Борец с движением «Хизмет», которого использовали, а затем выкинули

Kamil Erkut Gure

Недавно в возрасте 55 лет от инфаркта скончался республиканский прокурор Камиль Эркут Гюре. История последних лет жизни и последующей смерти этого пламенного борца с FETÖ весьма иллюстративна в плане того, что то и дело происходит с винтиками эрдогановского режима, чей «срок службы» истёк.

Звездный час прокурора Гюре пришелся на период, последовавший за антикоррупционными операциями 17-25 декабря 2013 года. После того, как судей и прокуроров, обвиняемых в связях с «параллельным образованием», начали отстранять от занимаемых должностей, двери для прокурора Гюре и его товарищей оказались раскрытыми настежь.

Особо лютовать наш герой стал после июльского путча 2016 года, будучи словно дубиной в руках тех, кто продвинул его наверх. Буквально за день до указанных событий его назначили в Республиканскую прокуратуру Диярбакыра, где по его словам насчитывалось лишь 13 судей и прокуроров, не являющихся «террористами», и в ночь переворота он велел запереть входную дверь жилого здания, в котором жили работники судебной системы, приказав открывать огонь на поражение по тем, кто захочет выйти. На следующей день он отправил за решетку десятки судей и прокуроров, которые, по его мнению, были связаны с движением «Хизмет». Кроме чисток в отношении лиц, подозреваемых в связях с движением, Гюре приложил руку и к аресту целого ряда курдских политиков, в том числе Селахаттина Демирташа. Затем его назначили в Измир, где он вновь продолжил творить беззакония в отношении движения Гюлена. Самопровозглашенный «эксперт по FETÖ» словно стремился превзойти себя, возбуждая всё новые и новые дела.

Свою карьеру Гюре хотел завершить в качестве члена Высшего кассационного суда, но он, очевидно, позабыл о том, что у всех, кого используют, есть некий «срок службы». Cовет судей и прокуроров (HSK), который в свое время сделал его главным прокурором сначала Диярбакыра, а затем Измира, в один день резко отстранил Гюре от занимаемой должности в рамках т.н. «дела о звонках из телефонов-автоматов». Таким образом, этот борец с движением Гюлена оказался не у дел по подозрению в связях с движением Гюлена. Гюре оспорил своё отстранение и спустя месяцы добился своего, однако получил он должность более низкого ранга, да и коллеги от него дистанцировались, поскольку он успел побывать подозреваемым по указанному уголовному делу.

Эта ситуация сильно его подкосила. Он постоянно говорил близким, что не заслужил такой участи, и жаловался на одиночество. При этом Гюре в свое время обрёк на одиночество тысячи людей, которых объявил террористами и отправил в тюрьмы. После смерти Гюре другой «эксперт по FETÖ» Барыш Пехливан написал, что тот не выдержал предательства судейского сообщества. А ведь произошло с ним ровно то, о чём предупреждал Дантон – революция, в которой Гюре принял активное участие, сожрала очередного своего ребенка. Гюре многие годы размахивал мечом над невинными, но однажды тот же самый меч обрушился на его голову.

По материалам TR724