной и управлять на основе своего настроения.

Те, кто у власти, могут думать, что наводнение, которое настигло их, смоет лишь их самих, и что последствия касаются только их; но они ведь тратят не только свой кредит; они лишают политической возможности любого гражданина или организацию, идентифицирующих себя как религиозных. Религиозный электорат вместо того, чтобы распознать такую вероятность, продолжает поддерживать партию в состоянии аффекта, похожего на мистический экстаз; для того, чтобы сохранить власть «религиозных», подвергают риску само присутствие в политике своих детей и внуков.

Я уже несколько месяцев пишу о том, что религиозно-консервативный тип партии вообще может потерять в средней и долгосрочной перспективе шансы на власть. Религиозно-демократическую политическую модель ПСР загубила своими руками, заложила ее будущее (в ломбарде). В ближайшей перспективе, даже у какого-нибудь нового формирования, вышедшего из этой партии, нет шансов в одиночку стать правящей партией; только краткосрочное коалиционное партнерство, наверное…

Такие, передаваемые из поколения в поколение возвышенные ценности религиозного человека, как честность, надежность, верность, сейчас валяются под ногами, словно мусор. Те, кто заказывает социальные исследования на разные темы, если проверят эту гипотезу, обнаружат страшное разрушение ценностей. Религиозность и мстительность стали одним и тем же! После этого, указывая на какой пример, мы сможем быть убедительными в том, что религиозные люди могут быть демократами?
Пришедшее с выборами, пусть с выборами и уйдет; религиозные политики же, пользуясь случаем, смело посмотрев в лицо себе и тому, что наделали, пусть вернутся к заводским настройкам и, открыв словарь, заново выучат значение нефс-и левваме (осуждающая себя душа); не только члены ПСР, но и все, кто считает себя религиозным!

Ахмет Туран Алкан

Top