Божья милость и ожидание Его кары (часть 1)

руки

Учитель Кашиф был легендарным преподавателем английского языка. Я знавал его лично. В свое время он преподавал английский язык офицерам Вооруженных сил Турции, а после выхода на пенсию в 1980-х годах давал уроки английского языка в Колледже Фатиха, расположенном в стамбульском районе Чаршамба.

Его воспоминания я излагаю со слов Ахмет-бея Кырмыча, который долгие годы был его учеником.

Учитель Кашиф был офицером, который не пропускал намазы и в свободное время в обязательном порядке читал Коран. Однажды, когда он читал Коран, в комнату вошел капитан. Далее история с его слов:

«Я хорошо его знал – он был военнослужащим, который неуважительно относился к религии. Когда он вошел внутрь, в его руках была бутылка пива. Увидев, что я читаю Коран, он в ярости набросился на меня. Со словами: «Кашиф! Опять ты читаешь эти небылицы?!», он выхватил Коран у меня из рук и, бросив его на пол, начал поливать пивом из бутылки. Я был в шоке. Коран, к которому я не притрагивался без омовения и держал выше груди во время чтения, лежал на полу. Мои руки и ноги онемели, сил не было подняться на ноги. Я все ждал, что этого капитана тотчас же поразит Божья кара. Я нисколько в этом не сомневался. Но, несмотря на то, что он самыми последними словами насмехался над Кораном, ничего не случилось. В последующие дни я все время наблюдал за этим капитаном. Я все ждал, когда же его настигнет кара, когда же он провалится сквозь землю. Дни шли за днями, но с ним так ничего и не произошло. Тут у меня возникли сомнения и я начал думать: «А не зря ли я совершаю намаз и читаю Коран?». После нескольких месяцев мысленных терзаний я прекратил совершать намаз. Затем меня перевели  в другую часть. Я забыл об этом инциденте.

Прошло несколько лет. Я готовился к свадьбе. Вместе со своей невестой я отправился в район Бейоглу для покупки свадебных принадлежностей. Пока мы разглядывали витрины, ко мне приблизился перепачканный, одетый в рваньё нищий с отросшей и слипшейся от грязи бородой. Я удивился, когда он обратился ко мне по имени: «Кашиф, пожалуйста, подай мне на хлеб!». В ответ на мой недоумевающий взгляд, он сказал: «Ты что, не узнал меня? Я капитан Хасан!», и я испытал сильнейший в своей жизни шок. Перед моими глазами вновь возник тот случай. Стоявший передо мной нищий когда-то был моим командиром. Годы назад он облил Священный Коран пивом и негативно повлиял на мое отношение к религии. Теперь же он был живой иллюстрацией Божьей кары и просил меня о помощи. Я тотчас же дал ему довольно значительную сумму и повернулся к своей невесте, сказав ей: «Сегодня я нахожусь в состоянии сильнейшего шока. Езжай к своим родителям, я приеду и все тебе объясню». Сам же я поспешил в находящуюся в районе Бейоглу мечеть Ага. Я тщательно совершил омовение – омовение, во время которого текущие из моих глаз слезы смешивались с водой из крана. Плача и дрожа, я совершал намаз и благодарил Аллаха за то, что вновь обрел веру, говоря: «О Аллах! Ты существуешь, равно как существует Твоя Божественная справедливость! Хвала Тебе за то, что я вновь нашел Тебя!».

На этом рассказ учителя Кашифа заканчивается. Сам он скончался в 2007 году в возрасте 83 лет. Да пребудет с ним милость Аллаха и да наградит Он его Раем!

Нельзя делать выводы на основании отдельного события. Однако я посчитал правильным использовать этот рассказ в качестве преамбулы к тому, о чем планирую рассказать.

Вопрос такой: «Является ли этот мир местом наказания?». Иначе говоря, в этом ли мире настигает наказание тех, кто совершает зло?

Этот мир является местом испытаний. Поэтому неправильно в процессе испытания ожидать «подсказок» от Аллаха, ведь в таком случае теряется смысл испытания. Однако если Господь пожелает, то Он, как «устроитель испытания», может дать «подсказку». Собственно, это уже нельзя будет назвать «подсказкой».

Зло не останется безнаказанным. Это может произойти и в этом мире, и в будущей жизни. Злодеи нигде не смогут скрыться от Божьей кары. Не нам решать, когда и где злодеев настигнет наказание.

Один из заключенных, не выдержав гнета гитлеровского режима, вырезал на нарах концентрационного лагеря следующую надпись: «Если Бог есть, то ему придется умолять меня о прощении». Другой спрашивал себя: «Почему же зло всегда побеждает?». Еще один, увидев как еврейских женщин и детей отправляют на смерть, заявил: «Я больше не верю в Бога!».

«Воистину, человек тороплив» (17:11). Да, мы очень торопливы. Мы хотим, чтобы злодеи сразу же были наказаны, а невинные люди в одночасье вышли победителями, чтобы хорошие люди спаслись, а плохие – отправились куда подальше.

Если бы всё ограничивалось лишь этой жизнью, если бы не было загробной жизни, то мы, возможно, имели бы право так думать. Но это не так. Этот мир является местом подготовки к вечной жизни.

Мы должны понимать, что Аллах является Наисправедливейшим, равно как Милостивым и Милосердным. Мы смотрим на внешнюю сторону событий и размышляем поверхностно. Место, куда отправятся злодеи, известно. Однако если в результате злодеяний притесняемые удостаиваются Рая, то разве не следует рассматривать все это не через призму нашего бренного мира, а с точки зрения вечной загробной жизни?

Не подумайте, что я все упрощаю и считаю страдания притесняемых несущественными. Я верю в то, что Наимилостивейший Аллах наряду с трудностями создает и легкости, а наряду с горестями – радости. Одно дело – это плакать из-за страданий людей и молить Господа об их прекращении, и совершенно другое – не смотреть на горестные события через призму «этого мира как пашни загробной жизни» и сомневаться в Божьей милости или Его каре, которая ждет притеснителей.

Продолжение следует

Вейсель Айхан

Сокращенный перевод по материалам TR724

Top