Что говорил Сулейман Демирель про ПСР и Джамаат?

Сулейман Демирель

Сулейман Демирель был последним живущим представителем своего поколения. И он ушел из этого бренного мира (17 июня 2015 года).

Он не был лишь политиком и государственным деятелем. Его именем назвали целую эпоху. Теперь эта эпоха завершилась. И она больше никогда не вернется. Невозможно рассуждать о турецкой политике в отрыве от имени Демиреля; без этого не получится ни писать, ни говорить о ней. Его политические авантюры начались в 1960-х гг. и продолжались до самой его смерти. У него не было своей политической партии, но прием гостей в своем доме, его выступления перед журналистами – все это также было политикой.

Демирель был известен в качестве прекрасного управленца. Прослыл «начальником воды». По указанию Джеляля Баяра взял на себя руководство Партией справедливости, и никогда не покидал этот пост. Правда, сам пост покидал его. Вернее, его снимали с поста вследствие военных переворотов. Но только ли военных переворотов? Вместе с политическими победами он пережил и проигрыши, и поражения. Знаменитыми стали его слова: «Я шесть раз уходил, семь раз возвращался». А теперь он ушел туда, откуда не возвращаются.

Его борьба поучительна…Он противостоял обстоятельствам, сумел преодолеть преграды. Каждый раз у него получалось выйти из самых сложных ситуаций. Его жизнь — это книга, каждая глава которой полна назиданий. Всю ее пересказать невозможно. В его политической жизни было так много переломных моментов… Если обратить внимание лишь на что-то одно, то другие останутся без внимания. 12 марта он ушел, надев свою знаменитую шляпу, но на этом все не закончилось – он не дал Фаруку Гюрлеру быть избранным в качестве президента.

12 сентября все произошло ровно по той же схеме… В результате военного переворота он был полностью вытеснен из политики. На его занятие политикой был наложен запрет. Он не сдался. Демирель вернулся сначала в качестве премьер-министра, а затем стал президентом – он умел добиваться реванша. Невозможно забыть инцидент «сорока одного». 41 депутат из его партии проголосовали против проекта бюджета. Правительство ушло в отставку. Родилась новая партия. Для каждого политика история жизни Демиреля сама по себе является важным уроком.

В отрыве от Демиреля сложно говорить не только о политической сфере, но и об истории Турецкой республики. Во время событий 28 февраля он был президентом. Он встал в оппозицию по отношению к коалиционному правительству Партии верного пути и Партии благоденствия – партий, с которыми он в свое время был тесно связан. Сотрудничал с военными. Его имидж демократа пострадал. Парламенту он предпочел Совет национальной безопасности. Он стал одним из организаторов переворота. Он заявил о необходимости сохранять идеалы современной и светской Турции. Его националистическая и консервативная политическая риторика кардинально поменялась. Он не сожалел о содеянном, не оправдывался тяжестью внешних обстоятельств и положительно оценивал события 28 февраля.

Тогда как во время этих событий он выражал чувства и настроения только одной стороны, не замечая и не слыша ту среду, из которой он вышел. Своего политического противника Месута Йылмаза он посадил в кресло премьер-министра. Обеспокоенные «Меморандумом 28 февраля», некоторые из его старых друзей лично встретились с Демирелем во дворце Чанкая. Я слышал об этой истории от одного из тех, кто присутствовал на той встрече. Я так и не смог об этом забыть.

Демирелю открытым текстом было сказано: «Господин президент, не делайте этого, наши друзья очень обеспокоены. Нам крайне сложно объяснить происходящее. Если так будет продолжаться, то молитвы за вас прекратятся…». От такого предупреждения Демирель расчувствовался. Не стал возражать, но в мягкой форме пояснил свою позицию. Он сказал: «Поймите же меня!». Подразумевая военных, он заявил: «У них очень плохие намерения. Я мелкими уступками пытаюсь спасти консервативные массы от большего вреда».

Хочу рассказать еще одну историю, услышанную мной из первых уст. Не буду ворошить прошлое, а расскажу недавний случай. Примерно год назад небольшая делегация посетила Демиреля в его доме. При обсуждении ситуации в стране, разговор зашел о ссоре ПСР с джамаатом. Его, как политика с большим опытом, спросили о том, что он думает по этому поводу.

Ответ Демиреля был таким: «Политик на самом деле слабый человек, но он выглядит сильным, поскольку говорит обо всем, что ему вздумается. От него всегда много шума. Ученый же – сильный человек. Однако, из-за того, что он не может говорить обо всем, что ему вздумается, он выглядит слабым. Ходжа-эфенди – ученый. Все эти поступки, и сказанные в его адрес слова нисколько не умаляют его авторитета. Тогда как авторитет, приобретенный в политике, заканчивается вместе с закатом политической карьеры. Последствия политических разрушений всегда временны. Вот увидите, скоро они оступятся и упадут».

Демирель подчеркнул, что не одобряет того, что делается против джаамата. Затем заговорил о турецких школах за рубежом: «Я, будучи и премьер-министром, и президентом, поставил свои подписи на пустых бланках писем и дал их тем, кто собирался открывать школы. Я им сказал: «Заполняйте эти бланки, как сочтете нужным». И я ни разу не пожалел о своем поступке. Если бы была возможность, то и сейчас я поступил бы ровно так же».

Мустафа Унал, Zaman

 

Top