Что такое «исламский мир», и каково его место в современном мире?

kuran-erdoğan

Журналист Интернет-издания TR724 Акиф Умут Аваз в свое статье рассуждает о современном исламском мире. Свое повествование он начинает с грустной картины, с которой мусульмане сталкиваются во время хаджа – ежегодного конгресса правоверных. Аваз пишет: «Те счастливые правоверные, кому Аллах дал возможность совершить этот обряд, находясь в хадже испытывают не только духовный подъем, но и весьма противоречивые чувства. Ведь благодаря паломникам, приехавшим со всех концов света, они могут, словно на подиуме, лицезреть весь исламский мир. Поэтому хадж является тем местом, в котором можно увидеть каким именно является исламский мир. Хотелось бы, чтобы каждый паломник возвращался домой, будучи счастливым от увиденного и радостным за состояние исламского мира. К сожалению, это не так. То, что люди видят и испытывают во время хаджа, в большей степени говорит об отсталости исламского мира, его невежестве, его обделенности универсальными цивилизационными ценностями и человечностью…».

Далее Аваз отмечает, что по факту положение дел в исламском мире, состоящем из 57 стран, в которых проживает 1,5 млрд. человек, гораздо хуже тех проявлений, с которыми можно столкнуться в хадже: «К сожалению, сегодня исламский мир стал синонимом отсталости, социальной несправедливости и связанной с ней коррупцией и нищетой, невежества и связанного с ним фанатизма, мазхабизма, радикализма, бесправия, диктатуры, репрессий, притеснений, войн и внутренних конфликтов, а также терроризма,  превратившегося в насилие ради насилия и т.д. К сожалению, именно исламский мир является основным поставщиком новостей о различных бесчеловечных событиях». Аваз полагает, что причина этого заключается в нравственной и человеческой деградации и призывает не обманываться многочисленными теориями заговора, имеющими хождение в исламском мире: «Никто не притесняет и не заставляет страдать мусульман больше, чем нравственно деградировавшие и сбившиеся с пути обладатели силы / власти, которые на словах называют себя мусульманами».

Аваз пишет, что подобные люди, для которых ислам является не более чем средством, наряду со своей деспотичностью крайне скупы на помощь тем, кто страдает от деспотии и насилия. «Именно поэтому, согласно данным ООН, исламский мир практически не принимает беженцев, а является источником вынужденной миграции. Вы не услышите ничего о богатых странах Персидского залива, принимающих мусульман, сбежавших от ужасов войны и притеснений, и выступающих для них в качестве надежного убежища. Нет сведений и о том, что мусульмане из кожи вон лезли бы для того, чтобы попасть в Саудовскую Аравию, Иран и иные мусульманские страны, которые якобы управляются по законам шариата».

Журналист подчеркивает, что объективные статистические показатели лишь подтверждают вышесказанное. Несмотря на то, что среди исламских стран есть довольно богатые, лишь 19 из них располагаются выше медианного показателя в Индексе человеческого развития ООН (0,682 балла), а в первые пять десятков стран входят лишь ОАЭ, Бруней, Катар и Бахрейн, обязанные своим богатством имеющимся на их территории природным ресурсам. Согласно данным Всемирного экономического форума, для стран исламского мира характерна «утечка мозгов»: из 38 проанализированных стран лишь 11 могут обеспечить своим талантливым гражданам достойные условия. С другой стороны, отмечает Аваз, если с точки зрения социально-экономического развития страны исламского мира занимают последние места в общемировом рейтинге, то с точки зрения прироста населения они уверенно лидируют, причем в особенности это касается наиболее бедных стран (например, суммарный коэффициент рождаемости в Нигерии, Афганистане и Сомали превышает среднемировой уровень почти в три раза, а аналогичные показатели еще 16 исламских стран превышают его вдвое).

Однако, по мнению Аваза, наиболее поразительными выглядят результаты исследования С. Рехмана и Х. Аскари, которые в 2010 году опубликовали Индекс экономической исламскости (Economic islamicity index). Ученые задались вопросом: «Насколько «исламскими» являются «исламские страны»?» и определили группу критериев, которые предписываются исламом в сфере экономических отношений. К ним были отнесены не только собственно исламские финансовые инструменты, но и такие компоненты, как справедливость налогообложения, верховенство закона, независимость судов, соблюдение прав человека, отношение к работникам, уровень образования, борьба с бедностью, высокий уровень нравственности и т.д. На основе сопоставления этих критериев с фактическими данными по разным странам был сформирован рейтинг «исламскости». Аваз пишет, что получившийся в результате рейтинг возглавили такие страны, как Новая Зеландия, Люксембург, Ирландия, а среди стран с преобладающим мусульманским населением вперед вырвалась Малазия, занявшая 38 место. Кувейт занял 48 место, Турция – 103 место, Саудовская Аравия – 131 место, Иран – 163 место, Афганистан – 169 место. Этот рейтинг, как считает Аваз, как нельзя лучше объясняет ту печальную ситуацию, в которой находится Турция, равно как и то, почему призыв Эрдогана уничтожить движение «Хизмет», борющееся с невежеством, бедностью и распрями, находит свой отклик преимущественно в странах исламского мира.

Далее Аваз приводит весьма уместное высказывание бывшего главы МДР Турции проф. Али Бардакоглу: «Насилие, террор и ненависть сегодня действительно присутствуют в исламском мире. Нам необходимо признать это. Ислам большое значение придает справедливости, поощряет заботу о бедных, однако в сегодняшнем исламском мире человеческие ценности находится в сильнейшем упадке… Если в социальной, экономической и политической сферах общества имеют место трещины и слабые места, если отсутствует равенство возможностей, то люди переносят свои проблемы в религиозную плоскость и конфликтуют на религиозной почве… Если не решать имеющиеся проблемы, то какой толк от повторения фразы «Ислам – это религия мира»?… Использование ислама в политических целях и в идеологической плоскости нанесло ему огромный вред».

Свою статью Аваз заканчивает следующим обращением: «Давайте, все же, продолжим говорить «Ислам – это религия мира», но, вместе с тем, не будем забывать и о необходимости задавать себе следующий вопрос: «Почему же исламский мир находиться в столь бедственном и плачевном состоянии?».

TR 724 Haber