Что будет, если критерии «фетометрии» применить к её разработчику?

Cihat_Yayci_Fetometre

В свое время мы уже писали о том, что для организации чисток в вооруженных силах Турции правящий режим использует (вероятно, в качестве ширмы для легализации данных, полученных незаконным путём) одиозную программу анализа под названием «FETÖMETRE», которая, как декларируется, использует целый ряд критериев для выявления военнослужащих, связанных с движением «Хизмет». А что будет, если указанные критерии применить к Джихату Яйджы, официальному разработчику этого чудо-оружия эрдогановского режима, используемого для того, чтобы денно и нощно бороться с «террористами» и «предателями»? Об этом рассказывает в своем материале турецкий журналист Адем Явуз Арслан.

Он обращает внимание на то, что бывший муж сестры Яйджы, офицер береговой охраны Хакан Устем, находится в настоящее время под стражей, будучи обвиняемым в том, что он участвовал в попытке государственного переворота 15 июля 2016 года. Учитывая критерии, связанные с существованием подобного родственника, а также факты имевших между ними денежных переводов, равно как ряд иных критериев, Яйджы набирает в программе «FETÖMETRE» 3,3 балла. При этом персонал вооруженных сил, который получает в программе от 3 до 4 баллов, подлежит рассмотрению на предмет отстранения от занимаемых должностей, а в соответствующие органы направляется заявление о преступлении.

Но это еще не всё, ведь за время службы Яйджы неоднократно пересекался с людьми, которые считаются связанными с движением «Хизмет», а проходя учебу в США, по свидетельству очевидцев, «при каждом удобном случае ездил в Пенсильванию». Более того, в ряде документов, например, экспертном докладе бригадного генерала Нерима Битлисоглу и списке, подготовленном командой Зеки Учока, Яйджы упоминается в качестве человека, связанного с «параллельным государством» / «джамаатом». Если учесть эти моменты, то в связанной с его именем программе анализа он получит уже 5,8 баллов!

Адем Явуз Арслан также приводит любопытные факты биографии Яйджы, свидетельствующие о том, что некая «невидимая рука» покровительствовала ему и расчищала перед ним путь. Есть среди них и таинственное самоубийство служившего под его началом Суата Чакыра в 2005 году, в причастности к которому его подозревали, и не нанесшие явного вреда его карьере конфликты с коллегами и генералитетом во время его работы в качестве военного атташе в посольстве Турции в России, и невозможный в обычных условиях иммунитет от уголовного преследования по делам, в которых его имя упоминалось в качестве человека, связанного с «джамаатом».

Отталкиваясь от подобных фактов, а также собственных слов Яйджы о том, что он «начал проводить работу по этой группе (движению «Хизмет» – прим. пер.) 7-8 лет назад с ведома первых лиц нашего государства», Адем Явуз Арслан высказывает предположение о том, что в свое время Джихат Яйджы по карьерным соображениям сблизился с движением «Хизмет», а затем в 2013 году, когда «ветер задул в другую сторону», переметнулся на сторону Эрдогана и его союзников из организации «Эргенекон», которые сочли его полезным.

Джихат Яйджы является наглядной иллюстрацией того, что «фетометрия» является удобным механизмом переформатирования турецкой армии под нужды правящего режима. Если военнослужащий турецкой армии хорошо знает английский язык (0,8 балла) и имеет опыт службы за пределами страны (0,2 балла), он уже попадает в сито расследования и становится «потенциальным террористом». Если же он относится к числу «нужных людей», то для него даже огромный балл помехой стать не может.