Чистки ускоряют радикальную исламизацию Турции

Aftermath of an attempted coup d'etat in Turkey

Турция расколота продолжающимся конфликтом между движением Гюлена, действующим на глобальном уровне, и все более исламизирующейся Партией справедливости и развития (ПСР), которая вот уже более десятилетия находится у власти. Наблюдателей, как в стране, так и за рубежом, поражает ожесточенность этого конфликта, который достиг новых высот после недавней попытки государственного переворота.

Вне всякого сомнения, произошедшая в середине июля попытка свергнуть законно избранное правительство полностью поменяла социальный и политический ландшафт в стране, причем не только для движения Гюлена, но и для самого турецкого правительства. Многие эксперты утверждают, что провалившийся путч, названный Эрдоганом «щедрым даром от Аллаха», позволит ему сосредоточить в своих руках контроль над армией, которая в свое время выступала «гарантом светского режима», и нейтрализовать любую критику в свой адрес посредством продолжающегося режима чрезвычайного положения. Идущие в стране чистки не оставляют сомнений в том, что турецкое правительство готово пойти на все, чтобы ликвидировать движение Гюлена.

Но за истребление движения Гюлена придется заплатить немалую цену, и этот процесс вызовет иные негативные социальные и политические последствия в Турции.

Доморощенная радикализация

Влияние начавшейся послепутчевой эпохи уже заметно во многих аспектах социальных и политических паттернов Турции.

Известно, что Турция в последние три года превратилась в пристанище для многих тысяч иностранных боевиков; еще одним маркером злокачественных изменений, происходящих в социальной ткани турецкого общества, является рост числа доморощенных исламистских радикалов. Главным последствием этих перемен стал урон, нанесенный традиционному и распространенному пониманию ислама в Турции, которое всегда сторонилось любых форм экстремизма.  В настоящее время эта умеренная трактовка ислама эволюционирует в новую форму политической идентичности, которая способна на насильственные действия в отношении любой социальной страты, не вписывающейся в установленные рамки турецкого национализма и исламизма.

Политические элиты, будь то исламистские или секуляристские, разжигают ненависть к Западу, используя в качестве топлива консервативный турецкий национализм, радикальную интерпретацию ислама или же их смесь. Многие политические обозреватели растерялись после того, как во время митинга в этом году президент Эрдоган во всеуслышание заявил: «Не думайте, что закончилась борьба между истиной и ложью, начавшаяся 1400 лет тому назад. Не думайте, что отказались от своих амбиций те, кто 1000 лет назад нацелил свои взоры на эти земли. Эта длительная борьба идет сейчас и будет продолжаться в будущем».

К сожалению, многие чиновники следуют этим же путем. Одним из них является турецкий министр экономики Нихат Зейбекчи, который назвал сторонников движения Гюлена предателями и заявил: «Эти предатели будут наказаны так, как того пожелает народ. Я не говорю о смертной казни, мы накажем их так, что они будут умолять прикончить их!».

По опыту известно, что после речей, разжигающих ненависть, начинаются действия. Как и в случае с движением Гюлена, политические элиты посредством лояльных СМИ увеличивают давление на умеренные религиозные общины, придерживающиеся миролюбивого понимания ислама, и стремятся вытеснить их за пределы публичной арены. Речь идет о тех общинах, которые удерживают общество от любых форм религиозного экстремизма. Использование драконовских мер для изгнания из публичного пространства этих долгое время существующих общин создает вакуум, который быстро заполняется целым рядом радикальных групп с крайне экстремистскими нарративами. Все это фактически расчищает путь для дальнейшей радикальной исламизации страны.

Одним из ярчайших примеров этого тренда является выступление имама [Метина Балканлыоглу]  на митинге, организованном рядом с резиденцией Эрдогана [в районе Кысыклы (г. Стамбул)]. Имам заявил: «Все захваченное у предателей стало собственностью нации. 15 их университетов ваши! Все их больницы ваши! Тысячи школ – ваши! Используйте их и наслаждайтесь ими!». Особое опасение вызывает тот факт, что объявив имущество движения Гюлена «трофеями», имам фактически назвал движение и его участников «не-мусульманами».

Подобная риторика не характерна для более традиционной умеренной формы ислама в Турции (поскольку существует религиозный запрет на ее использование), однако она крайне типична для радикальных исламистов и террористических групп, таких как «Аль-Каида» и ИГИЛ (запрещены в РФ – прим. пер.).

Подобные притязания и опасный тренд, которые они олицетворяют, могут оказать влияние на распространенный в Турции ислам только в случае получения институциональной и общественной поддержки.  Достоверно известно о том, что радикальные группы в Турции, в т.ч. ИГИЛ (запрещена в РФ – прим. пер.), имеют институциональную инфраструктуру, в которую входит целый ряд пропагандистских центров в разных городах Турции. Согласно данным исследования одного известного социологического центра, общественная поддержка ИГИЛ (запрещена в РФ – прим. пер.) достигла показателя в 19,7 процента, а 23,2 процента населения Турции симпатизирует деятельности этой террористической организации.

Возможно, эта исламистская радикализация частично задает вектор продолжающегося режима чрезвычайного положения. Постановление правительства о закрытии и захвате тысяч частных школ уже само по себе является значимым показателем изменений в социальной ткани Турции. Вызывает озабоченность и то, что  многие из экспроприированных после переворота частных школ  в настоящее время находятся на стадии превращения в религиозные учебные заведения (лицеи имам-хатипов).

Несмотря на то, что вопрос о глубине радикальной исламизации в Турции может быть предметом для дискуссий в среде наблюдателей, недавние тенденции показывают, что Турция, как единственный член НАТО, население которого в большинстве своем исповедует ислам, становится все более открытой для дальнейшей радикализации. А это таит в себе серьезные угрозы для светских и демократических характеристик этой страны.

Эбубекир Ышык 

huffingtonpost

Top