Что наносит религии больший вред, её эксплуатация или умаление?

Dinin istismarı

Смотрел я [как-то] уличный репортаж. Человек, который протягивал микрофон случайным прохожим, задавал им следующий вопрос: «Если бы сегодня были выборы, за кого бы вы отдали свой голос?». Одни выражали свое мнение, говоря названия партий: «За эту партию, за ту партию», другие – поскольку в таких странах, как наша, партии не смогли обрести институциональную идентичность – отвечали, используя имена их лидеров. И среди этих ответов мое внимание привлекли не ответы в виде «За ПСР я однозначно голосовать не буду, не стану я ещё раз голосовать за Эрдогана, отдам свой голос за наиболее сильного по сравнению с ним кандидата», а следующий ответ: «Буду голосовать за того, кто не является верующим».

Удивился ли я? Нет, не удивился. В момент, когда я впервые от Хильми Явуза услышал фразу «Если ПСР – мусульмане, то я не мусульманин!», я предположил, что эта тема эволюционирует до этой точки и во многих своих публикациях это озвучивал. Но если вы спросите, был ли я потрясен, то да, был. Ибо давший этот ответ человек затем рассказал, что последние десять лет он не ходит даже на пятничные намазы, хотя до этого на них ходил. На вопрос репортера о причине этого он ответил так: «Мечети превратились в политическую площадку. Посредством проповедей из центра они занимаются провластной пропагандой».

Должно быть, этот человек устал от союза религии и политики, который доминирует в Турции последние 20 лет, и желает, чтобы религия никоим образом не была инструментом политики. И разве он не прав?

Этот ответ предоставил мне возможность изложить свою мысль, которую я давно уже хочу облечь в письменную форму. Мысль эта следующая: интересно, что наносит религии больший вред, её эксплуатация или умаление? Эксплуатация – это ровно то, чем сегодня занимается ПСР. Используя клише, которое я часто повторяю, [это] «Говорить как досточтимый Абу Бакр, а вести себя как Абу Джахль». Оставим политические митинги со Св. Кораном в руке и досточтимым Пророком на языке, [это] попытки скрыть своё воровство, коррупцию, ложь, неумение, преступления и контрабанду даже в михрабах мечетей. [Это] эксплуатация даже церемоний прощания с людьми, погибшими при исполнении служебных обязанностей. Полагаю, перечислять дальше нужды нет.

Что касается умаления, то это ментальность людей, которые не только сами не веруют, но и даже в культурном смысле не признают религию турецкого народа и религиозные ценности, их не уважают, и утверждают: «Если ты не веришь, не думаешь и не живешь, как я, то твое право на жизнь на этих землях ограничено». Вспомните то, что делали архитекторы [«постмодернистского» путча] 28 февраля, утверждая, что всё это будет продолжаться тысячу лет.

Для начала чётко сформулируем вот что: ни того, кто эксплуатирует религию, ни того, кто её умаляет и принижает, не печалит правильное понимание религии. Вы можете спросить, а то и засомневаться: «Понятно, что нет [такой печали] у тех, кто умаляет религию, но неужели нет её и у тех, кто религию эксплуатирует?». Отвечу максимально чётко: да, нет. Иначе бы они воплощали в жизнь те ценности, в которые верят. Иначе бы они не строили незаконные дворцы за счет того, что народ заработал в поте лица, не жили бы в роскоши и пышности. Иначе бы они не воровали и не брали взятки, а окажись в их числе люди, совершившие это, поступили бы в соответствие с высказыванием Пророка (с.а.с.), который сказал: «Если бы кражу совершила Фатима…». Иначе бы они не назначали послом человека, который насмехался над Св. Кораном, говоря «бакара-макара». Иначе бы они пусть одним словом, но возразили бы своему лидеру, заявившему: «Наша милость опередила наш гнев». Иначе бы они годами не занимались тем, чем занимались, ради того, чтобы не потерять кресла, в которые они сели для служения народу. Иначе бы… Я бы мог продолжить, но не буду, полагая, что моя мысль понятна.

Перейдём к вопросу о том, что наносит религии больший вред. По-моему, эксплуатация религии наносит её больше вреда, чем её умаление. Ибо в случае умаления религии верующие сплачивают свои ряды и начинают бороться для защиты ценностей, в которые они верят, но в случае эксплуатации религии такую же реакцию не демонстрируют. И более того, пытаются легитимизировать то, что делают [люди, эксплуатирующие религию,] посредством объяснений, [отсылающих к] шариатской хитрости, через истолкования и интерпретации. И делаются в этом отношении настолько бесстрашными и бессовестными, что могут даже утверждать: «Если это навредит власти, то говорить правду не дозволено». Естественно, что эти события, происходящие на глазах у народа, ошибки, которые совершаются глядя им в глаза, и упорство в этих ошибках вызывает у людей неприязнь к вере и религии. Данный процесс, начинающийся с дистанцирования от религии и религиозных людей, в конце концов доходит до полного отказа от религии и веры.

Поэтому я утверждаю, что предложение «Буду голосовать за того, кто не является верующим» следует рассматривать в этой плоскости в качестве некого стенания и протеста. Но никто не может гарантировать, что стенания и протест не дойдут до точки полного выхода из религии.

Ахмет Куруджан

TR724 (перевод приводится с сокращениями)