Был ли Пророк неграмотным? (часть 7)

ummi-peygamber-7

Предыдущие части доступны по следующим ссылкам: Часть 1 Часть 2 Часть 3 Часть 4 Часть 5 Часть 6

[Далее рассмотрим еще один довод сторонников точки зрения о неграмотности Пророка (с.а.с.) –] сообщение о том, что при заключении Худайбийского соглашения Пророк (с.а.с.) попросил у Али показать ему слова «Мухаммед, Посланник Аллаха» для того, чтобы их стереть. Это событие произошло во время письменной фиксации соглашения с мекканскими многобожниками. Записывал текст соглашения Али (р.а.). Многобожники выдвинули возражения против двух фраз в преамбуле соглашения. Во-первых, они настаивали на том, чтобы из текста была стерта фраза «Во имя Аллаха, Милостивого, Милосердного» и вместо нее использована известная в эпоху невежества формула «С именем Твоим, о Аллах!». Пророк (с.а.с.) принял это возражение, которое по своему смыслу и содержанию не противоречило исламскому вероучению.

Во-вторых, они возражали против слов «Мухаммед, Посланник Аллаха», заявив: «Если бы мы признавали тебя Посланником Аллаха, то не препятствовали бы тебе в посещении Каабы. Напишите, “Мухаммед, сын Абдуллаха”». Пророк (с.а.с.) принял это возражение, однако Али (р.а.), будучи писцом соглашения, отказался стереть эту фразу. Пророк (с.а.с.) не стал проблематизировать ни возражения многобожников, ни отказ Али (р.а.), а попросил последнего указать на то место, где было написано «Мухаммед, Посланник Аллаха», сам стер эту фразу, после чего слова «Мухаммед, сын Абдуллаха»…

Я специально оставил это предложение незавершённым. Возможными являются несколько вариантов его окончания. Первый: «были написаны им собственноручно». Второй: «были внесены в текст». Третий: «были написаны рукой писца соглашения Али (р.а.) несмотря на его несогласие». Начнем с третьего варианта: Али (р.а.) отказался стирать слова «Мухаммед, Посланник Аллаха», на чём настаивали многобожники, причём несмотря на наставление или повеление Пророка (с.а.с). В таком случае невозможно представить себе, чтобы он написал фразу «Мухаммед, сын Абдуллаха». Собственно говоря, нет и сообщений о том, что эти слова были написаны им. Второй вариант возможен, но кто тогда внес эти слова в текст соглашения? А ведь нет и сообщений о том, что кто-то занял место Али (р.а.) в качестве писца соглашения. В случае же с первым вариантом возникает вопрос: как же эту фразу смог написать неграмотный человек, который просил показать ему то место, где написано “Мухаммед, Посланник Аллаха”?

В подробно повествующей о заключении Худайбийского перемирия версии хадиса, которая приводится в своде хадисов имама аль-Бухари, указывается, что фразу «Мухаммед, сын Абдуллаха» в текст соглашения вписал лично Пророк (с.а.с.): «Тогда Посланник Аллаха (с.а.с.) сам взял эту бумагу и написал: “Вот о чём условился Мухаммед, сын Абдуллаха…”» (аль-Бухари, 2699).

Смысл этих слов более чем ясен: фразу «Мухаммед, сын Абдуллаха» написал сам Пророк (с.а.с.). Ни свидетели этого события, не ранние комментаторы не считали это чем-то странным и не высказывали каких-то противоположных суждений, хотя в последующие эпохи эта тема стала предметом различных интерпретаций.

Каких именно? Первая интерпретация: слово «написал» трактовалось как «велел написать» (по аналогии с тем, что слова «Пророк написал письмо негусу» означают, что он надиктовал его своим писцам). Вторая интерпретация: слова «Мухаммед, сын Абдуллаха» были написаны самим Пророком, и то, что это смог сделать неграмотный человек, является чудом.

Лично я нахожу эти и похожие объяснения весьма натужными. Обе интерпретации имеют следы предубежденности (или, если хотите, уверенности) в том, что Пророк (с.а.с.) был неграмотным. Вторую же интерпретацию я вообще рассматриваю как показатель того, что сакрализация не знает меры.

[При этом] можно сказать и следующее: тот факт, что Пророк (с.а.с.) написал фразу «Мухаммед, сын Абдуллаха» не означает, что он умел читать и писать. Разве такой умный человек, как Пророк (с.а.с.), не мог знать написание этих слов – своего имени и имени своего отца? Конечно же, мог!

Здесь уместно будет вкратце коснуться еще одного сообщения, которое известно практически всем знатокам исламской истории. Будучи при смерти, Пророк (с.а.с.) сказал: «Принесите мне принадлежности для письма, и я напишу для вас то, благодаря чему вы не собьётесь с правильного пути после меня». После этих слов присутствовавшие при этом люди стали спорить друг с другом (одни не желали его беспокоить на фоне усилившихся болей, считая, что мусульманам достаточно Книги Аллаха, другие же хотели, чтобы он составил подобное завещание), и тогда Пророк (с.а.с.) велел им оставить его.

С точки зрения нашей темы мы видим, что спор среди присутствовавших был не о том, умеет ли Пророк (с.а.с.) писать или нет, а о том, уместно ли его утруждать в таком состоянии или – если взглянуть с другой точки зрения – необходимо ли вообще подобное завещание.

В качестве довода в пользу неграмотности Пророка (с.а.с.) приводится и следующий хадис, связанный с лицезрением молодого месяца и вычислением дат начала месяцев [лунного календаря]: «Поистине, мы − община умми, не пишем и не считаем» (аль-Бухари, 1913). Очевидно, [во-первых,] что слова «не пишем и не считаем» являются устойчивым выражением. Во-вторых, явный смысл этих слов не отражает существовавшие тогда реалии. Да, в тогдашнем арабском обществе, которое было умми из-за того, что у них не было Священных писаний и пророков, которые были у людей Писания, уровень грамотности в целом был низким, но это не означает, что арабы вообще не умели читать и считать. В Мекке, которая располагалась на перекрестке торгового пути из Йемена в Шам, жило множество торговцев, а в самом городе и его окрестностях в различные дни года устраивались торговые ярмарки. Аяты Св. Корана, связанные с наследством, от начала и до конца связаны со счётом и письмом. Именно это я имел в виду, говоря, что явный смысл указанных слов не отражает существовавшие тогда реалии. С этой точки зрения, учитывая, что сказанное Пророком (с.а.с.) было ответом на вопрос, касающийся длительности месяцев (29 или 30 дней), нет никакой рациональной основы у выстраивания связи между словами «мы − община умми» и «не пишем и не считаем», и последующего позиционирования всего этого как доказательства неграмотности Пророка (с.а.с.).

Связано это может быть вот как: в те времена существовала практика наси, которую можно охарактеризовать как «откладывание» месяцев или изменение их начала или окончания. Причиной этого было желание вести военные действия в те месяцы, в которые они были запретными согласно всеобщим договоренностям; возможно, существовали и иные причины. Указанная практика была запрещена [кораническим аятом] лишь в 10-м году по хиджре, поэтому в те времена, когда она была распространенной, в головах людей могла быть неразбериха касательно начала или окончания месяцев. В подобных ситуациях арабы обращались к прорицателям и действовали сообразно их мнениям. Возможно в одном из таких случаев Пророк (с.а.с.) заявил о том, что нет нужды обращаться к прорицателям, [ведь] в лунном календаре длительность месяцев составляет 29 или 30 дней, и исходя из этого можно определять дату их начала и окончания.

Из-за практики наси в мусульманском научном мире существует серьезная проблема с определением дат событий, о которых говорится в жизнеописании Пророка (с.а.с.). Выражаясь иначе, указанная практика является основной причиной отсутствия консенсуса по датировке имевших место событий. Желающих получить более подробные сведения по теме я отсылаю к книге Мехмета Апайдына «Siyer Kronolojisi». Эта опубликованная в 2018 году и являющаяся итогом длительного исследования работа вносит весьма значимый вклад в датировку событий из биографии Посланника Аллаха (с.а.с.).

Продолжение следует

Ахмет Куруджан

TR724 (перевод приводится с сокращениями)

Top